Поиск по сайту

Календарь

<< < Сентябрь 2017> >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

На помощь...

Реклама

Из В.И.Даля на всякий день и на разный случай:


 Тебе, телу, во земле лежать, а мне, душе, на ответ идти.
 Где бабы гладки, там нет и воды в кадке.
 Собака есть, так палки нет; палка есть – собаки нет.
 Дай Бог умереть, да дай Бог покаяться!
Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Ты - сильнее воды!

1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]


 Почему с людьми в воде случаются несчастья? Как уберечься от них во время купания, попав в критическую ситуацию на воде? Как помочь каждому человеку стать «непотопляемым»?

Всем, кто хочет избавиться от страха перед водой
и стать непотопляемым, адресует свой труд автор.
 


Кандидат медицинских наук Е. Д. Коновалов


Ранним июльским утром 1939 года с коромыслом и ведрами спускалась к реке девушка и, увидав пузыри на поверхности воды, где только что вроде бы маячила голова мальчишки, прямо в платье кинулась вытаскивать незадачливого пловца. Это был я, девятилетний пацан, который совсем недавно научился немного плавать без подушки, а точнее — наволочки, наполненной воздухом и в мокром состоянии державшей на воде подбородок плывущего.

Только вчера мы приехали сюда, в Курскую область, из Ленинграда, чтобы провести лето в деревне. В первое же утро, пока мама и старший брат спали, я тихо шмыгнул из хаты и, минуя зеленое приусадебное буйство, заросли конопли и крапивы за плетнем, выбрался на пустынный берег Сейма. Несколько шагов по дну — оно было чистое, песчаное — и я поплыл вперед как умел, по-собачьи Уже через 15–20 гребков захотелось передохнуть, я стал искать ногами опору, не находил, начал захлебываться, меня потянуло вниз. В последний миг сознания солнце над селом мне виделось уже через зеленую толщу воды…

Пронесенная через годы благодарность к неизвестной спасительнице вылилась потом в стремление сделать что-то полезное, чтобы уберечь людей от несчастных случаев на воде. Ежегодно и к по стране насчитывается немало тысяч, причем, как показывает статистика, умевших плавать среди утонувших при обычном летнем купании 50–70 процентов. Что же случается с ними в воде и почему они порой гибнут чаще, чем те, кто плавает плохо или не плавает совсем?

Обычно причины несчастий на воде объясняют судорогами ног, переохлаждением, усталостью, водоворотами. Но, размышляя над подобными объяснениями, я усомнился в их точности. В самом деле, так ли опасны судороги, можно ли в разгар лета переохладиться до такой степени, чтобы это повлекло за собой трагические последствия? Почему надо бояться усталости, если на любом участке проплыва можно «лечь в дрейф» и отдохнуть прямо в воде, не выходя на берег! (О том, как этому может научиться каждый, вы узнаете в конце книги.) А водовороты? Не преувеличивают ли их опасность? В 1954 году мне довелось участвовать в походе на шлюпках, который организовали студенты Новосибирского института инженеров водного транспорта. Стартовав в Новосибирске, мы на веслах, под парусом и бечевой по рекам Оби, Иртышу, Тоболу, Исети, Чусовой, Каме, Волге дошли до Волгограда, преодолев за 108 дней 6400 километров! И нигде на этом протяженном пути не встретили затягивающих водоворотов.

Указывают еще на эмоциональный шок, то есть нервное потрясение, например при испуге, когда человек, не чувствуя под собой вожделенного дна, теряется и начинает тонуть… Но почему испуг, а потом и шок возникают у людей, умеющих плавать? Масса вопросов появилась передо мной, едва я начал изучать эту проблему — как стать «непотопляемым», как оградить людей от опасностей, связанных с водной средой. Сведения в специальной литературе оказались скудными и лишь подтверждали, что тема изучена мало. Пришлось проводить исследования на практике, используя собственный опыт: я совершал многочисленные и длительные заплывы, проверяя предел выносливости, психическую реакцию на одиночество в воде, плавал в шторм, в ледяной воде, в водоворотах и стремнинах.

Все эти многолетние эксперименты позволили предположить, что решающая роль в трагедиях на воде принадлежит психогенной напряженности пловца и страху за свою жизнь. Утвердиться в этом мне помогли рассказы людей, переживших такие приступы страха. «Когда я плыву, — призналась одна женщина, — то все время думаю: вдруг подо мной яма? А что, если меня кто-нибудь за ноги схватит?» Типичный пример психогенной напряженности!

А вот история, рассказанная молодым экспертом судебной медицины: «Однажды летом отдыхали мы компанией на Оби. Надо было переправиться на остров. Места в лодке всем не хватило, и решили, что я, как хороший пловец, поплыву на остров сам. Где-то на середине реки я вдруг вспомнил, как выглядели трупы утопленников, которые мне приходилось вскрывать. При мысли, что я сам могу утонуть, мной овладел такой жуткий, безотчетный страх, что я сломя голову кинулся плыть скорее к лодке. Не знаю, что было бы со мной, не окажись ока сравнительно близко. Сорвав дыхание, из последних сил доплыл я до лодки и судорожно схватился за край борта. Наверное, у меня был необычный вид, потому что товарищи, сидевшие в лодке, встревожились: «Что с тобой?» А я ничего путного не мог им сказать…

Вдумайтесь в этот случай: молодой, сильный, здоровый, хорошо плавающий человек, врач, знающий особенности и возможности человеческого организма, мог погибнуть только потому, что был не в силах избавиться от тревожной мысли. Но, возможно, это связано как-то со спецификой его работы? Тогда отчего возникает эмоциональный шок у других? В какой форме в их сознании существует страх перед водой, что его порождает и поддерживает, как он влияет на состояние человека в заплыве?

На все эти вопросы еще предстояло найти убедительные ответы. Важно было то, что появилась рабочая гипотеза о решающей роли психогенной напряженности. Четко сформировать ее мне помогла книга французского врача А. Бомбара «За бортом по своей воле». Изучая материалы о судьбах потерпевших кораблекрушения, он установил, что многие из них умирают «задолго до того, как физические или физиологические условия, в которых они оказываются, становятся смертельными». А. Бомбар пришел к выводу, что, если люди теряют рассудок или умирают через несколько часов пли дней после катастрофы на воде даже в теплое время года, умирают, уже оказавшись на спасательных судах, значит, их убивает не море, не голод, не жажда. Их убивает страх.

И вот, чтобы показать, что в океане можно существовать много дней, Бомбар в одиночку совершает длительное путешествие на маленькой резиновой лодке. Питаясь только сырой рыбой и планктоном, собирая дождевую воду и выжимая сок из рыбьего мяса, почти не содержащего соли, он за 65 дней пересек Атлантический океан, утвердив таким образом идею, что есть много шансов на спасение, если не упасть духом и бороться за свою жизнь. Научный подвиг Бомбара еще раз продемонстрировал всему миру, что в любой критической ситуации психический настрой играет главную роль и в самом трудном положении человек, мобилизовав свою волю, останется победителем…

Мне же предстояло выяснить, как действует страх на человека при обычном летнем купании. Ставить опыты в данной ситуаций невозможно, нужно было собирать материал другим путем. Как? 12 мая 1967 года газета «Вечерний Новосибирск» опубликовала небольшую статью «Психологический барьер в плавании». В пей я обращался к людям, которые, будучи уже взрослыми и умея плавать, когда-либо во время обычного летнего купания оказывались на краю гибели. Спасенные кем-то или спасшиеся сами, от могли бы рассказать теперь о подробностях этого происшествия, что происходило с ними, что они испытывали, как действовали и боролись за свою жизнь, что было, по их мнению, причиной, приведшей к отчаянной ситуации. Анализ их рассказов позволил бы ответить на многие неясные пока вопросы.

Письма, пришедшие после этой публикации, подтверждали, что «непотопляемость» прежде всего психологическая проблема. Чего, например, стоит одно из них. подписанное инициалами В. Ш.! Пишет мужчина, в 30 лет испытавший смертельный страх при купании в море. Вот как это было.

«В детстве я жил в Бобровском затоке, и все мы, мальчишки, рано начинали плавать. В 7 лет я научился держаться на воде, а в 11 —свободно переплывал Обь, не зная ни страха, ни усталости. Доведись случай, уверен, что теперь, будучи взрослым, мог бы плыть хоть сутки (не на скорость, разумеется).

Впервые увидев Черное море, я обрадовался: вот где можно будет поплавать! В одно тихое утро я решил заплыть так далеко, чтобы не видеть ни домов, ни берега, зная, что сил на возвращение хватит с остатком. Температура воды была 18 градусов. Плыл спокойно, ни разу не оглянувшись. Часа через два решил все же оглянуться, и в одну секунду меня охватил страх: берег виднелся лишь узкой желтоватой полоской. Первое, что подумалось: доплыву ли обратно? И вот здесь-то пришлось преодолевать «психологический барьер», о существовании которого я не знал. Я перевернулся на спину отдохнуть, но сразу ощутил, что стало барахлить сердце: оно напоминало о себе какими-то ноющими охватами. Мгновенно отяжелели руки, ноги. Захотелось кричать, звать на помощь, но я был так далеко, что это теряло всякий смысл: вокруг только чайки да небо. Ох как хотелось в тот миг выскочить из воды на поверхность! Я стал беспорядочно бить по воде руками и ногами, но на это быстро ушли последние силы. И вот тут я пришел, должно быть, к самому верному решению: стал успокаивать себя воспоминаниями о прочитанных в книгах историях кораблекрушений, когда моряки, попав в подобные ситуации, и берега порой не видели, а плыли и спасались. Я же вдали видел берег. Стараясь ни о чем другом не думать, иногда взглядывая на узкую полоску желанной земли, я кое-как доплыл, главным образом на спине. Вышел из воды — не тело свое несу, а свинцовую глыбу. С тех пор не проходит страх перед дальними заплывами. Почему?»

Полученные письма сделали понятной картину развития эмоционального шока в воде. Только писем было пока немного. Поэтому было решено обратиться к читателям в масштабе страны.

Летом 1968 года писатель Г. Падерин опубликовал в «Неделе» очерк «Обвиняемый — страх», в котором описал мою работу над проблемой «непотопляемости». Позднее очерк был перепечатан в ГДР, Польше. Теперь уже письма стали приходить со всех концов Советского Союза и из-за рубежа. Свыше тысячи историй рассказали написавшие, и все, за исключением 9—10 человек, объявили страх главной причиной несчастий на воде.

Эти же письма показали, как глубоки в людях заблуждения, связанные с водной средой, как живучи предрассудки в нашем сознании, как сильна предубежденность и как она бывает вредна в ситуации «человек в воде».

В применении к плаванию большинство людей, по сути, являются «верующими»: их религия — страх, неосведомленность, с которыми очень трудно, но так необходимо бороться. Это и стало главной целью моих исследований. В дальнейшем родилась книга, с помощью которой я хочу разбить предубеждения, показать ошибочность взглядов и установок, определяющих поведение людей в критической ситуации, стремлюсь научить каждого, как избавиться от страха перед водой, сделать его «непотопляемым». И хотя, как метко выразился А. Эйнштейн, «легче расщепить атом, чем предрассудок», все-таки нужно пытаться это сделать.

Здесь надо оговориться: употребляя в книге слово «пловец», я буду иметь в виду просто плавающего или обучающегося плаванию человека, а отнюдь не спортсмена-разрядника, владеющего различными классическими способами, а под словами «заплыв», «проплыв» — любую дистанцию, которую человек преодолевает: от нескольких метров до многих километров.

Итак, в путь: постигая тайны человеческой психики, овладевая необходимыми навыками и расставаясь со своими былыми ошибочными взглядами, по водоворотам и омутам — к «непотопляемости»!



Глава первая

ЧТО ЗАВИСИТ ОТ ПСИХИКИ

Ходячие фразы — остолбенел от страха, онемел от ужаса, до смерти напугался — мы слышим часто. А много ли истины в этих, на первый взгляд преувеличенных выражениях?

Еще в древности выдающиеся умы своего времени интересовались влиянием психики (а оно, несомненно, есть, и вы в этом убедитесь сами) на состояние организма. Сегодня накопилось много доказательств, подтверждающих такую зависимость даже у животных. Примеры этого можно найти и в научных трудах, и в популярных изданиях. Вот некоторые из фактов.

В обезьяньем питомнике у самца отсадили самку, поместив ее рядом, в клетке с другим самцом, чтобы разлученный мог постоянно видеть эту пару. Ревность и ярость его достигли такой степени, что он заболел и вскоре погиб (как показало вскрытие, от развившегося инфаркта миокарда).

Журнал «Юный натуралист» пишет: «Животные, как и люди, иногда испытывают глубокие психические потрясения. Вот что произошло однажды в Лондонском зоопарке с молодым кенгуру, привезенным из Австралии. Как-то несколько зверят, его соседей, затеяли между собой драку. Забияки отделались легкими ранениями. А кенгуренок был мертв, хотя никакого участия в потасовке не принимал. Он сидел, забившись в угол. Его убил… страх. Чаще других животных жертвами подобной впечатлительности становятся зайцы».

А вот что сообщает журналист В. Песков о поведении лося в неволе: «Взрослого зверя приручить невозможно… Лось необычайно пуглив и, оказавшись в плену, почти всегда погибает от нервного шока…»

Еще более заметна взаимосвязь психики и физического состояния у человека. Отечественные и зарубежные этнографы, изучавшие быт и культуру племен, пребывающих и в наше время на низком уровне развития, приводят факты скоропостижной смерти людей, нечаянно преступивших различные морально-этические запреты: один — после того, как дотронулся до человека, на которого распространялось табу неприкасаемости, другой— от сознания, что нарушил религиозные табу, являющиеся по своей сути не более чем предрассудками.

Альберт Швейцер описывает случай смерти от отчаяния молодого африканца после того, как, садясь в пирогу, тот случайно раздавил паука, считавшегося, по представлениям племени, его священным родственником.

Похоже, что присказки о страхе не так уж далеки от истины: он способен вызывать в организме изменения, приводящие к гибели человека и животных. Поэтому настало время сказать несколько слов вообще о сфере эмоций.

Чувства выработались в процессе эволюции прежде всего как сигнальная функция и как выражение отношения к меняющимся условиям окружающей среды или к самому себе. В палитре эмоций выделяют в зависимости от окраски настроения положительные и отрицательные, например радость и печаль; а по характеру воздействия на организм стенические и астенические. Первые сопровождаются повышением жизнедеятельности, общего тонуса, вторые — снижением этих процессов.

Положительные эмоции, как правило, не приносят ущерба. Зато отрицательные способны уменьшать эффективность деятельности человека и животных, вызывать болезненные состояния и даже угрожать самой жизни. В этой группе особого внимания заслуживают робость, боязливость, беспокойство, тревога, испуг, страх, ужас, паника. Вызывая одну, почти стереотипную, реакцию — стресс, они являются причиной многих бед.

За миллионы лет совершенствования животного мира сформировался определенный психофизиологический механизм защитной реакции, включающийся, когда возникает угроза существованию организма и нужно мобилизовать его энергетические ресурсы, когда должна быть мгновенно осуществлена готовность к борьбе или бегству от опасности. Стресс (в переводе с английского — напряжение, напряжение всех внутренних систем и функций) способствует усиленной деятельности организма для преодоления трудных и опасных условий. Соответственно этому факторы, вызывающие стресс, в научной литературе называют стрессорами.

Различают физические и психические стрессоры, которые в реальной жизни действуют как в «чистом виде», так и в сочетании. К первым относят, например, действие резкого холода или жара, инфекционные заболевания, дефицит сна. Психические стрессоры значительно разнообразней: признаки угрозы или опасности, условия изоляции, неудачи, монотонная работа, порождающая крайнюю умственную и физическую усталость, и многое другое-

В роли психического стрессора выступает и страх. Составлена «шкала страха», где боязливость и ужас — крайние точки в ряду этого эмоционального состояния, хотя физиологический механизм воздействия всех степеней страха один и тот же — меняется лишь количественное выражение реакции. (Однако количество способно переходить в качество.) Здесь можно выделить целый комплекс признаков: от учащенного сердцебиения, скованных движений и сухих губ до ощущений тошноты, болей в животе и «медвежьей болезни». Как это знакомо многим, кто не научился владеть своей психикой!

И тревога, и беспокойство, и волнение перед экзаменом, и «предстартовая лихорадка» у спортсменов, базирующиеся на отсутствии уверенности в себе, — суть разновидности одного эмоционального состояния, называемого психогенной напряженностью. Этот термин уже встречался вам без разъяснения его сущности. Он объединяет промежуточные психические состояния в «шкале страха», имеющие в своей основе умеренную стрессовую реакцию, и означает «эмоциональное состояние, характеризующееся временным понижением устойчивости психических и психомоторных (двигательных) функций и понижением профессиональной работоспособности». Становится ясным, что психогенная напряженность (или просто напряженность) является помехой и должна преодолеваться. Еще важнее, чтобы человек научился тормозить ее появление, не допускать ее развития.

Давно замечено, что в одних и тех же экстремальных условиях люди чувствуют себя и действуют по-разному. Оказалось, что определяющим фактором и в поведении, и в физиологических реакциях на стресс являются личностные особенности человека: его характер, жизненный опыт, ум, хотя тренированность и специальная подготовка способны значительно повысить устойчивость к стрессу. Волевые усилия и контроль, сознательное подавление страха, стремление овладеть собой приводят к тому, что физиологические последствия стресса быстро затухают или не проявляются совсем.

Страх и плавание… В том, что он существует, теперь уже сомнений нет: это убедительно показано в письмах спасенных и спасшихся. Но, может быть, боязнь водной стихии закономерна, и страх перед нею, как враждебной средой, у нас врожденный, инстинктивный: ведь обиталищем нам служит суша?

