Поиск

Юмор

Мужик в лесу во время охоты разбудил медведя. Медведь вылез из берлоги - злой-презлой и пошел на мужика. Тот перепугался, видит - конец ему пришел. И взмолился:
- Господи! Я, конечно, всю жизнь был атеистом и вряд ли смогу теперь стать христианином. Но сделай, пожалуйста, христианином медведя!
Вдруг медведь остановился, молитвенно сложил руки и возвел глаза к небу:
- Спасибо, Господи, за то, что ты послал мне сегодня ужин.

Реклама

Календарь

<< < Июль 2020> >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Поможем



Божий Инок - В воле Божией жить – самое спасительное

1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Содержание материала





В воле Божией жить самое спасительное


В безыскусственности и простоте общения с отцом
Иоанном и с братией проступали укоренившиеся
с давних пор монастырские традиции. То, что
в монастыре никогда не прерывалось молитвенное
служение, создавало в нем особую атмосферу.


В августе 1988 года наместник монастыря архимандрит Гавриил (Стеблюченко)[103] был хиротонисан во епископа, а в монастырь по благословению Святейшего Патриарха Пимена приехал после завершения командировки в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Павел (Пономарев)[104]. Ему надлежало стать наместником Псково-Печерского монастыря.

Только четыре года привел Господь потрудиться в обители архимандриту Павлу, но лето мало, лето долго, говорит пословица. Монастырь отцу Павлу пришелся по сердцу, и монастырю полюбился деятельный и рассудительный новый наместник.

Позднее архиепископ Павел (Пономарев) вспоминал: «Я благодарю Бога за Его неизреченную милость ко мне, за возможность пожить и потрудиться в монастыре, где подвизались, подвизаются и теперь в братии небесного Псково-Печерского монастыря многие угодники Божии. Они не покинули его и по кончине своей и продолжают в живой тишине Богом зданных пещер[105] вещать чуткому слуху Божии тайны, прокладывающие и в современной жизни путь в Царство Небесное.

Я впервые приехал в обитель с указом о почислении меня в братию монастыря. Моя келья оказалась рядом с кельей отца Иоанна.

Я с ним тут же и познакомился. В безыскусственности и простоте общения с отцом Иоанном и с братией проступали укоренившиеся с давних пор монастырские традиции. То, что в монастыре не прерывалось молитвенное служение за всю историю его существования, создавало в нем особую атмосферу. Да и приехавшие и поселившиеся в нем валаамские монахи-подвижники принесли с собой живые традиции старого русского монашества.

Отец Иоанн ввел меня в свою келью и в непринужденном дружеском разговоре познакомил с распорядком монастырской жизни, где и когда совершаются службы и какие святыни находятся в каждом из храмов. Так началось мое общение с отцом Иоанном. На следующий день я уже служил свою первую Божественную литургию в Никольском храме.

Меня поразило, что в простой будничный день за ранней литургией храм был переполнен. В конце службы я совершил отпуст и вышел с крестом, но народ стоял как вкопанный, и ко кресту никто не подходил. На меня были устремлены вопрошающие глаза богомольцев. Они жаждали живого Божьего слова. Такого отношения к проповеди я еще не встречал. Надолго я запомнил безмолвную просьбу этих глаз и понял, что ни одна служба не должна быть без проповеди. Я обратился к людям с простым приветствием и кратким наставлением. После службы отец Иоанн поблагодарил меня за слово и подтвердил, что слово Божие надо нести всегда, когда есть возможность говорить.

Келья старца, его сердце были открыты для меня в любое время. Он терпеливо выслушивал меня, давал советы, щедро делился своим богатым жизненным и духовным опытом.

27 августа Собором старцев я был избран наместником монастыря. Дел в обители было много. Поэтому я часто нарушал покой старца, обращаясь к нему за советом. При этом я заметил, что отец Иоанн обладал особым качеством: он никогда не прерывал собеседника. При первой встрече меня это смутило. Я ему говорю, говорю, а он все молчит и молчит. В сердце закопошилось беспокойство: может, он меня не слышит, не хочет слышать или считает, что я говорю не по делу. Но как только я высказал все, что хотел, отец Иоанн начал отвечать с первого вопроса и до последнего. Он даже не нарушал их последовательности, как будто они были у него записаны. Позднее я много раз и при разных обстоятельствах видел эту особенность в отце Иоанне. Думаю, что это дар Божий – это память сердца, распространявшаяся и на большое, и на малое.

