Поиск

Реклама

Календарь

<< < Июль 2020> >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Поможем

От В.И.Даля на всякий день и на разный случай:


 Рабочий конь на соломе, а пустопляс на овсе.
 Лучше жить бедняком, чем разбогатеть со грехом.
 Деньги - что гальё (галки): всё в стаю сбиваются.
 Он и с грязи пенки сымает.
 Недорог виноград терский, дорог хлеб деревенский: немного укусишь, а полон рот нажуешь.


Свиридов Г.В. Музыка как судьба - Тетрадь 1988

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.68 [19 Голоса (ов)]

Содержание материала





Тетрадь 1988




    Журнал
    «За пролетарскую музыку»
    1930 год
    №1

Выписать из статьи «Как слушать оперу»(1):

Стр. 9 - от слов «Самая форма оперы» (то, что отмечено)(2);
Стр. 10 — абзац от слов «Слушая оперу»;
Стр. 26-27 - переписать текст песни (слова и музыку) Чемберджи «Ну, и долой»(3).
Стр. 13 - переделка песни: «спекулянтов, кулаков, подкулачников, попов...» - вариант песни «Ну, и долой»(4).



    1931 год
     №1

Стр. 15 - немецкий текст песни «Коминтерн», русский текст(5).
Стр. 16 — статья Житомирского (важная статья) «Д. С. Е.» или «Агитпроп фокстрота» в Театре Мейерхольда(6).
«Нет, разумеется, в этой постановке» никакой сатиры на «фокстротирующую Европу». Наоборот, европейское «блюдо» изготовлено на этот раз с особым смакованием и снабжено всевозможными «пикантными гарнирами». Тысячи зрителей посмотрят новинку Мейерхольдонского театра, сотни унесут с собой заразу вырождения. Эта зараза глубока(7).



   №2

Ю.Хайт, «Смена» - призыв к «мировому пожару».

«Авиамарш» - немецкая песня (скраденная Хайтом), впоследствии ставшая песней нацистов(8).

Добавление из статьи Горького «О музыке толстых» специально для Кичина. «Толстому женщины не нужны как друг и человек. Любовь для него — распутство и становится все более "развратом воображения". В мире толстых эпидемически разрастается однополая любовь». Может быть, эти слова возмущают Кичина?

В.Блюм (Садко) - палач Булгакова, музыкальный критик, борец за внедрение фокстрота (тогдашней рок-музыки).



   №5

Борьба Блюма, Ледогорова (Айсберг), Мейерхольда и Вишневского против РАПМ'а - дружеская свара(9). Написать подробно о платформах РАПМ'а и РАПП'а, а также ЛЕФ'а и АСМ'а. Все эти организации воевали против русского искусства.

Стр. 4 - «...Балет эмигранта Прокофьева...». «Музыка мракобеса-фашиста Стравинского»(10).
 
Стр. 5—6 - «Вылазка реакции» - исполнение «Колоколов» Рахманинова. Рахманинов - белоэмигрант-фашист, заклятый враг Советского Союза. Бойкот музыке Рахманинова, государственный запрет на эту музыку. «Исполнение "Колоколов" в момент обостреннейшей классовой борьбы, в момент прямого разоблачения интервенционистских стремлений мировой буржуазии, является попыткой сплочения и организации враждебных нам сил реакции». Овации аудитории — охотнорядцев, попов и старобюрократических зубров, собравшихся справлять «великий пост» в Большом зале б<ывшей> МГК (отдельно сказать, как называлась консерватория в это время), свидетельствуют о смысле концертов - как политической демонстрации. (Перепечатать всю 5-6 стр.)(11)

(«Эпоха культурной революции».)

Общее собрание (студентов и преподавателей).

«Матерый враг Советской власти - белогвардеец Рахманинов»(12) .

Стр. 7-8 - выписать все цитаты из статьи Ленина «Товарищи рабочие, идем в последний и решительный бой»(13).

О спектакле «Последний, решительный...». В конце весь зал встает - написать отдельно по материалам из журнала «Пролетарский музыкант»(14).



   5 октября. Барвиха

Роман Дудинцева об академике Лысенко(15). Политизация науки, искусства, религии, всей духовной жизни. В этом вся беда. Изменяется лишь политика, а идея политизации незыблемо остается. Для несведущих, особенно мол<одых>, поколений кажется, что были несвободны, а стали свободны, тогда как принципиально ничего не меняется. Положение науки, искусства, религии остается по-прежнему зависимым.

    * * *


Композитор-компьютер, работающий с логарифмической линейкой. Расчисленная музыка. Сторонники и последователи Шенберга и его школы избегают употреблять даже в разговоре его имя. Напротив, их любимые авторы, предтечи - Глинка, Рахманинов, П.И.Чайковский, своего рода «камуфляж».