Обратимся за аналогиями к миру животных. То, что мы теперь знаем о них, позволяет считать, что, хотя для большинства сухопутных млекопитающих земля тоже является средой обитания, они не избегают воды, если она преграждает им путь, не отказывают себе в удовольствии искупаться, поплавать.

Перед многими животными у человека в плавании есть ряд преимуществ: он может держаться горизонтально, может лечь на спину и без движения отдыхать (об этом в конце книги), он владеет разными способами плавания, приноравливаясь к разным условиям в проплыве. Животные же в силу своего анатомического строения, за редким исключением, испытывают в воде немалое лобовое сопротивление: их конечности почти перпендикулярны туловищу и в плавании не служат, как у человека, продолжением тела, когда он с вытянутыми вперед руками напоминает торпеду.

Кроме того, почти все сухопутные животные в плавании постоянно держат голову над водой и, следовательно, в штормовую погоду при срывающейся волне могут захлебнуться. Так что утверждать, будто у «венца творения» — человека — страх перед водой неистребим, ибо зиждется на инстинкте самосохранения, у нас нет оснований. Увы, этот страх — продукт коммуникабельности. Он родился из накопленной в межлюдских связях информации, и его почва — впечатлительность, подогретая рассказами о водных несчастьях.

Наверное, с тех пор, как человек стал существом социальным и для выражения своих мыслей и чувств использует речь, мимику, жесты, в его мозгу развился аппарат внушения. И коль скоро роль внушения в жизни и в исследуемой проблеме велика, поговорим о нем подробнее.

В. М. Бехтерев, написавший в 1908 году книгу «Внушение и его роль в общественной жизни», дает такое ему определение: «Внушение сводится к непосредственному прививанию тех или других психических состояний от одного лица к другому — прививанию, происходящему без участия воли (внимания) воспринимающего лица и нередко даже без ясного с его стороны сознания».

А вот что об этом же пишет психиатр И. Губерман: «Внушение — это то духовное влияние, которое оказывают люди друг на друга. Внушение вообще непременно содержится в любом, совершенно любом общении людей. Совет, указание, высказывание собственного мнения уже таят в себе внушение. Любая речь — это уже внушение, действенное или исчезающее впустую в зависимости от готовности слушателя — готовности в меру доверия, возможности и способности проверить, от активности и достаточности ума.

Внушают родители детям, наставники — ученикам, говорящие — слушателям, врачи — пациентам, все люди друг другу, вниз и вверх по лестницам и цепочкам социальных, родственных, интеллектуальных, любовно-дружеских — любых человеческих взаимоотношений, связей и общений.

В разной степени и от разных лиц подвержен внушению любой человек. Обращенное к человеку слово если и не сказывается решающим образом, то все же как-то влияет и откладывается где-то».

В. Л. Леви, психиатр, работающий успешно и в жанре популярной литературы, в книге «Я и мы» пишет: «Внушение и биологично и социально. Оно всегда акт общения, прямого или косвенного. Практически именно внушение определяет и наше мировосприятие, и наше поведение. Традиции, общественные стереотипы, социальные установки — все проходит через этот механизм. Логичное мышление — вот, казалось бы, антитеза внушения. Но ведь оно покоится на доказательствах. Доказательства же сводятся к аксиомам, применяемым как нечто само собой разумеющееся, то есть на веру. Вот и внушение…

Уничтожить внушаемость невозможно и не нужно, но ее можно и нужно сознательно контролировать… Мы тем более внушаемы, чем меньше у нас информации… Мы начинаем понимать, каким образом в поколениях держатся заблуждения, которые кажутся потом такими нелепыми: коллективные заблуждения имеют силу закона в 80 процентах…»

И снова И. Губерман: «Нельзя всегда обо всем до мелочей думать самому, каждый раз заново вырабатывая линию поведения, оценку, распорядок действий, мнения и поступки. Огромное количество общечеловеческих ценностей, навыков, отношений, привычек и познаний мы впитываем в себя именно благодаря воздействию коллектива. И это вполне разумная экономия энергии и времени.

Но человек экономит их, сплошь и рядом не замечая, что издавна впитанные сведения со временем становятся сомнительными и опровержимыми, усвоенные некогда представления уже вовсе не бесспорны…»

Теперь, когда мы уяснили суть понятия «внушение», рассмотрим его влияние на биологические процессы в организме.

О том, как тесно аппарат внушения связан с биологическими механизмами, свидетельствует хотя бы такой факт. Известен феномен «внушенного ожога», когда к коже загипнотизированного прикладывают предмет комнатной температуры, а внушают, будто прикоснулись раскаленным железом, что ему нестерпимо больно, что теперь на этом месте образуется волдырь. Затем человека пробуждают. Естественно, он ничего не пом-кит из того, что с ним было в гипнозе. И вот через 20–30 минут на месте «ожога» появляется краснота, через час припухлость, а через 2–4 часа — настоящий ожоговый волдырь: словесного внушения оказалось достаточно, чтобы организм отреагировал на холодный предмет как на действительный ожог.

А вот противоположный пример. Психофизиологические процессы в нем не менее разительны и пока необъяснимы наукой. На всех континентах можно встретить этнические группы, в которых бытует обряд «огне-хождения»: на празднествах, при скоплении зрителей, в ритуальном танце, приведшие себя обрядовыми приготовлениями в определенное возбуждение участники представления проходят неторопливо босыми ногами по большому кострищу, где только что разгребли головешки, или так же босиком исполняют танец на больших камнях, раскаленных горящим целый день костром. И хотя повреждающий фактор налицо — ожогов на подошвах не возникает! По-видимому, в состоянии экстаза, в своеобразной гипнотизации происходит отключение от всего внешнего. В наступившей отрешенности, может быть, невольной, неосознаваемой, блокируются сигналы с периферии тела и ответная реакция организма не развивается: ожоговых изменений на коже нет! Вот какие чудеса присущи нашей психике!

Есть примеры внушения и без гипноза. Врачам хорошо известны случаи так называемой ятрогении, когда заболевание развивается вследствие неосмотрительного поведения медиков и невольного внушения ими каких-то сведений о болезни, травмирующих психику чрезмерно впечатлительного пациента. К счастью, ятрогенные заболевания чаще всего выражаются лишь функциональными расстройствами, не заходя далеко, как при настоящих болезнях, и быстро прекращаются после разъяснения пациентам их природы.

Слово является пускателем биологических механизмов не только когда проникает в сознание «со стороны». Наше мышление тоже обладает эффектом внушения, или, точнее, эффектом самовнушения. Когда студенты медицинских институтов на третьем курсе впервые приходят в клиники и приступают к изучению симптомов основных заболеваний, многие из них начинают осаждать преподавателей жалобами на те или иные недомогания. Эта повальная «эпидемия» среди здоровой молодежи носит официальное название «болезни 3-го курса» и объясняется тем, что студенты, впервые столкнувшись с клиническими проявлениями серьезных заболеваний, подсознательно тревожась за свою судьбу, начинают искать у себя признаки этих болезней. Неудивительно, что они их находят, так как эффект самовнушения здесь действует безотказно.

Его результат зависит в первую очередь от степени эмоциональной окраски мыслей: чем спокойнее они были, тем проявление самовнушения слабее, и наоборот — чем большими эмоциями сопровождается мысль, тем она действенней. Мы сталкиваемся в жизни с самовнушением па каждом шагу и пользуемся им, подчас даже не подозревая об этом, однако его стимулирующий или деморализующий эффект не замедляет проявиться.

Условно самовнушение можно разделить на два вида: неосознанное, или пассивное, когда мысль, адресованная самому себе, не подкрепляется специальной методикой внедрения в сознание; и активное, когда используются специальные приемы воздействия на физиологические процессы организма, Последнее получило название аутогенной тренировки, аутотренинга, психорегулирующей тренировки.

Оказалось, что если, сконцентрировав внимание, облечь обращение к самому себе в краткие словесные формулы и мысленно повторять их в определенной последовательности, отчетливо представляя те ощущения или ситуации, о которых упоминается в формулах, то после некоторой тренировки удается достигнуть желаемого результата.

Активное самовнушение и самовнушение пассивное, неосознанное, происходящее, однако, ежедневно у каждого из нас, очень близки друг к другу. И если поразительный успех аутотренинга зависит от способности к концентрации внимания, то последствия неосознанного самовнушения объясняются подчас тем, что оно было подкреплено выраженной эмоциональной реакцией. Вот почему безотказно включаются психофизиологические механизмы стресса, как только в заплыве на фоне сильной эмоции страха возникает мысль-самовнушение: «Вдруг я утону!» или «Вдруг судорога!»

К сожалению, отрицательные эмоции, сопровождающиеся неосознанным самовнушением, оказываются обычно более разрушительными, чем те же неосознаваемые положительные. Чтобы положительные эмоции достигли максимального эффекта, требуется намеренное внедрение их в сознание, требуется методика, мобилизующая резервы организма. Отрицательные же эмоции срабатывают в демобилизующем плане значительно действенней. Поэтому-то они нуждаются в постоянном контроле и управлении со стороны человека.

Когда кто-то вел свою роль с подъемом, выше привычного и, может быть, хорошего уровня, превзошел себя — будь то артист на сцене, лектор в аудитории либо наш приятель в дружеской компании, — мы говорим: он был в ударе. Чем же обусловлено, что психические и физиологические процессы переходят на максимальные режимы? Как они включаются? Осознанно? Или как-то случайно, действуют помимо воли человека? Если осознанно, то какова методика управления этими процессами, что надо предпринять, чтобы в нужный момент уметь запускать их.

Оказывается, этому можно научиться, хотя многие делают это, не отдавая себе в том отчета. Есть немало приемов, при помощи которых удается вызвать необходимый психологический настрой. Одни люди, когда хотят поднять свой тонус, напевают бравурную мелодию, взбадривая себя. Другие берутся за какую-нибудь работу, уходят в нее с головой и в процессе ее выполнения перенастраиваются. Третьим, особенно женщинам, бывает достаточно надеть любимое выходное платье, как у них появляется торжественно-праздничное настроение. И так далее. Здесь все очень индивидуально.

Важно иметь в виду, что, поставив себе задачу — изменить настрой, человек способен это сделать. Он действительно волей над своими эмоциями, настроением, и надо лишь, чтобы он знал об этом, что он сильнее самого себя, знал, как управлять своими чувствами.

Бывает, что чрезвычайные обстоятельства изматывают человека физически и морально, казалось бы, до последней степени. Дальше бороться уже невозможно: все, это предел. Ан нет. Человек говорит себе, обстоятельствам, смерти: «Врешь, не поддамся!» или «Я все равно выстою». Он внутренне не сгибается, не сдается. Самое замечательное, что при этом активизируются резервы, до сих пор не использованные организмом, приходят новые силы, помогающие выдержать, победить, преодолеть трудности. Потом и сам человек и другие будут удивляться: «Как можно было в таких условиях выстоять или выжить? Ведь это выше всяких возможностей!»

У одних людей, с сильной волей, этот активный настрой осуществляется быстро, у других — медленно, у третьих, слабовольных, он почти не происходит. И пусть это звучит как давно знакомое, но об этом надо напоминать до тех пор, пока не станет законом для каждого, его привычкой и отработанной реакцией: «Не отчаиваться, не теряться, не поддаваться дурному настроению, не трусить! Не думать о неудаче». Тысячу раз правы те, кто в трудные минуты вселяет в себя и других бодрость и уверенность в успехе, искусственно поднимает настроение; и тогда он приходит, этот подъем, который так необходим для работы, борьбы, творчества.

Ну а когда у человека моральный спад, когда его одолевает угнетенность, при которой психофизиологические процессы протекают вяло, без огонька, когда человек весь в плену «дурных предчувствий» — разве все это не результат отрицательного самовнушения? Правда, предчувствия могут порождаться неосознаваемым легким недомоганием, ощущением физической разбитости, которое наблюдается иногда у взрослых людей. И уже на его фоне, цепляясь друг за друга, могут появиться мрачные мысли, особенно если человек склонен к самокопанию вместо того, чтобы позаботиться о сознательном и активном изменении настроя. Вот и почва для предчувствий!

Многие факторы влияют на настроение человека. Однако расценивать их как предзнаменование неудачи и позволять появляться дурному настроению, развиваться тягостным предчувствиям — значит впадать в суеверие. Ибо дурное настроение — это всего лишь продукт недостаточно контролируемой и организованной психики. И когда вслед за поэтом повторяют: «Учитесь властвовать собой», — то имеют в виду не только умение погасить вспышку гнева, обуздать неразумные чувства, но и способность сменить при необходимости душевный настрой.

Мы уже видели на примерах, что самовнушение может быть как оптимистическим, тонизирующим, так и демобилизующим, со знаком минус. Позволив себе подумать «я утону», или «я сейчас упаду», или «я что-нибудь забуду при ответе экзаменатору», или «я собьюсь», человек вольно или невольно способствует осуществлению того, чего как раз не хотел бы. И если во-время не взять себя в руки, самовнушение подействует, ибо происходит мысленное вмешательство в биологические процессы организма. Поэтому бывает трудно лечить мнительных, «увлекающихся» своим здоровьем людей, ипохондриков. У них слишком прочно закрепляются эти отрицательные прямые и обратные связи «орган— психика — орган», возникшие не на благодатной жизнерадостной основе, а на чрезмерно болезненной внимательности к себе, которая, как и всякие крайности, вредна.

Силой внушения обладают не только мысли, устная речь, но и речь письменная. Вот почему воспринятое без критики, на веру, сформулированное из прочитанного, услышанного, увиденного представление об опасностях в воде превращается в «пороховую бочку», способную взорваться от искры страха. Не меньшую угрозу для такой «пороховой бочки» представляет «тлеющий фитиль» сомнений в своих силах, который может разгореться под «ветром» надуманных опасностей, даже родившихся в воображении пловца. Тогда может произойти роковой «взрыв», если «порох» не окажется «подмоченным» опытом и знанием, уверенностью в себе. Обычно человек освобождается от этого «взрывчатого груза», как только становится осведомленным и тренированным, подготовленным психологически и физически.

При изучении писем, в беседах с людьми выяснилось, что сведения, касающиеся водоемов и плавания, особенно остро воспринимаются и легко запоминаются, поскольку имеют самое непосредственное отношение к пашей безопасности. Это и понятно: в потоке информации, ежедневно получаемой со всех сторон, не все воспринимается нами одинаково — для каждого есть информация безразличная и информация, вызывающая интерес. Но особое место в информационном потоке занимают известия о гибели людей на водах: по принципу внушения эти сведения действуют не только на наше сознание, но и на подсознание. Так, услышав о разговорах или прочитав хотя бы однажды о водоворотах или судорогах, каждый твердо запомнил и «намотал на ус»: на воде — опасно, тонут даже хорошо плавающие. Далее подсознательная мысль развивается в следующем направлении: раз это случается с другими, может случиться и со мной! Если же учесть, что «страшных» рассказов о «затягивающих» воронках, судорогах, утопленниках и прочем мы слышим превеликое множество, то станет ясно, как закладывается, программируется этот страх.

Способность информации проникать в подсознательную сферу помимо воли человека замечено давно. Это свойство, в частности, широко используется торговыми фирмами в капиталистических странах для влияния рекламы на людей. Интересные опыты ставили грузинские психологи, проверяя способность человеческого подсознания воспринимать звуковые сигналы. В эксперименте среди шума средней интенсивности периодически раздавался голос, не перекрывающий уровень шума: «Выпить воды!» Внимание участников эксперимента было поглощено выполнением определенного задания, и этой фразы они действительно «не слышали». Однако более чуткий подсознательный слух отфильтровал слова и направил их на механизм жажды, сигнализируя о необходимости удовлетворить эту, в данном случае не обоснованную физиологически, а внушенную потребность, Вот почему, ничего не зная о содержании и цели опыта, большинство его участников вскоре попросили попить.

Информация, получаемая нами из внешней и внутренней среды, имеет свойство, независимо от воли и сознания, накапливаться в памяти. Под «информацией» понимается весь объем сигналов, приходящих через органы чувств в специальные структуры мозга: это и зрительные раздражения, составляющие основную часть информации у большинства людей, и слуховые, и обонятельные, и осязательные, и сигналы от внутренних органов, мышц и сухожилий, объединенные понятием интерорецепции. В связи с этой способностью бесконтрольно накапливаться в памяти, в равной мере относящейся и к прикладным сведениям о плавании, нам важно уяснить, что информация способна проникать, минуя сознание, и, осев в подсознательной сфере, влиять на поведение человека…

Вот почему наши взгляды на жизнь, отношение к различным явлениям формируются не без участия подсознательно усвоенных сведений, истин, оценок, чужих мнений, воспринятых нами в разное время со стороны; вот почему в применении к плаванию и воде так важно провести «ревизию» своих взглядов. Ибо, если вся эта информация не проходит через горнило грамотной критики, а скапливается (прибегнем здесь к такому сравнению) как хлам где-то под лестницей или на чердаке, то в какой-то момент тревожная мысль поджигает эту массу непроверенных или неверных представлений, вызывая пожар, способный поглотить и хозяина «захламленного помещения».

Вспыхнувший в заплыве страх у «бесстрашных» людей существовал и раньше, но был где-то скрыт, задавлен в глубинах подсознания. Представители «сильного пола» этого чувства стыдятся, а в то же время личные достижения в спорте позволяют им считать, что все нипочем: плаваю далеко, дышу правильно, умею отдыхать в воде. Однако слишком много услышано о несчастьях на воде, чтобы это не могло не сказаться в какой-то момент. И такие неуместные воспоминания не окажут своего пагубного влияния, если человек знает, почему не надо бояться реальных, а тем более надуманных опасностей, если осведомлен о происхождении каждого явления, знает, как к нему следует относиться. В противном случае «бесстрашие» будет не чем иным, как легкомыслием или бравадой, потому что не опирается на фундамент знаний, опыт и тренированность.