С большим волнением служил я первую литургию начальствующим. Сослужили мне маститые старцы-архимандриты: Иоанн, Александр, Нафанаил[106], Антипа[107]. Я предложил отцу Иоанну возглавить литургию, но он взял меня за руки и остановил: «Что Вы, что Вы, Вы теперь отец наместник – вставайте и, не волнуясь, служите». Он поставил меня перед престолом, а сам встал справа.

Отец Иоанн, искренний молитвенник, оказывал мне не только молитвенную и духовную поддержку, но и административную. Мы все видели в нем духоносного старца, и авторитет его был непререкаем.

В монастыре все делается по благословению наместника, а если он в отъезде, благословляет старший архимандрит. Старшим был отец Иоанн. И вот молодые иеромонахи и послушники стали обращаться за благословением на свои дела прямо к отцу Иоанну, обходя меня, как нового человека в обители. Отец Иоанн сразу пресек подобную практику вопросом:

– А отец наместник вас благословил?

– Да что там наместник, Вы старец, Вы духовник, Вы и благословите.

И тут отец Иоанн преподал молодежи урок монашеского послушания и дисциплины:

– Вначале идите к наместнику, если он вас благословит, то можете и ко мне прийти, и я помолюсь. Но если наместник не благословит, то я вас тоже не смогу благословить.

Такое отношение отца Иоанна было чрезвычайно важно для меня как наместника и для правильного воспитания насельников и трудников.

В 1988 году Собор старцев принял решение о постройке на Святой горке деревянного храма в честь Собора Псково-Печерских святых[108]. Поскольку храм было решено построить на месте старой часовни, то за разрешением в соответствующие органы мы не обратились. Осенью приступили к работе. В середине декабря, когда сруб храма поднялся на полтора метра, мне позвонил уполномоченный. Он сообщил, что в Псков прибывает делегация из Москвы. Ей надо показать монастырь и Святую горку. Я понял, в чем дело. Позвав послушника-экскурсовода, дал задание подольше показывать гостям пещеры в надежде, что на Святую горку у них не останется времени.

Комиссия прибыла. Погода была прекрасная. Яркое солнце играло на чистом белом снегу, легкий морозец пощипывал щеки. С гостями мы встретились на Успенской площади. Я представил им экскурсовода и сказал, что он покажет им монастырь и пещеры, а потом «милости просим» ко мне в покои на обед. Но глава делегации сразу категорически отверг мой план, сказав, что в пещерах он уже был, а интересует его наша библиотека и Святая горка.

Для меня ситуация прояснилась мгновенно: в библиотеке шел внутренний капитальный ремонт, а на горке строился храм – и все без согласования. Дав экскурсоводу соответствующее благословение, я направился в келью к отцу Иоанну. Он вышел ко мне сразу, и я вкратце рассказал о возникшей ситуации: «Комиссия, конечно же, приехала целенаправленно по доносу на нас. Прошу святых молитв». Отец Иоанн тут же надел епитрахиль. От него я прошел к эконому дать необходимые распоряжения.

Минут через двадцать, выйдя из братского корпуса, я остолбенел. И следа не осталось от яркого зимнего дня: небо заволокло тучами, и повалил такой снег, что в десяти метрах ничего не было видно.

Едва я дошел до наместничьих покоев, как раздался звонок, и в прихожей, ругая погоду и псковский климат, появилась комиссия. Обед был готов, стол накрыт.

После закусок все обратили внимание, что за окном просветлело, а еще через несколько минут засияло солнце. Опять пошел разговор о причудах псковского климата. Я предложил гостям вновь пойти на Святую горку, по их словам, они ничего не успели осмотреть – снег забивал глаза. Но они категорически отказались: за столом было теплее.