   Начало сезона

Концерты: Бах-Шнитке, Губайдулина, Денисов, Бедный. Щ<едрин> остается лишь в качестве государственной ширмы (сидящий сразу на многих стульях). Именно это творчество есть наиболее полное выражение «застоя», идейного тупика, в который зашла наша жизнь, тупика, из которого Гос<ударство> и все мы ждем выхода, «перестраивая свои ряды», но еше не обретя новой идеи движения или стыдливо боясь произнести сокровенное слово «капитализм», признав, что десятки миллионов загубленных людей, океан пролитой крови - все было как бы зря. Но эти жер<твы> принесены не зря. Есть среди них те, кто получил гигантскую выгоду, обрел власть и т. д.



   Воскресенье, 9 окт<ября>

Вчера и сегодня слушал три телепередачи на музыкальные темы. Вчера часовая передача Гаврилина: дивная, свежая, чистая, своя, незаемная музыка (передача так и называлась - «Пишу свою музыку»), «свои» мысли, глубокие соображения о жизни, о родной русской культуре, о судьбе нашей музыки — трудной судьбе.

Необыкновенная передача «Интерпретация». Л.Н.Скрябин. Фортепианные пьесы: главным образом, прелюдии ор.11 и последние - ор.74. мазурка и что-то еще. Своеобразие, аристократичность, артистизм. Чистота стиля, лишь Этюд ор.1 отдает влиянием Чайковского и Шопена. В хрупкой музыке Скрябина - предчувствие вселенской катастрофы. Мир — тонок, хрупок, беззащитен.

Тонкий, изысканный музыкант - Игорь Никонович. Две дочери композитора - Мария и Елена. Одна из них говорит вещие слова: «Он был хороший человек, а если сделал что- либо не то, поэтому, наверное, умер так рано». И читает «Пророка»: «Моих ушей коснулся он и их наполнил шум и звон...» Как это замечательно и как уместно в устах старухи, в которой живет пламень гения, полученный от отца в наследство.

Сегодня еще слышал новинку «Концерт для альта с оркестром» Шнитке в исполнении Башмета, редкого виртуоза. Концерт имел большой успех. Что сказать о музыке? Шикарная, отлично выполненная (в своем роде) партитура. Отработанная, умело сделанная конструкция, не лишенная, впрочем, длиннот, главным образом, по причине неяркости интонационной сферы. К сожалению, нет своей речи, своей интонации. Компилятивная музыка, смесь самого разного, слышанного уже многажды (в том числе и самого тривиального). Опора, уже заранее, на эклектику: Малер (многозначительные длинноты в духе заключения «Песни о Земле»), Берг, Шостакович (в смысле формы), но дряблый, вялый, куски общеупотребительной музыкальной ткани (Европейских образцов - то ли из Баха, то ли из Венявского или еще откуда).
 
Комиссионный магазин: все добротное, шикарное, но все ношеное, подержанное, подновленное, чужое [с чужого плеча. Музыка эпохи застоя, тупика]. [Все клочковато, музыка много раз прекращается.] В гигантском количестве нот нет ни одной своей. Какое-то пышное, торжественное эпигонство. Длиннющее заключение, когда слушать уже давно нечего: альтист тянет свои ноты до бесконечности, дирижер показывает руки, перстень на пальце отдельно; потом оба — солист и капельмейстер - склоняют головы, потрясенные музыкой, и стоят так минуты полторы. Картина!

Все это похоже по смыслу на музыку самодовольного Ант<она> Рубинштейна, усовершенствованную и цивилизованную в соответствии с движением музыкального прогресса. Все это - plusquamperfekt! Симфонизм, гальванизированный Шостаковичем (ненадолго), все же отдает трупным запахом. Музыкальная трупарня, музыкальный морг.

Имитация музыки. Как будто бы есть все (или многие) ее элементы, но нет ее самое. Все вторичное, ни о чем нельзя сказать - вот это такой-то. Комиссионный магазин: все шикарное, но не первородное, не свое, уже ношеное, как говорится - бывшее в употреблении, все с чужого плеча.
 
Увы! Не всякий советский композитор может сказать подобно Гавр<илину>: «Пишу свою музыку». Самобытность дарования всегда была редкостью, а в русской музыке наших дней подобное явление уникально. Прививаемая в учебных заведениях, лихорадочно насаждаемая могучими средствами массовой пропаганды музыкальная эклектика, выдаваемая за «новое слово в искусстве», подобно глине залепляет уши современного слушателя. Она проникла в оперу, балет, насаждается «квадратно-гнездовым» способом, как насаждалась кукуруза четверть века назад. Она вытеснила из радиоэфира русскую классику: Даргомыжского, Мусоргского.
 
Аккордовые рамплиссажи в миноре с фальшивыми нотами, подобных рамплиссажей бездна в каждом концерте для струнных инструментов. Какой-то не то Бах, не то Брух? А скорее всего, и то и другое. Словом, снабженная новым названием, старая, давно известная эклектика. Новизна ее лишь в яростной ее воинственности и высокомерии. Самуэль Гольденберг из «Картинок с выставки» Мусоргского с палкой - набалдашником «Голова Лев Толстой»(16).