Что касается плавающих хуже и не скрывающих страха, то, не имея точных сведений, что же происходит с человеком в воде, они легко допускают вероятность любой трагичной случайности. И мы с вами постараемся разобраться, в чем истоки присущих многим людям сомнений, опасений, насколько они состоятельны. Это поможет избавиться от унизительного чувства, оказывающего столь сильное влияние на человека. Последовательное осмысление обстоятельств, вызывающих напряженность и страх, приблизят понимание того, что почти все это преувеличено и недостойно опасения. А когда человек проверит это на практике, тогда постепенно уйдет страх, так мешающий научиться уверенно плавать, стать непотопляемым. В этом вы скоро убедитесь сами по отрывкам из писем.

В психологической подготовке есть один почти философский вопрос: как вообще относиться к мысли о смерти и как реагировать, если в заплыве возникает мысль, часто повергающая пловца в ужас: «Вдруг я утону!» Сама по себе она обычна, как и мысль пассажира, садящегося в самолет: «Долетим ли?»

Отнеся это к закономерностям психики, будем пока считать тревожную мысль если не нормальным, то хотя бы объяснимым явлением. Отсюда следует, что при обучении плаванию необходима психологическая подготовка, которая предотвращала бы стрессовую реакцию там, где для нее нет объективных причин, чтобы не влекла за собой панику обычная в заплыве мысль: «Вдруг и я..!» Тогда в результате подготовки, зная заранее, что появление такой мысли возможно, пловец уже спокойно воспримет пробивающуюся тревогу, поскольку это не будет для него неожиданным. А неожиданность здесь играет огромную роль… Впрочем, только ли в воде?

Страх в заплыве потому и становится всесильным в приведенных примерах (и во всех остальных, с которыми вам еще предстоит познакомиться в книге), что человек внутренне не был готов к этому психологическому испытанию. Если бы хоть единожды любой из авторов присланных писем еще до описываемого происшествия всерьез задумался над тем, как станет реагировать на навязчивую мысль: «А вдруг я утону» — и как он поведет себя в сложной ситуации, все было бы иначе. Тогда возникновение этой мысли в заплыве сопровождалось бы не паникой, а торжествующей радостью: «Ага, вот оно, злополучное сомнение! А мне не страшно!»

Даже если просто предупредить человека, что в та-кой-то момент те или иные явления могут встревожить его, но надо суметь овладеть собой, то он встретит их уже спокойно, отреагирует без стресса. Поэтому бороться со страхом и предупреждать его появление надо прежде всего с помощью просвещения. Зная хотя бы необходимый минимум из психологии и физиологии человека, прикладную гидрологию, нетрудно будет в заплыве правильно оценить степень угрозы и отнестись к обстоятельствам, как они того заслуживают, без тревоги и паники.

Но-этого мало. Надо приготовиться к тому, что мысль «Доплыву ли?» может появиться не только в спокойном заплыве при хорошей погоде. Каждый может оказаться и в реально трудных условиях плавания: усилившийся ветер, беспорядочная волна, темнота… Важно, чтобы и тут человек не поддался отрицательному самовнушению, не, реагировал на пугающую мысль; чтобы не «засела» она в сознании. Малейшее сомнение в своих силах надо гасить незамедлительно, чтобы не доводить себя до психического и физического истощения. Потому вмешательство с целью саморегуляции должно начинаться раньше, чем разыграется стресс, а еще правильнее — до заплыва.

Вот как определяет саморегуляцию известный психотерапевт А. В. Алексеев: «Способность сознательно, путем использования соответствующих приемов, изменять в нужном направлении состояние своей нервнопсихической сферы и всего организма».

Не об этом ли всегда мечтал человек? Быть могучим, когда нужна мобилизация сил, спокойным — когда требуется хладнокровие, собранным — когда необходима сосредоточенность; ощутить прилив энергии, когда нужно сбросить с себя усталость; наконец, уметь произвольно регулировать некоторые функции своих внутренних органов, когда возникает потребность и в этом.

Волевое усилие опосредованно передается на рычаги исполнения от механизмов самовнушения, действующих независимо от того, знаем мы о них или нет. Большинство людей использует их, так и не подозревая об этом. В той или иной форме мы внутренне постоянно взываем к себе. Примером этого может служить хотя бы исследование Р. М. Загайнова, изучавшего методы предстартовой настройки спортсменов. Он пишет: «Особо важное место в механизме настройки занимает монолог, то есть обращение спортсмена к самому себе. Монолог произносится (или продумывается), как правило, во время разминки, а чаще всего — перед самым выходом на ринг, помост и тому подобное. Он всегда интимен, и узнать его содержание в этот момент очень сложно. Проще это сделать, когда спортсмен закончил соревнование.

Примерами таких монологов могут служить следующие. Чемпион СССР П.: «Где ты вырос? Ты вырос в Сибири! Ты работал в шахте! Твоя мать одна воспитала троих детей. Где твой отец? Ты знаешь, где твой отец (отец погиб на фронте). Что же ты трусишь? Встань и иди!»

Чемпион Европы Ч: «Ты уехал на соревнование, оставил дома больную мать. Так что же? Ты приехал проигрывать? С чем ты вернешься к ней?..»

Монологи могут быть приготовленными заранее и импровизированными (в зависимости от ситуаций, возникающих в ходе соревнований). Монологи можно классифицировать следующим образом: монологи-самоприказы («Докажи…», «Только вперед, и никаких сомнений!»); монологи-убеждения («Любая помеха только мобилизует меня!», «Я могу, и я должен!»); монолог-уговор («Сделай это ради нее!», «Подерись за тренера, ему очень нужна твоя победа!»); монолог-объяснение («Он волнуется тоже», «Болеют за слабых»).

Тренеру важно знать, какие монологи действуют на психическое состояние спортсмена наиболее эффективно, необходимо учить спортсменов пополнять запас монологов и с их помощью воспитывать с первых шагов в спорте способность к самооптимизации. Это обеспечит постоянную эффективность механизма настройки, составной частью которого является монолог».

Как видите, диапазон «разговорного жанра» весьма широк: от уговоров и убеждений до жестких самоприказов. И замечательно, что овладение методами самовнушения, психическая саморегуляция могут принести успех там, где все другие методы неэффективны.

В план психологической самоподготовки следует включать монологи, выбирая в зависимости от обстановки наиболее действенные формулы. Когда обдумывание или «разговор» происходит вне воды, применимы разные формулировки, в том числе и «мягкие». В заплыве же, где тревогу или страх надо пресекать быстро, целесообразно применять самоприказы. В таких обстоятельствах обычно говорят себе: «Хватит паниковать! Взять себя в руки! Справился со своим страхом! Уже не боюсь! Спокоен! Действую уверенно!»

Сомневающиеся в эффективности этого метода должны согласиться хотя бы с тем, что активное самовнушение будет занимать в заплыве мысли человека, концентрировать его внимание на этом, не давая тревоге разрастись, и уже потому эти приемы, безусловно, полезны. В трудные минуты особенно важно, чтобы сознание было занято положительными, мобилизующими мотивами, а не пассивными и паническими.

Если самовнушение проводится с верой в успех, оно становится максимально эффективным, в чем убеждается каждый, кто всерьез взялся за освоение его приемов. Поражающие нас результаты саморегуляции у йогов или способность к «огнехождению» основаны на тех же механизмах внушения и самовнушения, использовать которые хотя бы частично может научиться каждый.

Чем же объяснить, что на воде внезапная мысль «Вдруг я утону!» не получает опровержения, а служит пусковым механизмом паники? Ответ напрашивается один: очевидно, у человека нет доводов для возражения самому себе, так как нет знания, что же именно может случиться, нет запаса уверенности, какой нужно выработать, чтобы избежать несчастий на воде.

«Запас надежности», «запас уверенности» — термины, заимствованные из авиации и авиационной психологии, вполне применимы и к плаванию, ибо отражают суть психического состояния человека — уверенность в том, что ничего плохого с ним не произойдет, что он все может и все умеет, справится в любой ситуации, какой бы неожиданной, сложной или опасной она ни оказалась. И если говорить о задаче психологической подготовки, то ее можно считать достигнутой лишь тогда, когда в сознании каждого создан этот «запас». Отсутствие его порождает психологическую напряженность: наряду с определенными для человека устрашающими обстоятельствами, он порой не знает точно сам, чего именно боится, плывя вдали от берега, но страх не покидает его. Человек не в состоянии от него избавиться, и это не позволяет совершать дальние заплывы, лишает высокого наслаждения, которое можно испытывать всякий раз от встречи с водой, если сознаешь свою непотопляемость, а главное — обладаешь ею.

Итак, что же конкретно порождает страх перед водой? Что мешает стать непотопляемым? Об этом — в следующих главах.



Глава вторая

ГИДРОЛОГИЧЕСКИЙ МИНИМУМ 

Итак, мы уже знаем с вами из писем, что при плавании в открытом водоеме многих людей не покидает чувство тревоги. Так и кажется плывущему, что всюду таятся омуты и водовороты, только и существующие для того, чтобы, как сказочные чудовища, поглощать свои жертвы.

Грозное это слово — водоворот! Поговорите и с бывалыми людьми, и с мальчишками. Всегда в запасе у них найдется рассказ (неважно, свой или чужой) о том, как в весенний паводок в водовороте скрывались коряги и бревна, а порой и целые деревья, которые потом всплывали где-то далеко, ниже по течению, уже без листьев и сучьев и обязательно с ободранной корой. Как: хе должно их там, под водой, ломать и корежить! Разве, по мысли рассказчика, это не доказательство существования в воде каких-то дьявольских сил, способных затянуть человека?

«Я плыву и думаю: подо мной яма, омут, водоворот. Вот сейчас я утону, вот сейчас, сейчас», — пишет хорошо плавающая женщина, даже спасавшая других в воде.

«В 16 лет, переплывая Неву, я попал в водоворот, которые часто возникают от каменистого дна и быстрого течения. Вдруг что-то потащило меня вниз, страх мгновенно охватил меня, я стал погружаться и глотать воду…»

Читаем другие письма: «Когда повернул обратно к берегу, то в ужасе увидел, что гребу вхолостую — стою на месте! Повернул в сторону реки — то же самое! Вправо, влево — результат прежний! Меня охватил какой-то ужас. Кричать бесполезно. Вспомнил спасительную фразу: если попадешь в водоворот, то надо нырнуть вглубь и под водой по течению уйти в сторону от него. Так я и сделал. И спасся…»

«Мне было уже 22 года, когда я тонула на Волге. Тогда меня покинула уверенность в своих силах. Проплыв около четырех километров, я решила выйти на берег, но почувствовала, что мои ноги попали в водоворот. На берегу — ни души, на воде — никого, впереди — обрывистый берег. Помощи ждать неоткуда. Появился страх, но сила воли победила. Пока барахталась, была па месте, а легла на спину отдыхать — берег вроде стал ближе. Снова барахталась, силы покидали меня. Вспомнила детскую забаву: когда щепку бросишь в водоворот, то она обязательно выплывет и прибьется к берегу. Применила этот способ. Время от времени ложилась на спину, и, когда водоворот потерял силу, я выплыла. Меня просто выбросило, как щепку».

Вы заметили! Пока женщина в панике барахталась, она оставалась на месте, изматывая себя ненужной борьбой. А пустила себя по воле волн, легла на спину, почти не делая движений, и благополучно поплыла по течению.

«На стыке двух рек мою младшую сестренку 15 лет затянуло в водоворот. Кинулась ее спасать и сама попала. Ведь по законам физики центробежная сила отталкивает, поэтому надо держаться на обочине водоворота и найти слабое место, чтобы вырваться из него. Я вырвалась…»

Как видите, существуют целые теории о выходе из водоворота: здесь и глубинные ныряния, и поиски слабого места на обочине водоворота. На основании услышанных еще в детстве разговоров, ранних впечатлений па всю жизнь формируются у нас «водные» взгляды и представления. Человек взрослеет, получает образование, набирается опыта, а где-то в подсознании живут эти детские страхи перед водой. И вот парадокс: многие убеждены, что чем тише течет река, тем она коварней, почему-то именно в спокойной глади воды чудится им скрытая угроза.

«На Днестре много тонут в водоворотах, потому что река медленная», — сообщает из Одессы аспирантка технического вуза.

Пишет хорошо плавающий человек, совершавший в море большие заплывы: «Тонул я в пруду нашего парка. Совершенно неожиданно меня стало затягивать (это в пруду-то — Е.С.). Причем сначала я поддался этой силе, а потом сделал несколько резких гребков в сторону и совершенно спокойно ушел от водоворота. Даю вам слово, что никогда раньше не читал о данном способе спасения. Только через несколько недель после того случая я прочитал о нем на стенде, который был установлен в Зеленогорске на пляже».

А мужчина 30 лет, занимающийся парусным спортом, считает, что, кроме страха, может быть еще одна важная причина гибели купающихся: «Где-то я читал, что под обычной рекой текут подземные реки. В каких-то местах эти подземные реки соединяются с обычной рекой, образуя те воронки, в которые засасывает в буквальном смысле… Ну и что делать, если окажется подземный тоннель, по которому вода из обычной реки идет в подземную? А ведь вероятность попадания в такой тоннель довольно высока, если проплыть вблизи него…»

Оказывается, печатные издания повинны иногда в наших неверных представлениях о процессах в природе. Ошибки можно встретить даже в учебниках, причем они кочуют из одной книги в другую без проверки, как незыблемые утверждения, пока не подвергнутся опровержению.

Когда речь заходит о водоворотах, редко кто воздержится от совета, как надо вести себя, попадая в их зону. К сожалению, эти рекомендации не всегда соответствуют истине, а главное, поддерживают у читателей представление об опасности водоворотов и тем самым укрепляют страх перед водой. Читая подобные советы, думаешь, что они принадлежат людям, купавшимся только в ваннах, а не в реках. Однако создатели книг — заслуженные спортсмены или уважаемые корифеи в своей отрасли. Что касается водоворотов, то авторы, по-видимому, без проверки, ничтоже сумняшеся, используют рецепты предыдущих поколений. Вот что пишется в одном из хороших руководств по плаванию: «В быстрых реках пловец может попасть в водовороты различной степени мощности. Попав в водоворот, пловец должен энергичным рывком постараться пересечь центробежную силу вращения воды. Если это не удается, и водоворот осиливает и затягивает, нужно, соблюдая спокойствие, набрать воздуха, нырнуть в косом направлении по течению и удалиться от опасного места…» Эти строки обращены не к осваивающим начальный курс плавания, а к уже имеющим достаточную подготовку, чтобы принять участие в дальних проплывах!

А вот другой учебник: «Не менее опасны для купания места, где имеются водовороты или холодные и быстрые течения. Определить водоворот можно по вращению воды. Надо заблаговременно отплыть в сторону или, в крайнем случае, интенсивно проплыть это место в горизонтальном положении, не опуская ног. При затягивании в воду, необходимо быстрым движением податься в сторону. Если же этого сделать не удается, то не следует выполнять лишних бесцельных движений. Надо сделать глубокий вдох и погрузиться под воду, а затем энергичным гребком руками и ногами выплыть из «воронки», диаметр которой с глубиной уменьшается».

Это были выдержки из недавних книг. Посмотрим, что же писалось о водоворотах в «прапраисточниках». В изданном в Петербурге в 1914 году «Самоучителе искусства правильно плавать» под названием «Современный пловец», автором которого являлся преподаватель плавания Пажеского Его Императорского Величества корпуса магистр плавания 1-й степени ротмистр А. Л. Носович, можно прочесть следующее: «У нас едва ли можно встретить настолько сильный водоворот, чтобы он мог представлять серьезную опасность. Но при половодье больших рек, в особенности, когда пловец уже ослабел, возможно появление таковых, которые могут представлять опасность.

Если пловец чувствует, что водоворот его осиливает, то лучше всего: а) лечь на спину, б) отдаться во власть воды, в) хладнокровно отдыхая, собраться с силами, г) в момент погружения в воронку водоворота набрать воздуха, как при нырянии, и, когда водоворот, втянув пловца в воду, ослабеет, выплывайте на поверхность в косом направлении и удаляйтесь от водоворота».

В отличие от своих последователей, которые развивали тезис о водоворотах главным образом в сторону устрашения и преувеличения их опасности, сам Носович наряду с ошибочными советами высказал мысль, которую я бы выделил как самую главную и ценную из всего, что говорится о водоворотах: «У нас едва ли можно встретить настолько сильный водоворот, чтобы он мог представлять серьезную опасность». Однако замечу попутно, что в зоне водоворота не место отдыхать и не время отдаваться во власть воды. Уж если пловцу выпал столь редкий жребий попасть в водоворот, то, конечно же, надо действовать хладнокровно, но не погружаться под воду и не уходить в «косом направлении». Но об этом подробнее в конце главы.

Еще большее огорчение вызывают дезинформация и путаные формулировки, встречающиеся в научно-популярной литературе. Так, в безусловно интересной и полезной для школьников «Занимательной физике» Я. И. Перельмана в статье «Отчего притягиваются корабли», где речь идет о принципе Бернулли, пишется буквально следующее: «Итак, притяжение кораблей обусловлено всасывающим действием текущей воды. Этим же объясняется и опасность быстрин для купающихся, всасывающее действие водоворотов. Можно вычислить, что течение воды в реке при умеренной скорости 1 м/с втягивает человеческое тело с силой 30 кг! Против такой силы нелегко устоять, особенно в воде, когда собственный вес нашего тела не помогает нам сохранять устойчивость…»

Но если бы это было так, то никто из плавающих в реках на расстоянии 30–50 метров от берега или осмелившихся заплыть на середину реки не вернулся бы из воды живым. Ибо скорость 1 метр в секунду есть 3,6 километра в час — приблизительная скорость течения большинства равнинных рек, а» например, максимальная сила тяги, которую при плавании кролем на груди способен развить мастер спорта, как показали исследования, достигает 22–22,5 килограмма. Причем у пловцов второго разряда зафиксированы соответственно величины лишь в 9—10 кг. Куда уж тут второразрядникам: мастера спорта и те не смогли бы сопротивляться «всасыванию текущей воды» с силой 30 кг.