В беседе за обедом выяснилось, что они приехали по поводу жалобы о несанкционированном строительстве. Я спокойно объяснил суть дела, и вопрос был закрыт. В отношении библиотеки все обошлось еще проще: внутренние работы не наносили вреда памятнику.

Шел 1989 год. Наблюдая, что в монастырь на службы приводят много детей, я начал думать, чем мы, монахи, можем помочь в их воспитании. Долгие монастырские службы для них утомительны, надо бы начинать их воцерковление согласно детскому восприятию. «Не открыть ли в обители воскресную школу, чтобы учить детей Закону Божию?» – раздумывал я. Когда решимость на это дело во мне созрела, я обратился за советом к отцу Иоанну. Он задумался, потом, испытующе глядя на меня, произнес: «А Вы не боитесь? Вас за это могут взгреть, а могут и выгнать».

Я высказал ему свои доводы в защиту этой идеи. «Надо все хорошо взвесить, подумать, а наипаче помолиться», – ответил отец Иоанн.

Мне было ясно, что он переживал за меня. Это было еще советское время, и за такие дела можно было серьезно поплатиться. После полиелея отец Иоанн подошел ко мне: «Отец наместник, предложение Ваше насколько полезное, настолько же и опасное. Сделаем так: Вы и я сегодня ночью помолимся, завтра послужим Божественную литургию и причастимся Святых Христовых Таин, и я скажу Вам свое мнение».

На следующий день после литургии, как всегда после причастия вдохновленный, отец Иоанн твердо произнес: «На открытие воскресной школы для детей есть Божие благословение. Все у нас будет хорошо».

Через неделю в Сретенском храме в монастыре состоялось первое занятие с детьми.

Позднее разговор с уполномоченным Совета по делам религий по поводу открытия воскресной школы состоялся, но проблем не возникло. По моему глубокому убеждению, все это прошло мирно по молитвам отца Иоанна.

В 1990 году в одной из бесед отец Иоанн поделился со мной своими переживаниями. В Пскове на покое жил митрополит Иоанн (Разумов). Он более 30 лет управлял Псковской епархией, а отец Иоанн был знаком с ним с 1946 года. Батюшка с большим благоговением относился к митрополиту. Но вот на исходе жизни пришло к иерарху-монаху искушение – обида на собрата, да еще совсем невиновного. На Псковщину был назначен новый архиерей, а владыку Иоанна по болезням и по возрасту почислили на покой. Обида возмутила душу архипастыря, и была она настолько серьезной, что он стал избегать любой встречи с вновь назначенным архиереем. И это искушение иерарха болью отзывалась в сердце отца Иоанна. А болезнь тем временем совсем изнурила митрополита, но он не умирал. Батюшка же сетовал мне, что, видимо, Господь не принимает болящего из-за его обиды. Этот разговор происходил незадолго до Рождества. И я предложил отцу Иоанну поехать к митрополиту, чтобы поздравить его с праздником и попытаться примирить архипастырей. Отец Иоанн с радостью принял мое предложение.

На третий день Рождества, согласовав наш замысел с архиепископом Владимиром (Котляровым), мы отправились к митрополиту Иоанну. Владыка был совсем слаб, но нас узнал и обрадовался. Поздравляя его, отец Иоанн сказал ему о своей скорби. И вдруг к общей радости митрополит согласился принять архиепископа. Произошло долгожданное вымоленное примирение. Братское целование и краткий, но теплый разговор положили конец тяжелому вражескому искушению.

Через три дня владыка митрополит мирно отошел ко Господу.

Молитвы отца Иоанна не дали врагу запнуть на исходе из жизни дорогого ему человека, всю жизнь с юности отдавшего служению Богу и Церкви.