    * * *


Мемуары мар<шала> Ж<укова>(17). Впечатление такое, что писал какой-то ст<алинист>ский <?> компьютер. Ничего человеческого, ничего от себя, от личности - все выровнено, утрамбовано, закатано безликим бетоном, ни одного живого слова. Бездарный язык, язык пишушей машинки, арифмометра. Автору «помогала» некто Ржевская. Нетрудно догадаться — кто это такая, что это за лит<ературный> обработчик. И так — всюду! Вся жизнь под контролем. Ср<авни> собрание сочинений А.Блока, цензурованное Вл. Орловым, и мн<огое> другое.

    * * *


Политизация культуры началась немедленно после Окт<ябрьского> переворота. Низвержение памятников, расстрел Моск<овского> Кремля, закрытие газет, политизация слова, музыки, живописи и т. д. Предприимчивые футуристы объявили себя коммунистами-футуристами, комфутами, супруги Брик и Маяковский, Левидов, Третьяков. Кушнер и т. д.

    * * *


15/Х- 88 г.

Журнал «Юность» 1987 г.

№ 4. Статья А.Косаревой «Вожак», стр. 2-5.

№ 7. Из статьи А.Михайлова(18), стр. 76 цитаты из В.Распутина: «Правда проистекает из самой природы, ни общим мнением, ни указом поправить ее нельзя». Стр. 76.

И далее — стр. 76.

Нынешняя молодая проза, на мой взгляд, все-таки проза одиноких.

Эти писатели больше оглядываются на своих далеких и близких предшественников, чем друг на друга. Верящие каждый в своего Бога русской классики - Достоевского или Гоголя. Бунина или Платонова, — они выбирают свои дороги в литературе и упрямо движутся по ним.

    * * *


«Расовая и профессиональная спесь».

Рассуждения о музыке. Эмиль Котлярскии (очевидно, Котляр)(19).

   * * *


«Дружба народов»,
№ 6 1988. Стр. 200-209,
«О чем нам говорят столетья»(20).


Журнал «Дружба народов» № 7 1988 г., стр. 207-208.

Начало переписки совпадает с удивительными годами, которые в СССР еще спустя тридцать лет продолжали называть мирным временем... Это было время, когда устоявшийся уклад создавал ощущение жизни, как чего-то естественного, стабильного и не предназначенного в жертву военным катастрофам. История воспринималась как «ипостась Божия» и «олицетворенье его воли».
 
Пастернак и его сверстники со всей серьезностью и самоотдачей были увлечены тем, что, по их мнению, должно было обеспечить действенность этой проповеди, помочь ей восторжествовать и дать любой человеческой жизни абсолютный смысл и ценность. Ретроспективно он написал о них спустя пятьдесят лет в «Докторе Живаго». В черновой рукописи романа мы читаем: «Все эти мальчики и девочки нахватались Достоевского, Соловьева, социализма, толстовства, ницшеанства и новейшей поэзии. Это перемешалось у них в кучу и уживается рядом. Но они совершенно правы. Все это приблизительно одно и то же и составляет нашу современность, главная особенность которой та, что она является новой, необычайно свежей фазой христианства. Наше время заново поняло эту сторону Евангелия, которую издавна лучше всего почувствовали и выразили художники. Она была сильна у апостолов и потом исчезла у отцов, в церкви, морали и политике. О ней горячо и живо напомнил Франциск Ассизский и ее некоторые черты отчасти повторяло рыцарство. И вот ее веянье очень сильно в девятнадцатом веке.

Это тот дух Евангелия, во имя которого Христос говорит притчами из быта, поясняя истину светом повседневности. Это мысль, что общение между смертными бессмертно и что жизнь символична, потому что она значительна».
 
Независимо от того, где родились эти мальчики и девочки, жизнь их протекала в современном неблагополучном городе. Будь то Москва или, тем более, Петербург. Это был город, по словам Пастернака, «поднявшийся со дна "Медного всадника", "Преступления и наказания" и "Петербурга", город в дымке, которую с ненужной расплывчатостью звали проблемою русской интеллигенции. По существу же, город в дымке вечных гаданий о будущем, русский необеспеченный город девятнадцатого и двадцатого столетий».

При том, что им ближе всего были чаяния униженных и оскорбленных и они сочувствовали революционерам, гонимым и страдающим за свои убеждения, они были далеки от политики. Они занимались своим делом так же, как люди реальных профессий: земледельцы, ремесленники, технологи. Их не интересовало, кто кому подчиняется, жизнь не рассматривалась ими в плоскости партийной и классовой борьбы, и вопрос власти для них не существовал.
 
Письма Пастернака 10-х годов полны безоговорочного доверия к жизни, он принимает без страха и подозрения любые мгновения и случайные ее проявления. Углубленность в свои переживания затрудняет чтение. Но так начинало писать поколение перед тем последним мирным летом 1914 года, когда, по словам Пастернака, «любить что бы то ни было на свете было легче и свойственней, чем ненавидеть».