Трудно сказать, по каким формулам производился расчет всасывающей силы воды (термин, кстати, совершенно неудачный), но тезис о втягивании в водоворот, в быстрины не выдерживает никакой критики. А ведь не исключено, что в таком вот виде эта «истина» преподносится и на уроках физики, когда для более углубленной проработки материала учителя привлекают дополнительные пособия или адресуют ребят к научно-популярной литературе. Скольким же поколениям любознательных школьников за полстолетия удалось внушить, что «текущая вода всасывает человека»!

Однако вернемся к письмам. Вы заметили, что их авторы почти единодушны: тянет! Но ведь это те, кто не задавался целью трезво проверить, кто с младых ногтей считает: водовороты есть всюду, и они опасны. А кто сознательно заплывал, чтобы испытать на себе их действие— за быки мостов, в крутящиеся струи, в стремнины на быстрых реках, — утверждает: «Не тянет». Пишет женщина, ветеринарный врач по профессии: «Воронки я тоже старалась испытать. На реке Селенге во время ливней вода несется с огромной скоростью, на ее поверхности хорошо видны всякие воронки, завихрении. И сколько бы я ни заплывала, ни одна воронка не могла меня втянуть в себя…»

Так все-таки тянет или не тянет? Давайте сообща разбираться. Движется ли тело в неподвижной воде или вода обтекает недвижимое тело, в аэрогидродинамике не имеет значения. (Например, авиаконструкторы закрепленные модели будущих самолетов «продувают» в аэродинамической трубе.) Это позволяет в домашних условиях провести простые опыты. Налив воды в таз или ванну, погрузите руку на глубину 8—10 см и выполните под водой плавный горизонтальный гребок сомкнутыми пальцами. Вы увидите, что над рукой создается зона перемешивания с крохотными вращающимися на поверхности ямочками-кнопками. Первый вывод, который вы вправе сделать как исследователи: при возмущении слоев вода в силу текучести образует вращающиеся вихри. В стоячей воде они вскоре успокаиваются, а в текучей стихают по мере удаления от очага возмущений.

Рождение вихря приводит к тому, что центробежная сила отжимает воду в стороны от мимолетно существующей оси вращения… В слабом вихре или при тихом течении на поверхности образуются ямки; при быстром течении могут возникать воронки до нескольких десятков сантиметров (их называют еще «вьюнами»). Закручивающиеся вихри при сильном гребке веслами хорошо видны в безветренный вечер или утро, когда лодка движется по зеркальной воде и ее след за кормой отмечен двумя рядами долго не исчезающих воронок.

Опыт второй. Опустите ладонь ребром на ту же глубину и сделайте очень плавный гребок. За рукой не возникает заметных возмущений. Чуть быстрей движение — и обнаруживается знакомая картина завихрений. При сильном гребке возникает интенсивная турбулентность. Отсюда напрашивается второй вывод: чем медленней течение, тем слабее перемешивание слоев. И наоборот: чем больше скорость, тем интенсивнее вихреобразование. Гидрологи обнаруживают турбулентное движение во всех текучих водоемах, что вызвано неровностями дна и берегов, поворотами русла, перепадами глубин, колебаниями уровня воды, пульсациями потока.

Наконец, о тех воронках, которые действительно затягивают. Впервые мы встречаемся с ними в миниатюре, выпуская воду из ванны, в раковине: видно вращательное течение жидкости с уходящей к сливному отверстию конусовидной воздушной полостью. Вихревые воронки возникают главным образом потому, что жидкость к сливному отверстию устремляется с разных сторон с разными скоростями, что обусловлено несимметричным расположением сливного отверстия, формой дна, стенок, неровностей на них. Неравномерность подхода жидкости создает закручивающий момент, возникает стойкое вращательное движение. При этом, чем ближе к центру вихря, тем больше скорость вращения.

С возрастанием скорости центробежные силы, отбрасывающие жидкость к периферии, начинают превышать силы гидростатического давления. Цельность жидкости с этого момента нарушается, происходит прорыв воздуха, образуется «воздушный шнур» воронки вдоль «оси» вращения, который более широк в верхней своей части.

Воронкообразование в жидкости со свободной поверхностью — так называют этот процесс специалисты — наблюдается там, где происходит сток воды, например о ванне; когда создается разница уровней по обе стороны от подпора при сбросе воды— в камерах шлюза, в верхнем бьефе строящейся ГЭС при пропуске ее через донные водосбросы плотины. Кстати, в гидротехнике воронкообразования стремятся не допустить, ибо прорыв воздуха в воронку снижает пропускную способность водослива,

Теоретически подковавшись, обсудим теперь критично то, что излагается в некоторых письмах. В одном из них приводится мнение, будто в реках есть участки русла, где вода устремляется в подземный рукав, образуя начало глубинной реки. Там-де и могут возникать воронки, затягивающие людей. Да и как, в самом деле, мыслить иначе, если газетные страницы, извещая об успехах буровиков в изыскательских партиях, пестрят броскими заголовками: «Двухэтажная река», «Река под рекой»… Как тут не поверить в воронки?

Выражения «подземная река» пли «подземное море» не следует понимать буквально. В таких случаях речь идет о мощных по толщине или огромных по протяженности водоносных пластах, породах, поры и щели которых заполнены водой. В силу геологических условий она может находиться под большим давлением, поэтому скважины выбрасывают на поверхность фонтаны пресной или минерализованной воды.

«Подземные реки» не возникают путем разветвления русла на наземную и глубинную части, как раздваиваются тоннели метрополитена. Подземные воды существуют независимо от поверхностных рек и могут располагаться на различной глубине в несколько водоносных этажей. Лишь верхний из них — горизонт грунтовых вод — связан с реками, питая их. Уровень воды равнинных рек, в свою очередь, может поддерживать горизонт почвенных вод. Однако этот взаимообмен не происходит через устья типа колодцев или горловин «скрытых» рек, а осуществляется путем фильтрации. В пределах Советского Союза есть реки, никуда не впадающие. Однако и они не уходят под землю, а расходуются на орошение или пересыхают и теряются в песках.

Здесь хочется сказать о боязни ям в реках. Над понижениями дна не возникает затягивающих течений. Завихрения рождаются обычно за препятствиями потоку, а не в местах расширения русла, какими являются всякие «ямы».

Надо полагать, каждому приходилось наблюдать детские игры на берегу: у кромки воды в плотном песке роется яма, но она тут же наполняется водой, края ее оседают. Оставленная в покое, она через 10–20 ми-пут почти сравнивается и исчезает. Только кучки мокрого осевшего песка рядом напоминают о недавних «землеройных работах». Нечто подобное происходит и с русловым грунтом. Дело в том, что даже при слабом течении донные наносы перемещаются, и любые искусственно созданные углубления дна затягиваются песком и илом. Так, прорытые под водой траншеи для укладки трубопровода заполняются песком в ближайшие же сутки, что вынуждает затем повторно расчищать их гидромониторами.

Естественно, что для неплавающего не только яма в воде, но и ровное дно, где слой воды выше человеческого роста, представляет опасность. Что касается страха перед омутами, то он нам достался «в наследство». Важно уяснить: ям плавающему человеку надо остерегаться не в воде, а на суше, где, оступившись, можно покалечиться. В реках же в ямы не затягивает.

Пытаясь доказать обратное, что «ямы» и «воронки» затягивают, приводят такой довод: водолазы поднимают утопленника в том месте, где он утонул: «водоворот его удерживает». Но, дорогие товарищи, это же, напротив, доказывает, что течение реки мало: труп даже не сносит! — значит, меньше условий для турбулентности. С уверенностью можно сказать, что никакого водоворота там и не было, как, по-видимому, и во всех остальных случаях, когда причину несчастья валят на пресловутые водовороты.

В народе водоворотами называют еще область выхода грунтовых вод в русло реки, когда плывущий попадает из теплой струи в холодную. К слову сказать, это не всегда родниковые выходы. Летом температура придонных слоев обычно ниже, и вертикальные циркуляции поднимают их к поверхности. Внезапная смена температур в заплыве многих пугает, и они утверждают, что их «потянуло вниз». Это впечатление ошибочно. Если не ожидать, что сейчас должна разыграться трагедия, то никаких последствий быть не должно.

Давайте на натуре познакомимся с водоворотными явлениями. Ниже того места, где берег вдается в русло подводным мысом, есть участок стойкого вращения воды, именуемый суводью, или уловом. Возникает она потому, что создается подпор воды с небольшой разницей в уровнях потока выше и ниже выступа. Отклоненные мысом струи огибают его и устремляются во впадину, образующуюся вследствие местного понижения уровня за выступом. Поскольку течение воды сохраняется, все неодушевленное плавающее, попавшее в суводь, совершив несколько вращений, уносится дальше. Чем больше скорость потока, тем интенсивнее суводь. У правого берега вода в суводи вращается по часовой стрелке, у левого — против.

Ниже суводи, а также за большими песчаными косами, вдающимися в русло, вдоль берега могут быть участки с малыми скоростями течения. Это тиховоды. Они отграничены от быстрой части полосой пены или плавающего мусора: кусочков коры, мелких веток, обломков сучьев. В тиховоде у кромки берега плавающий мусор медленно движется в сторону, противоположную течению реки. Он скапливается там иногда в значительных количествах, плотно закрывая поверхность воды на десятки метров.

На быстрых реках плот или лодку, попавшие в суводь, может развернуть и даже покружить на месте, поскольку при своих габаритах они противоположными концами могут оказаться в разных потоках. В этом смысле для судоходства повышенного внимания и особой тактики прохождения требуют участки пути, где соседние потоки имеют значительные перепады скоростей: пара сил, действующих на нос и корму судна в разных направлениях, способна отклонить его от курса и временно сделать неуправляемым. Однако человеку такие зоны ничем не грозят: в стремнине он будет снесен, а в суводи не испытает затягиваний или кружений.

Схема образования суводи (в плане). Каменистый или трудно размываемый выступ берега отклоняет струю в сторону середины реки. При этом создается небольшая разница в прибрежных уровнях воды выше и ниже выступа. Струи обходят его и затем возвращаются к берегу, заполняя зону пониженного уровня. Ниже выступа в пределах суводи вода движется вдоль берега в обратном направлении, таким образом в суводи происходит медленное вращательное движение воды.

Теперь о собственно водоворотах, хотя суводь была его «прибрежным» вариантом. Когда на дне лежит огромный камень, коряга или затонувшее судно, то вода, набегая на них, создает поперечный вал, хорошо различимый на поверхности реки. За валом возникает зона пониженного уровня, в которую сверху и с боков, закручиваясь, устремляются потоки воды. Чем крупнее препятствие и выше скорость, тем мощнее водоворот. Однако вследствие непрерывности тока воды поступательное движение сохраняется и все плавающее, попавшее сюда, уносится по течению.

Поскольку затягивающие воронки возникают только при сбросе воды у гидротехнических сооружений или в жестких емкостях, посмотрим, остается ли что-нибудь из водоворотных явлений, с чем полезно ознакомиться. Проходя по мосту, остановитесь у перил и последите за движением воды, где течение наиболее сильно. Позади мостовой опоры или отдельно стоящего ледореза хорошо видна широкая полоса хаотического перемешивания воды, интенсивность которого прямо зависит от скорости потока. Это типичная водоворотная зона, четко отделенная от остальной поверхности цепочкой закручивающихся вихрей. Любители острых ощущений могут исследовать ее, однако первый раз это надо делать со страховкой: пусть недалеко от вас будет кто-то в лодке.

А где найти одиночный водоворот? Задача не из легких, но не унывайте: обследовав реку на десятки километров, вы, наверное, отыщете суводь. Вездесущие мальчишки при купании любят прыгать с берега в такую «воронку». Наконец, путешествуя по рекам, вы имеете шансы встретить интересные участки, поплавать там и убедиться, что в этих местах не затягивает.

На фарватере неустраненные загромождения (камень, затонувшая баржа или карча — обрушившееся в половодье дерево с корнями) обозначаются красными буями, предотвращающими столкновение судов с подводным препятствием. Если же оно вне фарватера или на несудоходной реке и не отмечено обстановочными знаками, то и здесь водоворот заметен издали, и можно уклониться в сторону.

Когда попадание в водоворот неизбежно, надо еще за несколько метров взять направление прямо на него и (здесь можно согласиться с авторами книг), сохраняя самообладание, интенсивно проплыть это место, не опуская ног. Причем ноги не следует опускать не потому, что водоворот «ухватится за них и втащит в глубину». Нет! Если человек опускает ноги, он невольно принимает вертикальное положение и почти прекращает двигаться вперед, а все его силы идут на то, чтобы «уравновешивать» голову. Поэтому, стремясь скорее миновать зону водоворота, проходите ее вплавь без остановки. Поскольку протяженность водоворота, за редким исключением, определяется несколькими метрами, бывает достаточно десяти-пятнадцати толчковых движений ногами в сочетании с координированными гребками рук, чтобы миновать его.

Конечно, для неподготовленного пловца, с трудом проплывающего в спокойной воде 20–30 метров и уже там теряющего силы и самообладание, встреча с водоворотом может оказаться роковой лишь потому, что человек не представляет себе, что это такое и как его надо проходить. Впрочем, маловероятно, чтобы начинающие пловцы могли выйти на него: мудреная это задача — найти водоворот. Такое скорее выпадет на долю хорошо плавающего, кто даже в незнакомых местах делает далекие заплывы.

Мне довелось плавать на многих реках, переправляться вплавь через реки в Горном Алтае, неоднократно быть сбитым течением на переправах вместе с конем и добираться вплавь в одежде до берега. И не встречались мне на равнинных реках такие водовороты, как их представляет себе абсолютное большинство людей. Даже на быстрой красавице Чусовой, которую мы прошли на шлюпках от истоков до устья, водоворотов было мало.

В чем же секрет их поразительно устрашающего действия? Наслушавшись (и начитавшись) разных былей и небылиц, человек напряженно ждет проявления каких-то неведомых сил, как только оказывается в вихревых потоках. Впервые восприятие турбулентности необычно, оно пугает, теряется ощущение «послушной» воды, и человек, привыкший плавать в реках с малым течением или в стоячей воде, считает, что вот-вот начнется втягивание «в воронку» и надо сопротивляться изо всех сил.

В этих условиях он становится жертвой собственного страха, а не реальных факторов: один пловец в пруду вдруг ощутил затягивание; другой чуть не погиб в море, хотя вода была тихой и ласковой. Как правило, людям только кажется, что они попали в водоворот.

Что касается «классического» метода выхода из него, то необходимо сказать следующее: если кто-то, применив этот способ, становился победителем «в схватке с водой», то лишь потому, что после мгновений испуга и замешательства брал себя в руки и отваживался на «последнюю» меру. Когда человек плавает, не опуская голову в воду, то в страхе перед воронкой даже краткое смачивание лица от всплеска волны может показаться ему длительным пребыванием в глубинах под действием «всасывающих сил». Именно отсюда рождаются рассказы о том, что пловца «опустило на дно, а затем выбросило из водоворота в сторону».

Утверждение, что в водовороте, «если он осиливает», надо погружаться под воду, неверно, и вот почему. Отдаваясь власти стихии, вы, пусть на время, теряете ориентировку, да и под водой можно удариться о то препятствие, которое создает водоворот, хотя обычно интенсивное смешивание потоков происходит уже позади преграды. Кроме того, психологически важно каждую секунду чувствовать себя хозяином положения, а не пленником. Впрочем, если вы верите в то, что «классический» метод поможет, ныряйте: сгодится все, кроме паники и страха, поскольку вам извне ничто не угрожает. Наконец, если водоворотная зона оказалась протяженной, что бывает на быстрых реках, и вам в ней неуютно, то, оценив ситуацию, измените направление и плывите к одному из берегов, чтобы пересечь ее.

Вчитайтесь еще раз в письма: устав от сопротивления в борьбе с несуществующим противником (а фактически— с самим собой), пытаясь вырваться из водоворота, многие пловцы благополучно покидали его в дрейфующем состоянии — сплавлялись! А женщина, которая в бурной Селенге специально заплывала в воронки, не заметила, чтобы ее куда-нибудь затягивало. Таким образом, попавших в водоворот спасало не то, что они вели себя «по инструкции» и единственно верно, а то, что появлялась программа осознанного поведения, пришедшая на смену панике. Даже если бы человек действовал в водовороте в противоположность тому, что предписывается, но был уверен, что поступает правильно, он бы и тут вышел победителем: сама мысль, что он поступает как надо, придавала бы спокойствие, приносила успех.



Глава третья

ОТЧЕГО ЖЕ СУДОРОГИ?

С детских лет наслышаны мы о судорогах, помним рассказы о трагических случаях, которые молва связывала с судорогами: «Докупался до судорог», «Его хватили судороги», «Утонул от судорог». Но что предшествует им? Когда они возникают? Что вызывает их? Заглянем-ка сперва в письма.