В монастыре в праздничные дни совершается чин о Панагии[109]. В течение всего моего пребывания в монастыре я отдавал наместничью часть панагии отцу Иоанну. К нему приезжало много паломников, и он всегда был рад кого-то благословить этой святыней. В середине февраля 1992 года меня вызвали в Патриархию по церковным делам. Накануне поездки в воскресный день я по обычаю отдаю свою часть панагии отцу Иоанну, а он ее не берет. Я пытался настоять на своем, но батюшка категорично отстранил мой дар со словами: «Вы едете в Москву, и панагия Вам пригодится». После трапезы в своей келье отец Иоанн благословлял меня в дорогу, как всегда прочитал молитву о путешествующих, помазал меня елеем, покропил святой водой. И в напутствие стал говорить мне, что все в Церкви делается по благословению и за послушание:

«Все, что Вам будет поручать священноначалие, принимайте без рассуждения. В воле Божией жить – самое спасительное».

Прощаясь с отцом Иоанном, я опять попытался отдать ему панагию. Он взял ее в руки, подержал, и я понял по его виду, что он сосредоточенно молится. Но он опять возвратил мне панагию со словами: «Отец наместник, я все время брал от Вас панагию с благодарностью, но на этот раз панагия Ваша. Да-да, теперь она Ваша. Не отказывайтесь. В этот раз панагия Ваша». Видя настойчивость старца, я благоговейно принял от него дар. А на следующий день на приеме в Патриархии я узнал, что мне готовят там архиерейскую панагию. Так из рук старца я принял первую панагию, прикровенно известившую о готовящейся перемене в моей жизни.

Всего три с половиной года я пробыл рядом со старцем, но в сердце моем он поселился до конца моих дней, вложив туда свою душу».

Добавить комментарий

Просьба - придерживаться рамок приличия.
Реклама - удаляется.

Комментарии  

 
#2 kagjdpkcp 18.01.2020 15:44
Супер давно искал
Цитировать
 
 
#1 Елена 24.08.2017 12:17
Спаси Господи! Как бальзам на израненную, больную душу
Цитировать
 

Сегодня по календарю


12 июля

1790 г. Французское Учредительное собрание отделило церковь Франции от Рима и причислили священников к гражданским служащим.
1917 г. Во время 1-й мировой войны в ходе Ипрского сражения германская армия впервые применила в качестве боевого отравляющего вещества горчичный газ, который по месту боев получил название иприт.
1943 г. Возле станции Прохоровка (недалеко от Белгорода) произошло крупнейшее в мировой истории танковое сражение. С советской и германской сторон в нем принимало участие до 1200 танков и САУ.
1988 г. В СССР запущена Автоматическая межпланетная станция «Фобос-2».

Родились:
1884 г. Амедео Модильяни, итальянский художник и скульптор.
1894 г. Юрий Александрович Завадский - главный режиссер Театра им. Моссовета.
1876 г. Сергей Исаевич Уточкин - один из первых русских летчиков. В 1910-1911 совершил публичные полеты во многих городах России и за рубежом (1876-1916).
1904 г. Пабло Неруда - чилийский поэт-коммунист, дипломат, нобелевский лауреат 1971 года.
1914 г. Петр Мартынович Алейников - советский киноактер («Семеро смелых», «Трактористы»)
1946 г. Валентина Васильевна Толкунова - советская и российская певица, Народная артистка России (1946-2010).

«Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут...»


Благотворительный фонд "Предание"


Добровольческое движение "Даниловцы"


Общество друзей милосердия

Общество друзей милосердия

"Дети пишут Богу"


Чо я хочу спросить у Тебя? А ни чо!
Федя, 1 кл.
*   *   *
А что было сначала, Адам и Ева или динозавры?
Яна, 4 кл.
*   *   *
Неправильно это, Господи. В детские сады надо отдавать стариков. Они бы там веселились, играли, ели, спали. Воспитальница водила бы их на прогулку, а вечером бы за ними приходили их дети.
Ира, 4 кл.
*   *   *
Кто дует ветер?
Алик, 1 кл.
*   *   *

Реклама

Обратная связь

Для обратной связи пишите на почтовый адрес:
[email protected]

Полезные ссылки

Официальный сайт Русской Православной Церкви
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Церковный вестник
Церковный вестник

Татьянин День

Православный журнал «Фома»

Счётчик посещений


6336536
Сегодня
Вчера
Эта неделя
Этот месяц
2202
1442
13608
24686

Сейчас: 2020-07-12 16:51:01
Счетчик joomla