Кровавый ужас мировой войны нашел свое крайнее выражение в России. Политика стала продолжением войны и на неотменимых основаниях бесконечно чрезвычайного положения подчинила всех и каждого, поставив вне закона естественное право и органическое понимание жизни. Гибель нравственных идеалов сопровождалась нарастающей деградацией Цивилизованного быта.
 
В письмах нашли выражение периоды, когда казалось, что разрушение вот-вот сменится нормальным укладом, достаточно свободным, чтобы искусство и наука могли продолжать прежнее существование. Но иллюзии жестоко подавлялись и в них переставали верить. Видя неуклонное развитие тенденций, казавшихся ему самоубийственными, и пережив гибель своих друзей, Пастернак, как второе рождение, принимает возможность творчества, подчиненного внеэстетической задаче - сохранить непрерывность исторического сознания и оставить свидетельство о прожитом времени. Позже и независимо к этому решению приходит Ольга Фрейденберг. Они, «дети страшных лет России», чувствуют себя чудом спасенными и обязанными быть правдивыми свидетелями.

Пастернак стремится к неслыханной простоте и общедоступности, чтобы ценой смертельною риска стать осязательно правдивым. Он сознательно ограничивает свою индивидуальность, снимает выразительность деталей, чтобы не захлебнуться в них и усилить выразительность целого. Он озабочен тем, чтобы в обстановке безвременья и язычества пятидесятых годов передать всю глубину воспринятой им в молодости христианской традиции.
 
«С тех нор все переменилось, - писал Пастернак В.Т.Шаламову в марте 1953 года, - даже нет языка, на котором тогда говорили, что же тут удивительного, что отказавшись от многого, от рискованностей и крайностей, от особенностей, отличавших тогдашнее искусство, я стараюсь изложить в современном переводе, на нынешнем языке, более обычном, рядовом, спокойном, хоть некоторую часть того мира, хоть самое дорогое (но Вы не думайте, что эту часть составляет евангельская тема, это было бы ошибкой, нет. Но издали, из-за веков отмеченное этою темой тепловое, цветное, органическое восприятие жизни)».

[«Готовя книгу переписки Пастернака и Ольги Фрейденберг, мы, по мере сил, стремились сохранить звучащий в письмах голос жизни и времени, передать охватившее нас в ходе этой работы ощущение неистребимости духа и светлой ясности их ума».]

«Письма и воспоминания»
Нина Брагинская, Елена и Евгений Пастернаки(21)

    * * *


Страшно увеличилось ощущение бездомности русского человека. За последние годы.

    * * *


Передачи. Ленинград по ТV. Фасонистая, какая-то «цивилизованная» нищета.

20/Х-88 г.

    * * *


Дерзновение кретина. Глупость прибавляет человеку смелости, дерзновения.

    * * *


«Народ — равнодушный и к тому, что было, и к тому, что есть».



   Чтение Набокова «Другие времена»

Очень словоохопыивый автор. Бесконечное, утомляющее количество рассуждений «обо всем решительно», на любую тему, «а parte». Большой цинизм, похожий на снобизм, и преувеличенная какая-то «культурность». Все это можно бы объяснить «эмигрантским» положением равно всему чужого человека, чужого и по своему ощущению окружающих людей, инстинктивно настороженных к иностранцу. Все это родило особую психологию «изгоя», равно чужого всем человека, существа «иной» общности, какую Набоков ощущал в контакте с русскими людьми. Но тут были свои претензии, свои амбиции. Эти амбиции и есть главное в писателе, что он талантливо в своем роде и выразил. Многое от Пушкинского Онегина, денди лондонский (в сущности же «русский денди»). Много тонкости, наблюдательности, изысканности, но, как ни странно, переизбыток слов, переизбыток культурных ассоциаций делает эту прозу несколько безвкусной.

Новое в нем для Русской традиции идет от М<арселя> Пруста. Что у Пруста было следствием болезни, у Набокова - здорового, спортивного (теннис, шахматы) - приобретает налет снобизма, снобизма здорового, спортивного в сущности организма. Безлюбая душа, эгоистичная, холодная.

    * * *


Молодые <...> люди — дикторы ТV развязные, самодовольные, могущие оскорбить, кого дозволено оскорблять, т.е. подвергать критике.

    * * *


27/X

Тюремный жаргон стал языком России.

    * * *


Поэзия сытых - неплохо зарабатывают на гражданском чувстве поэты.

    * * *


Владимир Набоков — литература для сытых, равнодушных, эгоистичных, «избранных».

    * * *


О «терпимости» говорят более всего те, кто сами нетерпимы.



    Из Пауля-Эрика Руммо
    (перевод с эстонского)

ЕВРОПЕЙСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ(22).

    1
Из войны родится мир,
Как сын из чрева матери.
У него ужасное,
Как и у Матери,
Лицо.