Пишет спортсмен, чемпион города по боксу. Переплывал он однажды озеро Иткуль — это на Среднем Урале, южнее Свердловска. «До середины озера доплыл благополучно, хотя все время сверлил сознание страх. Нельзя сказать, чтобы я боялся чего-то конкретного, нет, этого не было. Я боялся чего-то вообще, был какой-то абстрактный страх. Мне все время казалось, что вот-вот что-то должно случиться, что я утону, что схватят меня судороги. И случилось. Я попал в зону холодного источника, бьющего со дна. Температура воды в озере 23 градуса, а тут не более 12–14. Трудно сказать, что на меня подействовало сильнее: холодная вода или неожиданность, страх или все вместе. Только у меня начались судороги…»

«Была холодная вода. Сразу подумалось, что может ноги свести судорогой: я столько наслышалась об этом. И назойливая мысль уже не покидала меня. Не успела проплыть метра четыре, как почувствовала, что правая йога перестала мне подчиняться. Было такое ощущение, что мышца натянулась как струна и при малейшем движении может лопнуть. Нога стала каменной и начала тянуть ко дну…»

Становится очевидным, что к этому загадочному явлению сложилось определенное отношение. Считается, что судороги — одна из главных причин гибели в воде и поэтому крайне опасны; что они могут охватить не только ноги, но и мышцы всего тела и даже «дойти до сердца»; что судороги возникают, если из теплой воды попасть в зону холодной или просто плавать в холодней воде. Вот почему их боятся и, плывя в открытом водоеме, настороженно ожидают, что они могут развиться. Итак, что же это за наваждение?

Двигательные расстройства, именуемые судорогами, выражаются в сокращении мышц независимо от нашей воли и желания. Помните: «Его колено выбивало дробь», «От страха лязгали челюсти», «Он никак не мог унять дрожь в ногах»… Это примеры из повседневной жизни. Когда происходят ритмичные сокращения, то судороги называются клоническими. Они безболезненны и могут иногда наблюдаться после тяжелой физической нагрузки, после нервного напряжения.

Другой вид судорог — тонические судороги — проявляется в непрерывном сокращении мышц без их расслабления и сопровождается умеренными и неприятными, тянущими болями. Именно такие возникают иногда у пловцов в заплыве. Случаются они чаще в ногах — в мышцах голени и стопы, реже — в мышцах бедра. Тонические судороги можно вызвать и искусственно. Достаточно нетренированному человеку выпрямить ногу, усиленно и долго, как говорят в гимнастике, «тянуть носки», то есть максимально напрячь голень и стопу, как мышцы становятся плотными, и в них появляются тупые, тянущие боли. Если сделать противоположное движение, сокращения мышц проходят.

Людям, страдающим от судорог, рекомендуются упражнения на растягивание мышц и широкие маховые движения в суставах, что скоро избавляет от столь неприятных ощущений. Представьте себе на минуту, разве могли бы артисты балета без тренировки, без растягивающих упражнений для мышц и без соответствующего их развития выполнять так легко и грациозно танцевальные па?

Судороги надо отличать от повреждений мышечных пучков, которые случаются при резких нагрузках: тогда тоже возникают боль и сокращение мышцы. «Очень любил играть в футбол, и если выходил на поле, предварительно не разогрев мышцы ног, то после игры, часа через два, начиналась судорога, сопровождавшаяся страшной болью в голенях. Начиналась она непроизвольно, внезапно: резкая боль, образовывался желвак, мышца становилась твердой, словно камень. Такое бывало только в начале сезона, весной, когда я еще не находился в своей лучшей спортивной форме…»

Одна из причин подобных травм — выполнение работы, не соответствующей степени готовности мышечного аппарата. Не случайно в спорте занятия начинаются с разминки — специальных упражнений, цель которых — включить в работу, разогреть всю мускулатуру, подготовить организм к большим нагрузкам.

В отличие от повреждений, вызванных перегрузкой мышц, судороги у здоровых людей вне воды возникают от не всегда ясных причин, иногда просто от неудобной или непривычной позы, в лежачем положении во сне. Вне воды это не вызывает большого беспокойства. Человек обычно меняет позу, делает самомассаж или прекращает на время работу, расслабляя мышцы. Иное дело в воде. Ощутившего судороги охватывает ужас, панически кидается он к берегу, видя только в этом спасение, быстро срывает неотработанное дыхание и начинает взывать о помощи. Если помощь не поспевает, возможно и худшее.

Надо сказать, что судороги, как правило, возникают у взрослых, а не у детей. И это объясняется не только большей эластичностью и подвижностью их костно-мышечного аппарата, но и тем, что детвора, купающаяся до посинения и дрожи, опасностями пренебрегает. А там, где нет психогенной напряженности, где эмоции положительны, там обычно и судороги не возникают. Вот для сравнения два письма.

«Как реки вскроются, лед пойдет, так мы, дети, начинали купаться. Говорили нам — ледяная вода. А летом до того накупаемся, что губы посинеют, зуб на зуб не попадает. И о судорогах не имели представления, как это сводит ноги?»

«Год я провела на Кубе в командировке. Все время купалась. Вода там ниже 23–25 градусов не бывает. И вот в такой воде отмечала у себя судороги пальцев ног…»

Многие считают, что судороги можно прекратить уколом болезненно сократившейся мышцы, для чего носят приколотую к плавкам булавку. Но давайте поразмыслим: если судороги в заплыве, как считается, результат напряженной физической работы либо следствие охлаждения («попал из теплой воды в полосу холодной, и сразу свело ногу»), то почему болевой раздражитель — укол булавкой — иногда устраняет сокращение вместо того, чтобы усилить его? Не в том ли дело, что судороги возникают вследствие сигналов от мозга, а не вследствие изменений в самых мышцах? Тогда, наверное, можно сознательно предотвращать или обрывать их, если они развиваются?

Возьмем на заметку, что в плавании распределение нагрузки на мышцы ног иное, чем при ходьбе и беге, и координация мышечных усилий в воде другая: ведь тело находится почти во взвешенном состоянии, близком к невесомости. Допустим далее, что в отличных от земных условиях передвижения пловец не соизмеряет волевые сокращения мышц, которым в воде выпадает более легкая доля, и они получают импульсы к более сильным сокращениям: как следствие этого — судороги. Но если бы причина была в этом, судороги наблюдались бы именно у обучающихся плавать во время их самых первых уроков в воде, у того, кто только постигает премудрость координации движений в плавании. Однако о них говорят те, кто решается на заплывы различной (порой, правда, небольшой) дальности, кто ставит себя, в их собственном представлении, в условия риска.

Обращает на себя внимание такая закономерность: судороги возникали, если человек испытал в заплыве страх, либо это происходило на фоке эмоциональной напряженности во время усиленного проплыва — броска. И вот что интересно: плавая на тренировках в бассейне больше и энергичней, люди не испытывают судорог. Но стоит сделать заплыв в море или в реке (при той же приблизительно температуре воды, что в бассейне), и судороги появляются. Не в том ли дело, что это происходит на фоне первично возникшего беспокойства пли явного страха?

«Недалеко от берега мы увидели в реке плавающую змею. Мы выгнали ее из воды, кидая палки. Затем стали купаться. В какой-то момент мне показалось, что моего тела коснулась змея. Сразу развились судороги ног, затем — одной руки. Стал тонуть, пошел ко дну. Под водой увидел, что это тонкие длинные водоросли. Вернулись силы, всплыл, отлежался на спине у поверхности воды».

Один из читателей сообщает о примечательном факте: «Заплыл я в море метров на 300 от берега. Когда возвращался, возникли судороги ноги. Превозмогая боль и страх, «на последнем дыхании» добрался до волнолома. И как только коснулся рукой бетонной стенки, как только осознал, что спасен, судороги мгновенно исчезли».

Здесь настало время познакомиться с таким понятием в психологии, как «установка». «Установку, — пишет Я. Л. Коломинский в книге «Человек среди людей», — понимают как целостную направленность человека в определенную сторону, как готовность воспринимать окружающее определенным образом, под определенным углом зрения. Возникает установка и под влиянием прошлого опыта, и под влиянием других людей». (А я добавлю: и под влиянием средств массовой информации — печати, кино, телевидения, радио.)

В чем выражается наличие установки, станет понятнее, когда мы осмыслим некоторые факты. Да простит меня читатель, если речь пойдет не о самых эстетичных, на его взгляд, вещах. Однако, обсуждая сложнейшие человеческие проблемы, мы углубляемся в вопросы психологии и физиологии, следовательно, «ничто человеческое не чуждо» должно быть и нам, лишь бы это помогало взаимопониманию.

У ряда народностей по религиозным мотивам существует запрет употреблять в пищу некоторые продукты, например свинину; кое-кто почему-то без отвращения не может слышать о конине. И если человек узнает, что случайно съел запретное или отвергаемое блюдо, у него может тут же начаться рвота. Что произошло? Ведь ка-кого-то ненормального раздражения желудка или кишечника не было и отравления не случилось: мясо-то свежее. Оказывается, отчаяние или отвращение, продиктованное установкой, включает через подсознание созданный природой древний механизм обратной перистальтики.

Установка вызревает в человеке постепенно и зависит от воспитания и самовоспитания. Если кто-то тяготится ею, он должен не закреплять установку, а подавлять. Методы самовнушения здесь явятся лучшим подспорьем. Тысячу раз прав английский историк Э. Гиббон, сказав: «Каждый человек обладает двояким воспитанием: одним, которое получает от кого-то, и другим, более важным, которым обязан самому себе». Эта мысль относится не только к морально-этическим, но и психо-физиологическим аспектам воспитания, закрепляющего, в частности, рефлекторные реакции внутренних органов. Если смотреть шире, то можно сказать, что мы живем установками, ибо наши взгляды, отношение к чему-либо есть чистейшие установки. Вот еще пример.

В очерке собственного корреспондента «Известий» Б. Петрова «Теплая Арктика», посвященном начальнику одной из полярных станций А. П. Будылину, рассказывается: «А еще было: вернулся Александр Петрович с охоты, навстречу бежит собачка. Будылин потрепал ее по загривку, а она его — цап! Через два дня собака взбесилась. А сыворотки против бешенства на станции нет, и самолеты из-за непогоды не летают. В словаре прочитал: инкубационный период длится 40 дней.

— Худые, думаю, твои дела, товарищ начальник! Начнешь теперь людей кусать…

Сорок дней прошло словно в кошмаре. Никому он, конечно, ничего не сказал, однако записку заготовил. Еще через три дня во сне у него вдруг стало судорогой сводить челюсти. Проснулся, полежал… Вытащил пистолет из-под подушки и тихо, чтоб никого не разбудить, вышел, в тундру. А была весна. Солнце уже играло, ручьи сверкали. Шумная птица валила с юга. Он остановился, обвел все это глазами, и так стало человеку горько…

— Ну, думаю, пить-то ведь я должен бояться. Водобоязнь это называется. Нукась, попробую: прилег к ручью — холодна была водица! — И выдул одним духом с полведра, ей-богу! Ну и обрадовался. Погоди, мол, мы еще попробуем пожить! Так и не заболел. Правда, года три потом по ночам душили кошмары и челюсти сводило. Однако обошлось».

Как видим, установка выработалась на не дающую покоя тревожную мысль: «После укуса собаки я заболею, и первым симптомом будут судороги жевательных мышц. Появятся они, значит, пробил мой час». Сорок дней в страхе за свою жизнь ожидал человек признаков болезни — и судорога пришла. Пришла среди здоровья, ибо А. П. Будылин так и не заболел бешенством.

Одна из особенностей установки в том, что, сформировавшись, она уже не зависит от сознания, так как перекочевывает в подсознание, в область автоматизмов или неосознаваемых действий. Это было обнаружено, когда внушенная в гипнотическом сне установка действовала в последующих опытах. Обратите внимание: несмотря на то, что испытуемые ничего не знали о содержании опыта (что происходит с ним в гипнозе, человек не помнит), установка проявляла себя, оставаясь при этом неосознаваемой. Мы еще вернемся к этому факту, поскольку здесь лежит ключ к пониманию роли подсознательного страха: нередко человек искренне отрицает его существование, но страх есть и является, по сути, «бомбой замедленного действия». Пока же уясним, что установку можно выработать с помощью слова, кстати, не только устного, но и печатного.

В жизни установка формируется воздействием значимых для нас факторов, событий, мыслей, каких-то выводов, порой даже ошибочных. Но они помогают создавать определенную точку зрения, и именно ею мы впредь руководствуемся, делая это неосознанно. Как показывают примеры, установка, определяя поведение и состояние человека, может стать не только основой его деятельности как личности, но и регулятором его физиологического состояния, как живого существа.

В плавании происходит своеобразное самонаведение судорог. Так, если у пловца сложилось стойкое убеждение, что судороги могут появиться, когда из теплой воды заплываешь в зону холодной, если он боится этого момента, значит, выработалась порочная (с точки зрения здравого смысла, но вполне закономерная — психологически) установка на судороги при перепаде температур, и они у него вполне могут возникнуть, становясь после этого нередко обязательными, закрепившись как условный рефлекс «заплыв — судороги». Если этой установки нет, то даже у человека, отмечающего временами появление судорог на суше, в заплыве они не случаются.

Можно согласиться с тем, что при резкой смене температур ощущения не всегда бывают приятными. Однако оснований для развития судорог тут нет, если отсутствует их напряженное ожидание, столь характерное для многих плавающих. Кстати, почему судорог не бывает у любителей попариться в бане, когда прямо из парной они бросаются в снег или окунаются в прорубь; распарившись, залезают в бочку или ванну с холодной водой?

Влиянию холода на развитие судорог молва отводит много места. При летних купаниях, однако, не наступает значительное охлаждение тела. И вот что любопытно: в воде у берега люди могут резвиться, играть в мяч, много плавать там, где всегда под ногами есть дно, и судороги не возникнут. Но стоит отплыть подальше, как они появляются. Почему? Разумеется, дело не в том, что вода в прибрежной зоне на 1–3 градуса выше, чем на глубине. Ведь судороги не возникают, например, при переходе вброд горной реки или при долгом стоянии в холодной воде с улочкой; мы не отмечаем их на суше, хотя охлаждаем ноги не меньше, чем в плавании. Как они мерзнут, если в неутепленной обуви долго стоим в мороз на остановке в ожидании транспорта или на свидании с девушкой! Даже пальцев ног не сводит! А в воде…

Если принять толкование, что судороги возникают от усталости мышц и охлаждения, то в первую очередь они должны бы случаться у тех, кто страдает сосудистыми заболеваниями ног, однако этого нет. Вспомните-ка: как бы ни приходилось физически напрягаться на земляных и бетонных работах, в стройотрядах, поднимать на стройке непосильный груз, в особенности сооружая свой дом, дачу или гараж, мы не отмечаем у себя судорог. Почему? Не потому ли, что нет тревоги за свою жизнь?

Значение отрицательных эмоций велико. Испуг, психогенная напряженность, парализуя сознательный контроль, возбуждают двигательные зоны мозга, предуготованные к этой реакции — непроизвольному сокращению мышц. И по закону установки они возникают в том участке тела, где человек ожидал судорог. Многие так и указывают в письмах: с момента, когда показалось, что они пе доплывут, возникали судороги.

«В тот год я впервые была на море и заплыла далеко. Все было ново, удивительно и немного тревожно. Подумала о судорогах, о них я слышала немало рассказов, и тотчас, как по приказу, они явились…»

«Однажды в Красноярске на середине Енисея у меня свело судорогой икры обеих ног. Интересно, что за 5 минут до этого ко мне подходил катер, меня хотели «спасать», но я их отговорил. Катер умчался, а у меня судороги. Я еще подумал: «Ну вот, катер ушел, а я теперь потону». Стал массировать икры, успокоил себя. Судорога прошла».

Очень характерный случай. Вдумаемся в него. Дежурные на катере невольно внушили подсознательный страх своим предупреждением: «Ну, смотрите не утоните». И уехали. Мимолетное чувство одиночества, навеянная тревога и — как результат всего этого — судороги.

В физиологии есть понятие идеомоторного акта. Оно подразумевает переход двигательных представлений человека в соответствующие непроизвольные мускульные движения. Академик И. П. Павлов так объяснял этот процесс: «Давно было замечено и научно доказано, что раз вы думаете об определенном движении… то вы его невольно, этого не замечая, производите…» Теперь становится более понятной природа судорог в воде. Пожалуй, редкому взрослому не довелось за свою жизнь испытать болезненных сокращений мышц голени и стопы, наступавших после неудачного прыжка через канаву, где-нибудь на прогулке, в играх, при занятии спортом. Таким образом, человек получает представление о характере ощущений. Эти-то ощущения он и может вновь возродить в памяти, наслышавшись о возможных судорогах в заплыве.

«Я заторопился к берегу, чтобы она (судорога) не пошла по всему телу…»

На самом деле ничего подобного не случается. Но пловец держит в сознании эту тревожную мысль, он считает, что судороги могут развиться, представляет, что при этом будет ощущать, и по закону идеомоторного акта, усиленному страхом, они возникали. Вот почему мы не наблюдаем их у детей; у них еще нет того жизненного опыта, в котором «хранился» бы случай травматического растяжения мышц ноги. Все это придет к юному человеку позднее…

Теперь ясно, почему судороги в бассейне редки: действует подсознательная мысль: «Здесь мне ничто не грозит, стенки рядом». В открытом же водоеме — кто знает, что может случиться.

Как же предотвратить созревание установки на «водные» судороги? Скажу так: пока человек боится их, они могут появляться. Когда, уяснив причины, пловец действительно перестанет их опасаться, установка угаснет под контролирующим и регулирующим влиянием сознания. И судороги навсегда исчезнут.

«Делал двухкилометровый заплыв. Когда до берега оставалось 250–300 метров, обе ноги до бедра свела судорога. Хотя было неприятно, но доплыл па руках. И с тех пор судорог не было ни разу, хотя потом плавал в высокогорных озерах, где температура воды 5–6 градусов. До того случая судороги бывали неоднократно, и я их боялся, а после того заплыва, когда обе ноги отказали, совершенно перестал бояться». Очень показательный пример!

Что же делать, если в заплыве у вас возникли судороги? Во-первых, отнеситесь к этому спокойно, как к само собой разумеющемуся. Во-вторых, поскольку судороги появляются в группах сгибательных мышц, сделайте противоположное: разгибательное движение и расслабьте ноги. В-третьих, проведите массаж, для чего, вдохнув и приняв положение «поплавка» с опущенной в воду головой, разминайте, массируйте двумя руками эти мышцы. Затем, сменив на время стиль, плывите дальше. Появятся еще раз, повторите процедуру снова. Несомненно, помогают и отвлекающие моменты: подбадривание со стороны, внушение, самовнушение, умение взять себя в руки.

В такой позе, напоминающей поплавок, можно массировать икроножные мышцы, разминая и растирая их, взяв носок на себя.

«Как только рядом раздался спокойный голос попутчика— судороги прошли».

«Плыл с девушками… Когда достиг середины, посмотрел по сторонам. Большая темная масса воды двигалась очень быстро. Я вспомнил рассказы товарищей о том, что со дна Днестра бьют ключи ледяной воды, что здесь много водоворотов, и ощутил страх. В эту минуту у меня резко свело судорогой ногу и подтяпуло к спине. Помощи близко не было. Рядом плыла девушка. Ее спокойствие задело меня. Вот если сведет обе ноги и руки, тогда все, а пока до последнего вздоха буду бороться за жизнь. Посмотрел на девушку, она, смеясь, о чем-то говорила. Как маяк, она помогала мне преодолеть страх».

Осталось рассудить, как быть с булавкой. Использование ее, вероятно, носит установочно-ритуальный характер, то есть при наличии веры в «спасительный» укол, будто бы обязательно снимающий судороги, его сила, глубина, место нанесения уже не играют роли: лишь бы кожа ощутила боль (некоторые при этом щиплют кожу, кусают руку). С таким же успехом могла быть выработана установка на снятие судорог, например, «спасительным» подергиванием за ухо или почесыванием носа. Считали же раньше: сотворишь крестное знамение — и нечистая сила отступит. И ведь помогало! Перекрестится набожный — и страх уменьшается. В заплывах же стали верить в булавку.

В спорах о судорогах слышишь порой и такое: «Зачем вы разбиваете веру в то, что укол прекращает судороги? Помогает кому-то, и слава богу»… «Не отнимайте у людей амулета: с булавкой им спокойнее».

А мне хочется спросить: ну а что будет с тем, кто забыл свою «ладанку» на берегу? Ведь вместо амулета я предлагаю знание. Это сделает человека куда сильнее. Зачем же мириться с его суеверием? Допустимо ли в наш век пребывать в психической и физической зависимости от амулета? Знание уничтожит страх перед судорогами, и это станет лучшей их профилактикой.



Глаза четвертая

В КАНДАЛАХ СТРАХА

Продолжим наше знакомство с оттенками психологического состояния, которое люди испытывают, находясь в воде. Что еще, кроме водоворотов и судорог, тревожит их в заплыве?

«Дна нет». Устав или встревожившись, плохо плавающие, а также искалеченные страхом, неуверенные в себе люди, приближаясь к берегу, начинают искать дно ногами и не всегда нащупывают его: «Дна нет!!!» С этой жуткой, парализующей мысли начинаются паника и утопание, если вовремя не поспевает помощь. Как показывают отчеты водолазов спасательной службы, основная масса утонувших извлечена из воды недалеко от берега, поэтому мнение, будто плавающие тонут главным образом вдали, на глубине, ошибочно. Что же происходит с этими людьми? Ведь они были совсем рядом с границей, где зачастую уже можно встать на дно, не погружаясь в воду с головой! И сил вполне хватило бы проплыть еще несколько метров: физические резервы в тот момент были далеко не исчерпаны.

Вот как описывают многие свое психологическое состояние в заплыве. Пишет 27-летняя женщина: «Раньше в Сибири мне приходилось купаться в довольно быстрых и бурных реках, и не было такого страха перед водой. А теперь меня пугает спокойный Днепр, который в Гомельской области можно переплыть на лодке с одним веслом: будучи студенткой, я при купании попала в яму, чуть не утонула, с трудом выбралась. С тех пор попытки мои научиться плавать кончаются безуспешно: стоит обнаружить, что я не достаю ногами дна, как мною овладевает панический страх».

Пишет спортсмен, имеющий 1-й и 2-й разряды по разным видам спорта: «Когда купаюсь, стараюсь ногами достать дно, хочу убедиться в том, что в случае надобности я могу встать на ноги. Боюсь плавать на глубоких местах. Как пи стремлюсь перебороть страх, мне это сделать не удается».

Итак, если пловец психологически не готов к тому, что дна может не оказаться под ногами, что в поисках его можно погрузиться в воду с головой, если человек не умеет, не любит или боится опускать лицо и голову в воду, то наступает испуг: даже секундное погружение ему кажется катастрофой. Парадокс такого критического момента заключается в том, что зачастую, если, вытянувшись, встать на цыпочки, то дно уже можно достать ногами. Но плывущие обычно ищут желанную опору полусогнутой ногой, к тому же, находясь не в вертикальном положении, а «полулежа», на плаву. Бывает, что человек барахтается, захлебывается, теряет сознание и тонет на мелком месте, где глубина-то, если встать, по горло.

Хотя боязнь опустить голову в воду характерна в первую очередь для плохо плавающих, ее можно встретить и у хороших пловцов.

Пишет далеко заплывающая в море женщина: «Боюсь, страшно боюсь опускать голову в воду. Голова над водой — и сам черт не страшен, под воду силой не затащишь…»

Вот почему обучение плаванию должно начинаться с опускания лица в воду, открывания глаз в воде, с выдохов в воду, промеров глубины «солдатиком» — эти упражнения надо поставить первыми и обязательными, Кроме того, начинающий пловец должен научиться мысленно успокаивать, убеждать себя: «Не достану дна — ничего страшного, не беда. Сил хватит, проплыву еще немного или сначала отдохну на спине и сделаю последние гребки к берегу».

Вот так (левая фигура) полусогнутой ногой слабо плавающий человек ищет спасительное дно на мелком месте и… не находит» А встань он спокойно, распрямившись, и обретет опору.

Боязнь глубины. У многих пловцов в сознании прочно сидит страх перед глубиной, как будто не безразлично, где плыть — над толщей воды в 5 или 40 метров. Вот как они сами описывают это состояние: «Лежала на спине в море, наслаждалась купанием. Глянула в глубину на свои ноги в воде, и меня охватил ужас перед бездной, лежащей подо мной…»

Один хорошо плавающий человек, умеющий отдыхать в воде, совершающий далекие заплывы, признался: «Страх перед темной толщей воды остался…»

Пишет 18-летняя девушка: «Сил у меня было достаточно, но вдруг я представила себе, что здесь очень глубоко, и испугалась. Сразу перехватило дыхание, пыталась встать на дно и безуспешно, барахталась, плыть не могла. Вначале было страшно умирать, а потом я смирилась со своей участью. Уже с синими ногтями меня вытащил из воды парень…»

Преодолеть страх перед глубиной, приучиться спокойно воспринимать толщу воды под и над собой помогают тренировки, во время которых надо погружать голову в воду и, если она прозрачная, рассматривать дно, водоросли, обитателей дна и глубинных слоев, надо нырять с маской и ластами.

Полезно научиться внушать себе уверенность, ободряюще разговаривать с собой. Деморализующей мысли «А сколько метров глубины подо мной?» надо противопоставить свое убеждение: «А мне безразлична глубина, Нет дна? А я не боюсь. Я сильнее воды и этого глупого унизительного страха. Что, собственно, мне угрожает?» Позднее, когда придет бесстрашие на воде, необходимость в этом успокоении отпадает. Однако умение владеть собой, приводить себя в нужное психологическое состояние всегда пригодится человеку.

Прикосновения в воде. Неожиданное прикосновение к чему-либо в заплыве у большинства людей, мягко выражаясь, не вызывает удовольствия. И причину этого надо искать в том, что даже у хороших пловцов где-то внутри сохраняется психогенная напряженность. Что же говорить тогда о всех остальных…

«Когда нога касается чего-то под водой, внутренне вся содрогаешься от страха. Может быть, в этом виноваты разные рассказы об утопленниках…»

«Могу утонуть от одного прикосновения тины или скользких растений на дне…»

На небольших реках участки русла бывают покрыты водными растениями (в обиходе их называют водорослями, оставим и мы с оговоркой это название). И хотя для купания люди предпочитают места, где этих водорослей нет, чрезвычайные обстоятельства могут вынудить человека плыть через подводные заросли. Поскольку речь пойдет о пресноводной, а не морской растительности, с которой встречаются аквалангисты, будем различать два вида растений. Один — это лентовидные растения типа осоки, встречающиеся в реках с выраженным течением. Другой вид — например, водяные лилии — водится в зарастающих водоемах, в стоячих и медленно текущих водах — в прудах, озерах, в речных протоках. Крупные сердцевидные листья лилий местами сплошь покрывают зеркало воды, а шнуры-стебли идут от самого дна, образуя в верхнем слое воды густые сплетения. Эти заросли стесняют движения пловца руками; ногам же, как ни странно, растения мешают меньше.

Первейшим условием остается — никакой паники! Не поддавайтесь первому впечатлению, будто растения могут вас утопить. Даже если глубина здесь больше человеческого роста и на дно не встанешь, архимедова сила все равно поддержит пловца. Значит, и опутанный стеблями по рукам и ногам человек может сколь угодно долго держаться на плаву, если его голова опущена в. воду, и поднимает он ее только на мгновение для вдоха.

Плыть в таких зарослях приходится с частыми остановками, чтобы освобождаться от объятий травы: какой бы способ вы ни применили, продвинувшись на два-три метра, почувствуете, что усилия тратятся впустую; хотя стебли лилий поодиночке легко обрываются, в массе они все же препятствуют движениям. Освободиться от них несложно. Вдохнув и расслабившись, опустите голову в воду и, зависнув поплавком, снимите попеременно с обеих рук нанизавшиеся растения. Затем, если потребуется, так же освободите ноги. Намеренно проплывая в зарослях лилий по 200–300 метров, я не обнаруживал потом на теле ни порезов, ни раздражения кожи.

В такой позе удобно снять с ноги пучки водорослей, если они мешают плыть.

Оказаться среди лентовидной травы еще безопаснее, такой участок реки порой можно шутя преодолеть пешком: если водоросли не только просматриваются сквозь толщу воды, но и достигают поверхности, значит, тут неглубоко. Не бойтесь сделать промер глубины; соединив и выпрямив ноги, «солдатиком» опуститесь на дно и оттолкнитесь от него ногами. Водоросли не опутают вас, ведь вы только проткнете их, а не будете взбивать ногами. Чаще всего тут же обнаружится дно, и воды окажется по грудь или плечи. Правда, при вынужденном проплыве сквозь гущу осоковидной травы могут случиться небольшие порезы кожи, поэтому такие заросли целесообразно проплывать торпедой: руки прижаты вдоль туловища или выставлены вперед, ноги работают как в кроле, лицо опущено в воду и поднимается только для короткого вдоха. Главное, помните: опасность водорослей молвой стократ преувеличена, поэтому, встретившись с ними, не нервничайте.

Вырабатывая у себя непотопляемость, не упускайте случая испробовать ощущения плавания в реке с травяными зарослями, чтобы знать, как следует преодолевать такие участки. Для тренировок выберите заведомо неглубокое место и поплавайте вдоль и поперек. Вы обнаружите, насколько сразу стали опытнее.

На море, озере или водохранилище разыгравшийся шторм может срывать со дна водоросли и выбрасывать их на берег. В заплыве после шторма встречаются дрейфующие среди волн охапки таких растений, например у побережья мелководного Азовского моря. Предвидя подобные встречи, реакцию испуга можно свести к минимуму.

«Плыла в море, задела в воде за что-то мохнатое. В голове мелькнула мысль, что это какое-то морское животное. Очень испугалась, обе ноги схватила судорога. Стала хлебать воду, утонула. Меня спасли два парня, откачали. То страшное и мохнатое оказалось большим камнем, покрытым, как мхом, мелкими водорослями. Вершина камня была едва скрыта водой…»

«На другом берегу реки народ столпился. Я переплыла туда. На песке лежал утонувший парень. Меня взял такой страх, что обратно я не смогла плыть. Зайду в воду по пояс, и, кажется, что меня хватают за ноги. Пришлось просить, чтоб перевезли назад на лодке. С тех пор держится какая-то боязнь. Почти разучилась плавать…»

«В море кто-то тонул, и мимо меня промчалась спасательная лодка. В это время моих ног что-то коснулось (видимо, это была медуза). В тот момент я подумала, что это утопленник. Страх: руки, ноги ослабли, стала тонуть. А ведь плавала я хорошо, умела долго отдыхать на спине. Лишь мысль о дочери, оставшейся на пляже, придала мне тогда силы…»

Будьте готовы ко всему: и в рыбацкие сети можно угодить рукой, и медуз доведется касаться, и водоросли могут мешать плыть, и, хоть это маловероятно, утопленника можно встретить.

На случай испуга надо выработать у себя тормозную реакцию: «Спокойно, сейчас разберемся, что бы это могло быть…»

Есть надежда, что эта книга поможет читателю переосмыслить свое отношение к мнимым опасностям воды, а это, в свою очередь, изменит реакцию на стимулы угрозы. Впрочем, вот образец здоровой «железной логики», обнаруженный в одном из писем: «И чего бояться глубины? На глубине плавать приятней, чище вода, меньше народу, острее чувство удовлетворения».

О «шутниках» и «шутках». «В молодости я была разносторонней спортсменкой, но плавать, правда, не умела. Однажды, когда мы катались на лодке, мои товарищи в шутку выбросили меня в воду. Дикий страх, испытанный в тот день, навсегда засел во мне, так и не дав научиться плавать в течение всей жизни…»

«Есть у некоторых дурацкая привычка — «курнать» других, более слабых или не умеющих плавать, то есть топить их силой, несмотря на отчаянные крики и сопротивления этих несчастных…»

А вот письмо, показывающее, какую цену платят иногда подопечные за необдуманные поступки даже своих тренеров.

«Страх во мне поселился после такого случая. Я тренировалась в бассейне, хорошо плавала. Показывая, как надо нырять, тренер неожиданно толкнул меня со стартовой тумбы. Я едва выбралась, оделась и ушла, чтобы больше никогда не приходить в бассейн…»

Надо, чтобы «шутники» осознали вред своих «шуток», которые у впечатлительных людей могут лишь укрепить страх перед водой и надолго отбить охоту заходить в воду. Испуг может оказаться даже сильнее желания научиться плавать, и многие так и остаются «сухопутными» существами, болезненно переживая свою мнимую неполноценность, либо оказываются надолго искалеченными боязнью воды. Эти «шутки» надо расценивать не иначе как жестокость или хулиганство…

Абсолютно вредным является распространенное мнение, будто человек скорее научится плавать, если будет сразу брошен на глубину. «Хочешь жить — выплывешь», — эта ошибочная мысль в вариациях муссируется журналистами и писателями, встречается в газетных статьях и книгах, звучит с «голубого» и «белого» экранов. К сожалению, нетерпеливые люди, порывающиеся выступить в роли самозваных учителей плавания, проповедуют и применяют этот метод на практике. Мне довелось быть свидетелем сцены, когда в бассейне молодой отец, рассердившись на шестилетнего сына, который не решался опуститься в воду, взял его за руки и бросил в бассейн. Мальчонка по инерции ушел в глубину и долго не мог выбраться на поверхность, изрядно нахлебавшись. Отцу пришлось нырять туда же, чтобы вытащить сына на сушу. Потом малыш долго сидел на скамейке, вздрагивая и всхлипывая. Чего же добился отец этим насилием? К воде он сына не приучил, а лишь посеял страх и неприязнь, оказав ему тем самым «медвежью услугу».

Так что давайте навсегда забудем эту поговорку. Принцип ставить человека в трудные условия, чтобы закалить или проверить способности, пригоден и полезен для многих случаев жизни, но совершенно неуместен в приложении к плаванию, где необходимо постепенное усложнение условий и заданий, чуткое и терпеливое отношение к обучающимся.

«Хлебнет воды». «Плаваю я средне. Однажды заплыла далеко, хотела перевернуться на спину и немного хватила воды. Сразу испугалась, все тело ослабло, чувствую, что меня тянет вниз. Стала барахтаться. Меня успели вовремя вытащить. После этого случая я ни разу не плавала на спине. Кажется, стоит перевернуться, как я утону. Смешно самой, но отважиться не могу…»

Надо сказать, что даже у опытных пловцов вода при вдохе может попадать в рот, особенно в ветреную погоду, но они выплевывают ее при выдохе. Хлебанье же у плохо плавающих — явление частое. Объясняется это тем, что у плохо плавающих еще не сформировался автоматизм координации между дыханием и актом глотания.

Сама по себе проглоченная вода безвредна, но у пловца, находящегося почти в лежачем положении, заполненный водой желудок подпирает диафрагму и стесняет дыхание. Горько-соленая морская вода при глотании может у некоторых людей (опять-таки плохо плавающих) спровоцировать рвоту. Рвотный рефлекс в таких случаях надо заглушать, ибо рвота изматывает человека и осложняет его положение. Подавлять рефлекс помогает самовнушение, при котором следует не обострять вкусовые ощущения, не содрогаться от отвращения: «Фу, какая гадость!», а, наоборот, притуплять их: «А морская-то вода на вкус ничего, солоновата, но совсем не противно».

Трудный момент, особенно для начинающих и неопытных пловцов, возникает, когда вода попадает в гортань и трахею: развивается приступ натужного, изматывающего кашля, заканчивающегося иногда рвотой. Надо, не пугаясь, скорее отвернуться от волны, лечь на спину и, держа под водой вдоль тела расслабленные руки (чтобы не закрепощать плечевой пояс), слегка перебирая ногами, держаться у поверхности, откашливаться, успокаивать дыхание. Лежа легче удалять попавшую в дыхательные пути воду. Кроме того, в этой позе почти не требуется усилий для удержания себя на плаву, в то время как в вертикальной позе отдыха торчащую над водой голову надо «уравновешивать» толчковыми движениями, на что уходят столь дефицитные в подобной ситуации силы.