    2



    3
Я вижу психбольницу, я там в кругу,
Где все одеты в белые халаты, и рукава
У всех зашиты, и палец в рукаве у каждого

На шприце, и в ягодице у каждого игла,
И этот мир все убивает,
Что нам осталось от войны.


ЧЕЛОВЕК НЕ ИЗ ЖЕЛЕЗА

Человек не из железа
он из плоти, он из крови
ну а те, кто из железа
Эти мне не по душе

все долги и все заботы
что нам выпали на долю
и они несут как все
да только по-особому

с шумом тащат, с грохотом
чтоб повсюду было слышно
очень этим досаждая
слуху прочих мизерных

Пусть уж лучше кровь свернется
кровь свернется, костяк размякнет
пусть я сгину в лютой хвори
чем железным сделаюсь

См. дальше!!

пусть они хоть чего желают
делают что вздумают
ржа придет на их железо
гайки глодать и винтики

Из железа кран и трактор
пулемет получится
а из глаз моих (как в песне)
подснежники вырастут

Кран посмотрит сверху вниз
на подснежник и проронит:
это — не жилец на белом свете
Усмехнусь ему в ответ



    Личность эпохи

В.Ф.Кухарск<ий> — студент консерватории — Союз - Мин<истерство> — и т. д.

Двоедушие, троедушие, злоба (инвалида), брат умер в Воркуте. <Че>кист, оба брака, музыкальность, неплохие знания, начитанность, герой Ст<алин>ского времени, Грузинские песни.

О Шост<аковиче> - беседа в ресторане «Арагви» в кабинете с Отаром Вас<ильевичем>. Просил выступить на пленуме СК, начало 60-х годов(23). Заметка Отара в «Правде», изгаженная им (у меня есть копия Отара)(24). Приказ <...> с заявлением-просьбой, чтобы я подписал бумагу против Х<ренникова> - его бывшего ближайшего друга(25). Заметка его об «Отчалившей Руси» (после письма Андр<опова>)(26). Дальнейшая эволюция.



   29 октября

ТV — концерт для v-c <виолончели - А.Б.> Пендерецкого(27) из Берлина (играют поляки). Судорожная, пустая сухота, длинное, бесконечное чередование разных «штук». Скучная, моторная, мелкая музыка. У оркестрантов равнодушные лица - какие-то части механизма, а не люди. Убогая, какая-то кастрированная музыка.

Новый Концертный зал, открытый в честь 750-летия Берлина. Изумительная архитектура Ретро, новое немецкое Барокко - прекрасное, пышное, красивое. Никакого скопческого Модерна. Никакой сухой геометрии. Красиво, Храмово. Божественно. В таком зале музыка Пендерецкого звучит чужеродно, сухо, уродливо, бездушно. Верю, что и Германская музыка возродится в новой красе, в новом продолжении великих традиций.

Доделать текст. Мысль хороша!



   Ужас

Он и в том, что посредственный, подчас и аморальный человек получил доступ к миллионам людей через кино, ТV, печать. Проповеди раньше говорил Священник, теперь это - <...> диктор ТV или другой (подобный же) деятель.



   Журнал «Добрый вечер, Москва!»

Рядом с недостатками нашей жизни, иной раз кошмарами (проституция, убийцы и пр.) — «Сладкая жизнь», заграничные рекламные ролики: «У вас скоро будет такая же сладкая жизнь!!!»



   О Тормисе

1) Как бы впервые в Эстонии. Школа, связанная с Петербургом. М.Саар — прекрасный, вдохновенный Романтик, А.Капп и X.Эллер. Тубин. Г.Эрнесакс и более молодые композиторы: Э.Тамберг, Ряэтс и В.Тормис.

Передо мною на столе пластинки с записью произведений В.Р.Тормиса(28).

    * * *


Увеличиваются, растут ножницы между великой культурой и человеком.



   Хренников

Фестиваль = программы, показать лучшее в а'capell'ном жанре.

= Программы = Современные тенденции в хоровом искусстве.

Кооперируемся с Фондом культуры (РСФСР?).

СК РСФСР — Союз превращен в «группу». Секретариат творчески малоавторитетен, не представляет широты, богатства нашей музыки, подобран по типу руководства тоталитарной партии. Это — послушные, безропотные люди, не имеющие никакого самостоятельного мнения ни в творческом отношении, ни в общественном.

    * * *


Молодые люди разбили ценные статуи (в Ленинграде), которые уже не восстановить (вдребезги). Одного молодого человека спрашивают: «Зачем вы разбили статую?» ... Молчание. «Было весело?» — «Да!»
После этого передавали по ТV: Русский музей... Какие-то картины стиля модерн (мазня). Перед одной стоит <...> саксофонист, играет «импровизацию» - бессмысленную, бездарную чепуху. Вот эти люди: и художники, рисующие чепуху, и саксофонист (балующийся звуками), вызывают действие мальчишек, которым хочется разбить ненужную, пустую, никчемную статую.