Но в какой бы позе пловец ни находился, во время кашля надо оставлять глаза открытыми, иначе можно не увидеть надвигающуюся волну: в момент очередного судорожного вдоха она может плеснуть в лицо и вызвать новый приступ кашля или рвоты. Так недолго и захлебнуться, если закрывать глаза, лишь только вода зальет лицо. Вот почему важно приучиться плавать всегда с открытыми глазами.

Начинающим пловцам нельзя забывать и о правильном дыхании (выдох в воду). Нужно сделать его для себя обязательным и машинальным, тогда значительно быстрее появится глотательный автоматизм, предохраняющий от вдыхания воды.

Необъяснимый страх: все в воде таинственно. Опасение за свое здоровье.

«Боялся опустить ноги потому, что казалось, что кто-то схватит и утащит в глубину. Мысли путались и бегали…»

«Я научилась прекрасно плавать, ныряю, прыгаю в воду с восьмиметровой вышки. В море заплываю далеко, но все время со страхом чего-то жду…»

Пишет врач-невропатолог. Раньше он тонул несколько раз. Сейчас неплохо плавает, умеет отдыхать в воде на спине. «В бассейне или вдоль берега реки, озера, моря я проплываю 3–4 километра без отдыха. Но плыть от берега дальше 100–150 метров не могу: появляется чувство сильного страха, давящая тяжесть за грудиной, сжатие в области сердца, начинаю делать судорожные гребки, голова высоко поднимается, дыхание становится частым, неглубоким…»

«Тянет на дно». В моменты паники почти все отмечают, что их потянуло вниз.

«Я боролась с водой, хотя она и хотела меня затащить к себе в объятия и навек сомкнуться. Перестала ходить купаться. Лето потеряло для меня свое очарование…»

«Неудержимая сила влекла меня обратно на дно…»

«Меня тут же, как магнитом, потянуло вглубь…»

Когда вы познакомитесь в конце книги с физикой плавания, вы отчетливо увидите ошибки терпящего бедствие. Его неуверенность в себе порождает напряженность, а это ведет к быстрой потере сил, хотя до рокового момента совсем не было усталости и можно было бы плыть еще довольно долго. Тут у плывущего возникает ощущение, что тянет вниз. «Сопротивляясь» этому, он пытается поднять голову еще выше и тем самым вынуждает себя на усиленную дополнительную работу: голову приходится уравновешивать гребками. При этом пловцу все равно кажется, что его тянет вниз. А ведь тянет, а точнее — давит сверху по закону Архимеда только то, что выступает из воды. Замедлил он движения с торчащей над водой головой — и потянуло. Сделав вдох, опустил голову в воду, и тянущие силы исчезли-

Такая уж здесь закономерность: чем больше человек старается вылезти из воды, чем больше он возвышается над нею, тем больше сил приходится тратить, чтобы удерживаться на поверхности. Поэтому в трудные моменты надо стремиться, наоборот, максимально погружаться в воду, оставляя над водой для вдоха только рот. Иногда приходится опускать и лицо, поднимая или поворачивая его в сторону на секунду лишь для вдоха, выдыхая, конечно, в воду.

«Берег далеко». «Когда я начинал плыть от берега вдаль, меня всегда охватывало какое-то чувство радости, легкости, простора, хотелось плыть и плыть. Но как только я поворачивал к берегу, настроение сразу менялось, плыть становилось труднее, руки тяжелели. Обычно появлялась тревога — доплыву ли? Начинал напряженно следить, как скоро сокращается расстояние до берега…»

«Глянул с середины реки на берег — меня охватил ужас. Речная вода показалась сразу вязкой массой, которая поглотит меня, поблекли краски, небо и зелень на берегу стали серыми. Очень захотелось звать на помощь. Все же сумел себя взять в руки, потому что понял: меня не успеют спасти…»

Обозревая водную гладь с берега или от кромки воды с высоты своего роста, человек не всегда реально оценивает расстояние, которое намеревается проплыть, и поэтому чувствует себя уверенно. Иное дело, когда, проплыв половину пути, он оглядывается назад, берег кажется далеким (причем, «далеко» — понятие индивидуальное и различное для каждого случая), пловец во власти водной стихии, до берега еще предстоит добраться, а силы (так начинает ему казаться в тот момент) поистрачены, уже сказывается усталость — он пугается: разве тут услышат, если звать на помощь?

Плохо плавающие, отплывшие от берега на расстояние 50—100 метров, не сталкиваются со зрительными иллюзиями. А вот совершающие далекий заплыв должны учитывать, что взгляд на берег издали с уровня водной поверхности оставляет обманчивое впечатление: берег кажется более узкой полосой и более удаленным, чем на самом деле. В этом проявляется оптический эффект кривизны водной поверхности земного шара, которая становится заметной, если отплыть на 2–3 километра от берега.

Для людей, письма которых цитированы выше, оказалось неожиданным это явление, повергшее их в панику: «Берег далеко!» Но если бы они знали раньше, что такой испуг возможен, что не следует поддаваться этой эмоции, что ее надо сразу погасить, то стрессовое состояние не развивалось бы.

Схема, показывающая эффект кривизны земного шара при взгляде с водной поверхности: удаленный от глаза объект кажется меньше, чем он есть на самом деле.

«Вдруг не доплыву… вдруг утону». «Плавал я отлично, бывало, по 5–6 часов в большом озере находился в воде. Потом на одной реке шириной около километра я поплыл один. Где-то на середине появилась мысль: «Вдруг не доплыву». Сердце сжалось, движения рук и ног участились, чем чаще старался грести, тем непослушнее становилось тело. Заставил себя перевернуться на спину, отдохнуть, и на спине доплыл до берега. И странная вещь: чем ближе я подплывал к берегу, тем меньше становилась усталость».

«Когда подругу спасли и откачали, то па вопрос, почему утонула, плавать-то умела, она сказала: «Испугалась, что не доплыву». А речка-то была маленькая…»

Следующее письмо принадлежит человеку, имевшему первый разряд по плаванию. «Начал плавать я рано. В 16 лет впервые выступал в школьных соревнованиях и неожиданно для себя и окружающих показал результат 2-го разряда; в 18 лет выполнил 1-й разряд. Правда, потом увлекся спортивной гимнастикой и забросил регулярные тренировки, но любовь к плаванию у меня сохранилась. Сейчас мне 35 лет, еще в прошлом году я почти ежедневно в летний период проплывал по 800 — 1500 метров, а в ластах до 2,5 километра в Каховском море. Никогда никакого страха я не испытывал, хотя в детстве мне приходилось тонуть не раз.

В этом году впервые в жизни я испытал дикий страх. Тут, очевидно, важны будут даже мелкие детали. По роду работы мне часто приходилось бывать в городе Марганце. Все свободное время я проводил в воде и на берегу. Плавал я с товарищами, боявшимися далеко заплывать в одиночку (я тогда еще не понимал этого), а чаще сам. Маршрут обычно был один и тот же. В этом году открыл сезон 12 мая, почти не плавал — вода показалась холодной. 14 мал я после работы приехал с друзьями на косу. Они остались барахтаться у берега, я поплыл по обычному маршруту: параллельно дамбе, а потом в открытое море. Плыл в хорошем темпе, вольным стилем, проплыл метров 400, по, когда повернул обратно… Берег показался далеким, вода вокруг чужой и какой-то враждебной, легкая встречная волна сразу сбила дыхание (чтобы оглядеться, я некоторое время плыл брассом). И туг меня охватил страх. Тело стало сразу беспомощным, и каким одиноким почувствовал я себя! А ведь, если повернуть влево, то до дамбы каких-нибудь 200 метров! Я знал, что надо повернуться на спину и расслабиться, по спокойно лежать не мог. Шумно дыша и всхлипывая, я стал каким-то диким стилем — ноги кролем, руки брассом, — на спине двигаться к берегу.

Правда, это длилось недолго, через минуту я успокоился, перевернулся на грудь и уверенно поплыл к берегу. Но такого страшного состояния у меня никогда прежде не было. Когда я выбрался на берег, друзья ничего не заметили, так что мне стало даже смешно».

Если я цитирую преимущественно письма о страхе, целиком захватывающем человека в заплыве, а не о преодолении этого чувства, то потому, что таких, победных, писем мало. Кроме того, гораздо важнее проанализировать истоки, причинность страха, обстоятельства, при которых он возникает. Тогда легче будет найти и меры борьбы с ним, а главное — выработать систему надежной профилактики страха. А пока вот еще несколько писем от победителей: каждый преодолевал страх как мог.

«Почему-то (и отчего она могла прийти?) в голове мелькнула мысль: хватит ли оставшихся сил доплыть до берега? И как только это подумал, мгновенно ослаб. Нормальная работа сердца нарушилась. Чувствовал до того неприятную жуть и невыносимое состояние, что хотелось кричать, звать на помощь. В последний момент пересилил себя, устыдился. Но отказывались работать ноги и руки. И тут я заставил себя поверить, что сил хватит. Успокоился. Вернулась уверенность, а вместе с лей и нормальное состояние…

«Случилось это летом 1961 года на реке Цне близ Тамбова, когда я проходил службу в Советской Армии. К этому времени я имел двухлетний стаж работы матросом на спасательной станции Воронежа и на личном счету 21 спасенного на реке. (Понятное дело, пишу это не в похвалу, подчеркивая лишь то, что уж плавать-то я умею и на здоровье никогда не жалуюсь.)

Так вот, купался я в Цне и решил переплыть на другой берег. Ширина здесь небольшая, метров 100. Мысли о том, что доплыву ли, конечно, никакой не было. Это было само собой разумеющимся. Переплыл, походил по берегу несколько минут, поплыл обратно. И вот, когда я был на середине реки, внезапная мысль пронзила меня: «Сейчас я утону!» Поверьте, это было неожиданно и очень страшно, подобного со мной никогда, конечно, не случалось. Сердце бешено заколотилось, я замолотил руками и ногами по воде, а мысль неотступно сверлила: «Все, все копчено!» Совершенно ясно я вдруг представил, как находят мой труп, как мать получает извещение о гибели, короче, в голове все перемешалось. Повторяю, никаких болей, ни судорог, ничего подобного я не испытывал, но понимал, что нахожусь на краю гибели.

Наряду со всем этим, меня угнетала мысль о том, какая это нелепость: спасатель, физически развитый парень, и вдруг — тону! Безудержно хотелось кричать о помощи, и сдержать крик стоило неимоверных усилий. Чувствовал, что если хоть на секунду открою рот и вода попадет в него, то… конец.

Я понимал, что спасение мое зависит от того, насколько мне удастся овладеть собой и отвлечься от таких мыслей. Я решил сократить расстояние с помощью стремительного рывка, как на дистанции. Увы! Мне казалось, что я нисколько не приближаюсь к берегу. Затем я решил нырнуть в расчете на то, что вода попадет мне в уши, в нос, и это физическое воздействие отвлечет меня. Так я проделал раза три. После чего стал плыть только под водой. Когда до берега осталось метров 15, весь груз тревоги так же мгновенно покинул меня, как и появился. После этого я плавал еще минут 10 вдоль берега, успокаивая себя.

Конечно, я пересказал только то, что мог, по ужас, охвативший меня и едва не парализовавший, передать не в состоянии, Признаюсь, с тех пор я слишком осторожен на воде, попросту боюсь, хотя при страховке совершаю длительные заплывы в одежде и обуви (ради спортивного интереса, как принято говорить)».

«Купался я как-то в Подмосковье. В воде мелькнуло что-то длинное, гадкое, скользкое, проплыло, задев ноги, — то ли рыба, то ли какое-то еще плавающее существо. Сразу пропала вся ритмичность движений, появился страх, тело отяжелело и пошло вниз. Дна ногами не мог найти, видимо, было очень глубоко. Продвигался вперед кое-как, делая бессвязные хаотические движения руками и ногами. То вдруг вынырну на поверхность, то почему-то опять вниз тянет. Так продолжалось до тех пор, пока я каким-то внутренним голосом не сказал себе: «Да что я на самом-то деле?» Это было решающим моментом, сразу наладилась ритмичность движений, все пошло хорошо, доплыл нормально…»

Это действительно так: достаточно сказать себе что-то встряхивающее, ободряющее, мобилизующее, как мгновенно происходит перестройка организма, включаются механизмы готовности к логичным и уверенным действиям, исчезает усталость, приходит спокойствие. Это сработали, по выражению академика Анохина, «функциональные системы», обладающие свойством «опережающего отражения действительности».

Какая-то скрытая борьба всегда происходит в человеке, оказавшемся в критической ситуации. И будет больше пользы, если, преодолевая себя, он сознательно откажется от всяких компромиссов. Вот читаю в письме: «Плыл, нарочно не смотрел назад и по сторонам, так как знал, что это может мне повредить…» А ведь надо наоборот: и по сторонам смотреть, и назад оглядываться; все, что только может вызвать у человека страх, должно им проверяться, опробоваться, осваиваться, преодолеваться. Ибо непреодоление ситуации, порождающей страх, только закрепляет его.

Помните первые детские победы над страхом? Страшно прыгнуть с крыши сарая в снег, страшно пройти но темному коридору. Нежелание быть осмеянным сверстниками заставляло порой выполнять то, что мешал сделать страх. Потом, повторенное не однажды, это действие уже начинало приносить радость ощущения победы над страхом, вырабатывало очень нужную в жизни решимость.

Водные обитатели. «Вспомнились рассказы, как рыба-меч отсекает половину тела, руку, что дельфины на: падают стаей…»

«Говорили, будто сомы утаскивают людей под воду…»

«Вдруг ондатра укусит…»

«Прикосновение медуз вызывало у меня ужас. А однажды, опустив голову в воду (дело было в море), увидел змею толщиной в руку. В панике кинулся назад. Наверное, это был какой-нибудь предмет».

«Однажды на Черном море, когда я в шторм плавал близко у берега, подо мной проплыло что-то большое, скользнув по животу. В этот момент меня оставили силы: жуткий, леденящий душу страх сковал все тело и мозг, дыхание перехватило. Из последних сил я повернул к берегу…»

Поскольку сам автор письма ничего более не добавляет, остается предположить, что это могла быть крупная медуза или дельфин. Но медузы в Черном море не опасны, а дельфины вообще отличаются дружелюбием по отношению к человеку. И все же, случись в море такая неожиданная встреча впервые, она, наверное, испугала бы каждого.

«…На берегу кто-то рассказывал, что в этой местности появляются акулы. И вот то ли рыба мелькнула в воде, то ли что-то другое, но мне показалось, что это акула. Я вскрикнула и в испуге отпрянула в сторону. Выбилась из ритма, мышцы сразу ослабли, и я начала захлебываться, Касания медуз еще больше усиливали мой страх. На несколько секунд наступило какое-то оцепенение. Я не лежала на воде, а почти вертикально стояла. Но так умирать было глупо. Опомнилась, постаралась лечь на спину, постепенно пришла в себя…»

Об акулах написано много и противоречиво. Акулы-людоеды встречаются в прибрежных водах тропического пояса. Кандидат биологических наук С. Клумов пишет: «Берега нашей Родины, омываемые двенадцатью морями и тремя океанами, ни в одной точке не акуло-опасны». В Черном море водится лишь один вид акуловых — катран, достигающий не более полуметра в длину. Это совершенно неопасное для человека существо.

Надо сказать, что плавающим в наших реках, озерах и морях практически никто из их обитателей не угрожает. Лишь на Дальнем Востоке, в Японском море и Татарском проливе определенную опасность для купающихся представляют медузы гонионемы, называемые еще «крестовиками». Несмотря на свои малые размеры (диаметр их купола достигает 2–5 сантиметров), эти медузы имеют на щупальцах стрекательные клетки, выделяющие ядовитую жидкость. Поражение этой жидкостью вызывает на коже крапивный ожог и острое отравление, требующее оказания пострадавшему медицинской помощи.

Совсем в другие условия попадают аквалангисты. Погружаясь в «царство Нептуна» и вторгаясь в придонных слоях в среду обитания рыб и животных, они могут столкнуться с представителями подводного мира, контакт с которыми нежелателен и даже опасен: у одних — у скорпены, ската, морского дракончика — есть шипы и колючки, укол которых болезней или даже ядовит; у других — у медузы, актинии, кораллов — стрекательные клетки; у третьих — некоторых видов скатов, морских угрей — электрические органы. Те, кто намеревается плавать в морях с аквалангом, должны не только пройти медицинскую и техническую подготовку, но и познакомиться с морской биологией данного района.

Приступ одиночества. Вот как описан врачом один случай: «Не первый раз купалась я в том озере. Заплыла далеко. Никого кругом нет, тишина, зеркальная вода, далеко впереди одинокие фигуры. Внезапно возникло пронизывающее чувство страха: рядом никого! Сердце заплясало, ноги и руки в беспорядке захлопали по воде, берег отдалился на недосягаемое расстояние. Был момент, доли секунды, когда тело сковалось, не хотелось (именно не хотелось) двинуть ни одним мускулом, страх сковал не только движения, но и разум. Вдох не получался. Безразличие, безысходность. Единственным спасением казался крик. Но кричать было некому. Блеснула мысль: «Я же врач! Возьми себя в руки!» И вот, чтобы не видеть расстояния (оно вновь возвращало к этому неопреодолимому страху), закрыла глаза, заставила себя сделать вдох и плыть. Плыла до тех пор, пока не зацепила рукой дно…»

«Силы мои катастрофически иссякали от страха. Стоило только сопровождавшей меня шлюпке уйти вперед или оказаться сзади, сердце начинало учащенно биться, и я в панике глотал воду. Как только шлюпка с преподавателем, а главное — со спасательными кругами подходила ближе, все становилось на место».

Обостренное чувство одиночества не новость. Причину его надо искать в подсознательном страхе: это он порождает боязнь остаться на воде одному. Конечно, присутствие в заплыве спутника, более опытного пловца, успокаивает, но важно приучать себя рассчитывать на собственные силы. «Лодка рядом» — это уступка себе.