    Из переписки Б.Пастернака и О.Фрейдеберг
    (его двоюродной сестры) (29)

У О.М.Фрейденберг была своя теория, объяснявшая «счастье» Пастернака. «После революции оказалось, что большинство вождей — старые Пастернаковские знакомые. Члены Совета Комиссаров, члены ЦК партии, виднейшие старые большевики, занимавшие самые высокие посты в СССР, когда-то посещали дядин (художника Л.Пастернака - отца поэта) салон». На свой собственный счет у Фрейденберг имелась аналогичная теория. В ее доме, ниже этажом, жил крупный чекист Ланге, благоволивший к Фрейденберг (как говорили, за сходство с его умершей невестой); Фрейденберг полагала, что ежовщииа обошла ее благодаря этому соседу.



   Доклад т. К.Волкова – заместителя председателя СК РСФСР на пленуме Союза 25 октября 1988 года
    «Музыка Советской России, этика, история, современность»

Совершенно фантастическая картина, какие-то райские кущи... Великие люди: протопоп Аввакум, заживо сожженный, и рядом, почти полстолетия процветающий, монопольный режиссер советской оперы В.Покровский - предприимчивый (коммивояжер) спекулянт-«комми», глухой к музыке, как стена Бутырского острога. <...>

<...> СК - закрытый герметически, самостоятельный мир, функционирующий по своим законам, установленным руководством Союза.

    * * *


Пастернак - самодельное христианство, «презирающее» Церковь, так сказать, «один на один с самим Христом». Подобные люди, «иудео-христиане», в общем-то вполне терпелись Советской властью (Луначарский, Пастернак и пр., жуликоватая «Обновленческая церковь» и т.д.). Истреблялись же собственно Церковь, ее служители и инстиитуты - носители подлинного Христианства. Разрушены здания, уничтожены библиотеки, варварски истреблены сотни тысяч (а то и миллионы) священников, монахов и верующих мирян.


    * * *


15/XI-1988 г.

В кризисе христианской веры М<усоргский> видел несчастье мира.

    * * *


Сделать заметку о выступлении в «Литературной газете» Полянского, о его беспардонной лжи и саморекламе, о хамском тоне заметки, помешенной на 8-й странице(30). О вранье газеты в заметке о Минине(31), в заметке Л.Шитовой о том, как она видела Образцову в роли Плюшкина, в которой актриса никогда не выступала(32).

    * * *


Нашей музыке грозит опасность остаться русской только по паспорту. Интонационный строй ее безнадежно утрачен.
 
Русская деревня, бывшая живым родником, источником интонационного музыкального языка, перестала существовать. Сам народ русский (колонизированный) - стихийный хранитель национальной культуры: песен, танцев, обрядов, духовных стихов и молитв, былин, пословиц и поговорок, одежды, орнамента, резьбы по дереву, по кости, игрушек, посуды, предметов быта и других видов разнообразнейшего его творчества, почти утерял свою национальную особенность и принадлежность. Он превратился в безликую рабскую массу, всегда готовую к послушанию и сохранившую лишь жалкие остатки своего былого богатейшего языка для уразумения приказаний, отдаваемых ему его владыками, и матерную брань, которой он выражает отношение ко всему на свете: к своей жизни, своим близким, своим хозяевам, своей судьбе.

Какой цинизм! Во всех газетах спорят и разглагольствуют вслух о том, что им делать с русским народом, куда его вести, какой уздой его зануздать, какими вожжами поворачивать, каким кнутом стегать.

    * * *


Музыка, театр, почти вся современная литература (за малым исключением) находятся в руках совершенно чуждой нашему народу прослойки, называемой советской интеллигенцией. Советизация русской культуры и науки несет им верную гибель.

    * * *


В короткой газетной заметке пытаться сказать что-либо существенное о таком необъятном художественном явлении, как Мусоргский(33).

    * * *


Перед выходом Бориса слепцы, калики перехожие с детьми-поводырями, обращаясь к народу, поют: «Сокрушите змия люта со дванадесятью языками-хоботы, того змия - Смуту Русскую да Безначалие»... обращаясь к толпам народа.

Призыв народа к объединению.

Необъятное явление Мусоргского.

Явление мировой, а точнее сказать, христианской культуры Нового времени.

Вагнер, Мусоргский - христианские мифы.



   Вагнер

Соединение мифов о начале и конце Мира с музыкальным действом. Нашла выражение изначальная Музыкальность Мира, певучесть мерно колышащихся волн времени. Пагубная для человека власть Золота, которую мы ощущаем все более и более.



   Мусоргский

Тема падения царств (тема Апокалипсиса).

Тема самозванства, когда человек из «ничто» превращается во «все». «Кто был ничем - тот станет всем». Вспомните, каким неожиданным, напыщенным величием оборачивается скачущая Блоха на словах: «Вот в золото и в бархат блоха наряжена и полная свобода ей при дворе дана».



   Величайший музыкальный гений России

Мусоргский и другие наши композиторы-классики оставили в наследство нам не только свои бессмертные творения. Они оставили потомкам прекрасный, выразительнейший русский музыкальный язык - неоценимое богатство.

Как же мы, современные музыканты, живущие в России, обращаемся с этим языком? Приумножаем ли его ценности как таланты, потребительствуем ли как эпигоны или пренебрегаем им как нувориши, хамы, плюем и гадим в эту сокровищницу, истребляем ее как завоеватели? Вот вопрос, который я хочу задать прежде всего музыкантам [и слушателям, тем, кто слушает классическую музыку]. Ответить на него я сам не в силах.

    * * *


Блохи от перестройки.
Шекспиры от перестройки.
Станиславские от перестройки.



   Выписки из писем Мусоргского (34)

7. М.А.Балакиреву Петербург 8 июля 1858 год

«Москва:... плачущие дамы, доктор гусарского полка, лососина (ботвинья), стоящая 50 коп. серебром - это ужасно смешно.
Петруша (?) на уликах московских, притягиваемый женщинами, которые его, вероятно, отталкивали...»(35)
Кто этот Петруша? Интересно.
Ранние сочинения Мусоргского: Соната Es-dur.
Тема интродукции ... и т. д. в этом же духе.
Теперь пишу Fis-moll'ную сонату и написал Романс(36).

8. М.А.Балакиреву Петербург ночь с 12 на 13 августа 1858 года
«Перевожу письма Лафатtра о состоянии души после смерти... меня всегда влекло в мечтательный мир.
Насчет состояния души он (Лафатер) говорит: "Душа усопшего человеку, способному к ясновиденью, сообщает свои мысли..."»(37).
«Картинки с выставки» - «С мертвыми на мертвом языке». Ключ ко всему сочинению Мусоргского.

9. М.А.Балакиреву 7января 1859 года
«Польки, вальсы, вообще танцевальные вещи, по моему мнению, музыкальные "пигмеи"»(38).

14. М.А.Балакиреву Глебово 23 июня 1859 года(39)
 «Наконец мне удалось увидеть Иерихон (Москву).<...> Подъезжая только к И<ерихону>, я уже заметил, что он оригинален, колокольни и купола церквей так и пахнули древностью... Кремль, чудный Кремль — я подъезжал к нему с невольным благоговением. <...> Василий Блаж<енный> и Кремлевская стена — это святая старина. Вас<илий> Блаж<енный> так приятно и... так странно на меня подействовал, что мне так и казалось: сейчас(40) пройдет боярин в длинном зипуне и высокой шапке. Под Спасскими воротами я снял шляпу, этот народный обычай мне понравился» и т. д. многое!
  Москвичи (простого класса): «таких попрошаек и надувал свет не производил. Притом какие-то странные ухватки, вертлявость меня особенно поразили. Вообще Москва заставила меня переселиться в другой мир - мир древности (мир хотя и грязный, но, не знаю почему, приятно на меня действующий), который произвел на меня(41) очень приятное впечатление. Знаете что, я был космополит, а теперь - какое-то перерождение; мне становится близким все русское и мне было досадно, если бы с Россией не поцеремонились в настоящее время, я как будто начинаю любить ее.
  23 июня 1859 года Глебово...»

19. М.А.Балакиреву 1 апреля конец 50-х или 60-х годов(42)
«... Читаю геологию — ужасно интересно.
Два года назад (т.е. 18-ти лет) "был под гнетом страшной болезни". Это мистицизм, смешанный с цинической мыслью о божестве».
«Излишняя мягкость моего характера» и т. д.
Отношения Мусоргского с женщинами - темная страница его жизни. Да и были ли они? Вопрос!

21. М.А.Балакиреву 10 февраля 1860года(41)
«Как я хотел бы быть Манфредом. <...> Дух мой убил тело».
«... молодость, излишняя восторженность, страшное, непреодолимое желание всезнания (?), утрированная внутренняя критика и идеализм, дошедший до олицетворения мечты в
образах и действиях. <...> Грезы были самые мучительные, но до такой степени сладко-страдательные, до того упоительные, что в этом положении легко бы умирать...»
(Т.е. крайняя экзальтация. Сравни, например, А.Блока: «Нам в темные ночи легко умереть и в мертвые очи друг другу глядеть...» - «Русалка»(44).)

26. М.А.Балакиреву 24 декабря 1860 года(45)
«Ведением голосов займусь, начиная от 3-х голосов... когда я подумаю, что моя гармония имеет нечто общее с белибердой (очевидно, слова Балакирева), этого не должно быть, и
довольно».

    * * *


Визит к Щербаткину:

О Барвихе.

Врач (лечащий врач) на дом (на дачу).

Воронов(46) - встреча: положение дел в СК, о руководстве, о хоровых делах (пленум), о Ленинграде: консерватория и СК, о русских консерваториях — преобразование и др.

Абелян - пластинка Есенина. Тевосян — аннотация. Лебедев(47) с Абелян о его пластинке. Куржеямский - запись. Звонить Ведерникову об этих делах.

    * * *


Купить 20 штук тетрадей.
Починить окно в Москве.
Пластинки подарить священнику (подобрать их).
Письмо Непомнящему и пластинки.
Купить магнитофон и 20 кассет.
Гении — дома, поговорить с ним о его делах строго.
Позвать врачей к себе домой (Ильину и Угрюмову).
Нестеренко - взять пьесу Булгакова.



   Винегрет. Патент Т.В.Белоненко (48)

Свекла вареная - 2 штуки, мелко порезать.
2-3 мелких (небольших) соленых огурца, мелко порезать.
3 некрупных яблока — порезать.
Сладкий перец - 1 штука (крупный) или 2 мелких. Внутренность очистить от косточек, разрезать на 4 части и порезать мелко.
3 помидора (средних) мелко порезать.
Укроп - 1 пучок (мелко порезать), кинза - 1 пучок.
Получится большая миска смеси. Посолить (1/2 чайной ложки мелкой соли). Масло - 5 стол<овых> ложек раст<ительного> масла. Перемешать, поставить на холод и вкушать по мере надобности.



   Список пластинок для Алика (49)

«Царь Федор Иоаннович» (спектакль, сцены ) - 7.
Альбомы (по 4 пластинки) «Романсы и песни» — 2.
Хоровая музыка (Капелла Юрлова) - 1.
Поэма «Памяти Сергея Есенина» (Темирканов) - 2.
Нестеренко. «Романсы и песни» — 1.
«Курские песни» + «Пять хоров» (Кондрашин) - I.
Нестеренко (Бернс) - 2.
Ведерников (Глинка, Мусоргский, Свиридов) - 1.
«Отчалившая Русь» (Образцова) - 1.
Блок (Образцова) - 3.
Серов («Музыка для камерного оркестра», «Снег идет», хоры) - 1.
«Маленький триптих», «Деревянная Русь», «Снег идет» (Рождественский) - 2.
«Альбом для детей» (В. Бунин) - 2.
Угорский («Партита» + «10 пьес»).
Пьявко («Деревянная Русь», «Отчалившая Русь») - 2.
Трио (Московское трио) - 2.
Трио (Пикайзен, Керер, Евграфов) — 1.

Добавить комментарий

Просьба - придерживаться рамок приличия.
Реклама - удаляется.

Комментарии  

 
#3 Александр 02.11.2019 13:36
Огромное спасибо за возможность читать эту книгу.
"Книга-это быть вместе"
Цитировать
 
 
#2 Михаил Трубицын 21.08.2019 13:03
Достоевский был сознательно забываем, преследуем все довоенное время, полузапретен. Первая мемориальная доска была установлена в Ст Руссе на доме, где он жил, во время войны. Доска была установлена
герм войсками.
Цитировать
 
 
#1 Людмила Ватюкова 05.02.2015 09:50
Замечательно! Люблю Свиридова.Интересно всё о нем, прочитаю все его заметки,вернее- литературные мысли. Спасибо Вам лично за сохранение и восстановление всех материалов о единственном Национальном композиторе (кроме.пожалуй. Гаврилина,)Люблю, восхищаюсь и преклоняюсь перед личностью Свиридова и Вашей.Спасибо!
Цитировать
 

Сегодня по календарю


8 июля

1709 г. Русская армия Петра I разбила шведскую армию короля Карла XII в Полтавском сражении.
1901 г. Во Франции введено ограничение скорости движения автомобилей в городах - 10 км/час.
1922 г. Впервые в мире на бывшем Ходынском аэродроме проведены опыты по применению авиации для борьбы с вредителями сельского хозяйства.
1926 г. Король Сауд создал Саудовскую Аравию.
1974 г. ЦК КПСС утвердил проект строительства Байкало-Амурской магистрали (БАМа).

Родились:
1621 г. Жан де Лафонтен - французский баснописец.
1892 г. Николай Николаевич Поликарпов, российский и советский авиаконструктор.
1894 г. Петр Леонидович Капица, советский физик, лауреат Нобелевской премии (1894-1984)
1915 г. Николай Николаевич Крюков, советский актер театра и кино («Последний дюйм», «По тонкому льду», «Смерть под парусом» и др.).
1938 г. Андрей Васильевич Мягков - русский актер («Ирония судьбы», «Гараж», «Дни Турбиных», «Служебный роман»).
1952 г. Карен Георгиевич Шахназаров - советский и российский кинорежиссёр, сценарист, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм». («Мы из джаза», «Зимний вечер в Гаграх», «Курьер», «Город Зеро»).

Из цитатника:


Величайшее поощрение преступления - безнаказанность.
Цицерон

Реклама

Обратная связь

Для обратной связи пишите на почтовый адрес:
[email protected]

Счётчик посещений


6328703
Сегодня
Вчера
Эта неделя
Этот месяц
1441
2694
5775
16853

Сейчас: 2020-07-08 16:28:49
Счетчик joomla