А уверенность не придет, если уповать всегда на подстраховки. Лодка рядом допустима лишь сначала, потом нужны тренировки в одиночных заплывах, дальность которых должна возрастать в процессе физической и психологической подготовки. Последняя подразумевает, в частности, подбор соответствующих формул для самовнушения, к которым пловец должен прибегнуть немедленно, если обнаружит у себя хоть малейшие признаки беспокойства.

Уносит от берега. «Из рассказов некоторых тонувших я слышал, что с ними именно так и происходило, как со мной: они к берегу, а их тянет назад. Вот это-то больше всего меня и испугало. Я даже не стал сопротивляться…»

Как правило, без ласт человек плывет медленней, чем бегут к берегу волны. Обгоняя плывущего, они создают иллюзию обратного движения, удаления пловца от берега. С подобным обманом зрительных восприятий сталкивался каждый, кто хоть однажды был пассажиром поезда: после стоянки на железнодорожной станции трогается с места рядом стоящий поезд, и некоторое время, глядя из окна на медленно проплывающие вагоны, невозможно с точностью сказать, какой из поездов движется, — возникает впечатление, что тронулся ваш поезд. Нечто аналогичное происходит и в море.

«На Балтийском море я плавал у берега на автомобильной камере. Показалось, что сносит в море…»

Такое в самом деле случается с теми, кто любит плавать в море на камерах. Имея большую поверхность и мало погружаясь под весом человека, они легко скользят по воде, и поднявшийся с берега ветер действительно может далеко угнать незадачливого морехода. Однако его плавсредство обеспечивает долгое и комфортабельное путешествие, пока он сам не вернется к берегу или на помощь не придет береговая служба.

Надувные матрацы столь же легко скользят по воде, но они неустойчивы и часто переворачиваются вместе с человеком. Об этом не стоит забывать тем, кто плавает плохо или совсем не умеет плавать. Зарегистрировано много случаев, когда люди, не умеющие плавать, устраивались на таком передвижном лежаке загорать, подгребая руками, как веслами, отплывали от берега и при резком движении внезапно опрокидывались вместе с матрацем. Казалось бы, никакой опасности здесь нет: если не удается из воды забраться на матрац, можно держаться за него сколько угодно долго и плыть или ждать помощи. Но как часто, растерявшись, люди тут же погибали! Разве не страх убивал их?

Незнакомое место, илистое дно. Пожалуй, ничего удивительного нет в том, что неприятно шагать по илистому дну. «Вызывает отвращение вязкое, илистое дно, водоросли…»

«У меня страх не перед самой водой, а перед неизвестной глубиной водоема и качеством его дна. Ведь даже дно бывает разное: ямы, колья, битое стекло и прочая дрянь».

Надо заметить, что в реках с тихим течением или в протоках, где вода движется медленно, дно у берега нередко оказывается вязким, илистым. Однако дальше, где пловцу будет уже по пояс и выше, дно чаще всего песчаное. Объясняется это тем, что вода, скорость которой нарастает от берега к фарватеру, уносит частицы ила с песчаного русла, откладывая их в местах гаснущего течения.

Спору нет, конечно, идти по песку приятнее, но стоит ли отказываться от купания лишь потому, что не хочется входить в воду из-за противного топкого дна? А как действовать, чтобы меньше увязать в иле, чтобы не повредить ноги, ступая по дну, усеянному острыми камнями или битым стеклом?

Обычно в подобных местах люди заходят в воду, ощупывая ногой, куда бы ступить дальше, балансируя и теряя равновесие. А ведь можно сделать проще: лечь на воду и, даже если очень мелко и нельзя свободно плыть, продвигаться вперед, перебирая руками по дну. Так же, на руках, можно вернуться назад, к самой кромке берега. Есть и другой способ преодолеть захламленное дно: зайдя в воду по колено, лечь и проплыть несколько метров на спине или на животе.

а) и б) чтобы не поранить ноги на каменистом или захламленном дне, нужно, войдя в воду, присесть и сразу от берега плыть на спине или на животе; в) выходить на берег в таких местах надо, тоже погрузившись в воду, и встать на ноги лишь тогда, когда руки начнут задевать дне.

Непогода, сумерки, темнота. «Когда я переплывал реку Белую, где-то на ее середине меня застала внезапно разыгравшаяся гроза. Я чуть не утонул, испугавшись волн, грома, дождя. Кое-как доплыл до того берега, вышел, отдохнул. Когда плыл назад, возникли судороги ног…»

«Часов в девять вечера отплыл я от берега. Быстро стемнело, я потерял на мгновение ориентировку, не увидел берега. Дикий страх обуял меня в море…»

«Мы с мужем спустились к морю. Уже темнело. Вода была прохладная, на пляже — никого. Разделась, нырнула, проплыла метров 30, и вдруг меня охватил не страх — ужас! В темной воде мерещилось что-то пугающее, неведомое, враждебное. Пыталась себя успокоить: «Мадам, вы же знаете философию и математику, хорошо плаваете!» Но тщетно. Судорожным рывком развернулась и, как могла, быстро поплыла к берегу. Стыдно было. Следующим вечером повторилось то же самое…»

Разве не доводилось вам слышать восторженных повествований о ночных купаниях при луне, когда вода особенно тепла и из нее не хочется выходить? Попробуйте поплавать в таких условиях, чтобы потом не бояться заплывов в темноте, если к этому вынудят обстоятельства.

Суеверия, предрассудки, неосознанные внушения. «Люди тонут и от предрассудков, — пишет один читатель. — Вот мне цыганка нагадала, что я утону в 15 лет на любимой реке. Вспомнил ведь я ее пророчество и был именно поэтому близок к гибели, да спас юмор…»

«Цыганка мне нагадала бояться воды и высоты», — вторит другой.

К сожалению, в арсенале гадалок действительно есть и предсказания вроде «бояться тебе воды всю жизнь» или «примешь ты смерть от воды, утонешь, если не будешь беречься». Скажут они такие слова — и падает зернышко сомнения на почву суеверий. Застрянет в голове мысль об опасности, об угрозе воды, чтобы объявиться потом в критической ситуации — «Доплыву ли?» Нет уж, приучайте себя лучше к оптимизму, чем к сомнениям. Пусть будет у вас в заплыве готовая контрфраза для этого момента: «Конечно, доплыву!»

Предсказания гадалок являются таким анахронизмом, что как-то даже неудобно всерьез опровергать их «тезисы». С этой разновидностью внушения, рассчитанного в основном на легковерных и недалеких людей, надо разделываться в своем сознании энергично, сразу и навсегда: «Чушь это все! Как можно придавать этому какое-то значение!» Но хочу привести и другие примеры внушения — неосознанного.

«На Ине я много раз подряд ныряла с берега — разучивала прыжки. Последний раз вошла в воду неудачно— боком, неловко ударилась, даже на мгновение, наверное, потеряла сознание. После отдыха решила прыгать снова. Мужчина па берегу сказал мне, что если я так еще нырну, то не выплыву. Я посмотрела на воду. Она показалась мне мутной и страшной, и я не стала прыгать. Вошла в воду и тихо поплыла. А в сознании стучало: «Не вынырну, не вынырну». Руки вдруг начали слабеть, и я пошла ко дну. Боролась молча, с ужасом вспоминая только что пережитые ощущения».

Иногда силу неосознанного самовнушения приобретают наши воспоминания, особенно если они наводят мысль па нежелательные образы. Отгоняйте от себя такие воспоминания, переключайтесь на «другую программу». Ведь хотим мы этого или не хотим, но механизм «подумаешь — сбывается» часто срабатывает, пока человек не владеет собою в достаточной степени.

Роль прецедентов своих и чужих. «В детстве нырял я с мальчишками с обрыва «солдатиком». После дождя река вспучивалась, размывая берега. Я угодил в подмытый кустарник. Завяз в нем, едва выбрался, побив рекорд пребывания под водой. С тех пор стал бояться воды. Никак не могу заставить себя прыгнуть ногами вниз. Я скорее брошусь с десятиметровой вышки вниз головой, чем с 3–5 метров ногами вниз…»

«Боюсь далекой воды после того, как была судорога ног. За лодкой могу плыть 3–4 километра, один или даже с напарником плыть боюсь, боюсь не воды, а случая…»— пишет мужчина, имеющий 1-е разряды по борьбе, туризму, занимающийся подводным плаванием.

Надо сказать, что происшествия в воде, случившиеся с человеком в детстве или юношестве, редко накладывают прочную печать страха: в этом возрасте все воспринимается легче. Испытание же, выпавшее на долю взрослого, более стойко закрепляется в сознании и в дальнейшем может мешать преодолеть этот психологический барьер. Но ведь чего только не случается с кем-то в жизни ежедневно и ежечасно! Не перестаем же мы, например, ездить в городском транспорте оттого, что кто-то пострадал при столкновении автобуса с грузовой машиной. Так и в воде. Теперь уже ясно, что для плавающего больше всего опасен он сам. И вопрос «плавать или не плавать?» надо решать для себя однажды, раз и навсегда: «Да. Хорошо плавающие тоже тонули. Но они не были подготовлены психологически. Со мной же этого не случится, потому что я неуязвим. Я знаю, отчего происходят несчастья на воде». И даже если первое время в заплывах еще будут слабые рецидивы сомнений, то вы, дорогой читатель, уже знаете, как их развеять, как переключиться на другой, оптимистический настрой, вы уже умеете побеждать страх «бескровно», без «зарубок» в памяти па всю жизнь.

«Когда мне было 19 лет, купаясь, я провалилась у берега в яму и тонула. Потом мы узнали, что землечерпалка там углубляла дно для пристани. С тех пор я панически боюсь воды и не купаюсь даже там, где плещутся ребятишки…»

Как часто встречается это признание: «С тех пор боюсь». А ведь чтобы преодолеть это свое психологическое состояние, надо так немного! Для тех, кто не может разом сбросить с себя «груз прошлого», полезно ставить перед собой постепенно возрастающие по сложности задачи: сначала — более далекие заплывы, затем заплывы в непогоду, плавание в одиночку и так далее. Нельзя оставлять себе даже малейшей лазейки для страха — «мало ли что может случиться…».

Страх надо активно и терпеливо изгонять из себя, учиться подавлять его, если он все-таки возинк в критической ситуации. А это достигается только в бесчисленных заплывах. Значит, летом… плавать и плавать! Чем больше, тем лучше.

О прыжках в воду. Пишет врач: «Плавала прилично, много раз переплывала Терек. В искусственном бассейне прыгнула с края — не с высоты — и не могла всплыть. Вытащили. С тех пор страх не дает плавать: проплыву 2–3 метра и назад…»

Научиться прыжкам в воду и нырянию нужно обязательно. Это не только расширит ваши возможности, но и предохранит от всяких неожиданностей.

Чем с большей высоты приходится прыгать, тем важнее войти в толщу воды перпендикулярно, наименьшей лобовой поверхностью, ибо возрастающая скорость падения увеличит удар тела о воду. Поэтому прыгать надо, вытянувшись в струнку, вниз головой, с вытянутыми вперед руками или «солдатиком» — ногами вниз.

Говорить здесь более подробно о технике прыжков в воду нет нужды, поскольку есть немало хороших руководств по этой теме. Надо лишь иметь в виду, что тело, оказавшееся под водой вследствие прыжка, само не выскочит как поплавок: оно будет очень медленно всплывать к поверхности, и запаса кислорода для дыхания может не хватить. Поэтому надо выбираться активно: грести руками, двигать ногами, как в плавании кролем пли брассом. Видимо, женщина, которая, совершив прыжок, не могла выбраться из глубины и тонула в бассейне, не знала, что подниматься надо, прилагая усилия: запас плавучести у человека невелик.

Опасно прыгать в воду в незнакомых или необследованных участках водоемов: можно застрять между корнями подводной коряги, удариться головой о дно, о затонувшее дерево или металлические конструкции. Такой удар чреват переломом шейных позвонков (самых тонких и хрупких у человека) и повреждением спинного мозга, а это — мгновенная смерть либо полная инвалидность.

Алкоголь и плавание. «Трезвый боялся далеко плавать в море. Однажды выпил — и уплыл в Турцию: страх был заторможен». «Уплыть в Турцию» на побережье Черного моря означает дальний заплыв — на несколько километров от берега.

Итак, что же изменилось? Силы те же, умение и опыт прежние, море то же. Изменилось субъективное отношение к мнимой угрозе. Вот ведь как получается: трезвому человеку видится в воде «опасность» там, где ее нет, и лишь под влиянием винных паров он ее игнорирует. А надо бы наоборот: понять, что настоящие опасности в заплыве исходят от самого человека, особенно если плавание случается после выпивки.

Дело в том, что при купании температура воды обычно ниже температуры тела на 10–20 градусов. Естественная реакция организма при этом — сохранить тепло: кожные сосуды сужаются, кровоток в них уменьшается, в результате снижаются потери тепла. Алкоголь же вызывает расширение периферических кровеносных сосудов, увеличивая тем самым теплоотдачу. При повышении ее организм через некоторое время может «спохватиться», и тогда развивается резчайший спазм не только периферических сосудов, но и сосудов жизненно важных органов. Это приводит к резкому подъему артериального давления, к малокровию мозга, к сердечной слабости, обморочному состоянию, к рвоте. Вот почему гибель пьяного в воде не составляет загадки. Причем роковые физиологические реакции включаются независимо от степени опьянения, о чем свидетельствуют акты судебно-медицинских вскрытий утонувших людей. Помните: плавание и алкоголь — несовместимы!

По принципу индукции. Приходится говорить о психической индукции в заплывах потому, что нередко случается, что тревожный крик над водой сеет смятение и страх в сознании недостаточно устойчивых людей. В этом смысле характерен пример из армейской жизни. Отделение молодых, еще неуверенно плавающих солдат преодолевало вплавь водную преграду. Крик командира: «Попов тонет! Помогите ему!» — был обращен к плывущим поблизости от начинающего захлебываться Попова, и сразу вслед за этим стали «самостоятельно» тонуть еще несколько бойцов. Такое наведение страха («И я тоже могу утонуть!»), неспособность противостоять ему привели у психически нетренированных бойцов к тому, что они оказались в критическом положении, нуждаясь в эту минуту в посторонней помощи или словах поддержки.

Дети и страх. Когда пытаешься проследить истоки закоренелого страха перед водой, нередко обнаруживаешь их в далеком детстве. Оказывается, именно в этом, легко ранимом, возрасте закладывается у многих фундамент водобоязни. В. М. Бехтерев писал: «Вряд ли нужно говорить, что эмоция страха особенно вредна для здоровья ребенка… Беспомощный ребенок по природе своей есть существо боязливое, стесняющееся. Всеми зависящими средствами необходимо вселять в него чувство бодрости, даже смелости, поясняя лишь в случае нужды, как и в чем надо быть осторожным».

А вот что нам сообщают на этот счет читатели: «Я знаю людей, которые боятся заходить в воду дальше своего пояса только потому, что их с детства смертельно напугали водой родители…»

«Моя 14-летняя дочь в моем присутствии как-то поплыла от берега. Раньше я не видела, что она плавает. Я закричала ей: «Ира! Вернись, там глубоко, ты утонешь!» Мгновенно она среагировала на мой крик и стала тонуть: она испугалась. Ее спасли. После этого она боится воды, совсем перестала плавать. Я потом анализировала этот случай. Если бы я крикнула ей: «Ира! Молодец, возвращайся назад, ты умница», — она бы спокойно доплыла, сил у нее было много…»

На нашу психику, если ею не управлять, действуют любые внушения. А дети, конечно, управлять ею еще не умеют, и об этом порой забывают взрослые, сея в сознании ребят страхи, неуверенность в своих силах.

«Нужно не только учить плавать с детства, но и сразу навечно вселить в детей мысль, что они сильнее воды, что они не должны ее бояться. Слишком много твердят у нас об опасностях плавания, об осторожности. Все это «программируется» в психике начинающих пловцов», — пишет один из читателей.

С этим мнением нельзя не согласиться. Вред запугивания детей приводит с годами к тому, что вырастает нерешительная и боязливая личность. Так, одна женщина написала о различии в психофизическом развитии, которое она наблюдает у своих дочерей: «Старшую дочь часто пугали водой. Ей уже 12 лет, но до сих пор она не может научиться плавать. Хотя открытый плавательный бассейн у нас рядом с домом, девочка не в силах преодолеть внушенного ей страха к воде. А младшая дочь, шести лет, избежала этого: ее не запугивали, и она уже хорошо плавает».



Глава пятая

ФИЗИКА ПЛАВАНИЯ

В предыдущих главах вам не раз встречалось упоминание о способе отдыха в заплыве. И читатель не раз, наверное, сомневался: а можно ли так лежать каждому в воде, без движения, это только, дескать, доступно редким людям. Так вот, я обоснованно утверждаю: это может каждый. Давайте же теперь вместе и разберемся, в чем состоят секреты такой плавучести. Несмотря на то, что книга посвящена непотопляемости, как в первую очередь психологической проблеме, надо хорошо познакомиться с физическими предпосылками плавания, а также с различными приемами статического плавания, дающими человеку возможность уверенно чувствовать себя в воде.

Способность тела удерживаться па воде, не опускаясь в глубину, называется плавучестью. Ее создает подъемная сила, происхождение которой более двух тысяч лет назад объяснил Архимед: «Тело, погруженное в жидкость, теряет в весе столько, сколько весит вытесненная им жидкость», или, иными словами, «на погруженное в жидкость тело действует выталкивающая сила, равная весу вытесненной жидкости». Плавучесть человека зависит от степени развития костного скелета и мускулатуры, но главным образом — от умения глубоко дышать: ведь, совершая вдох, мы увеличиваем объем грудной клетки, а это при неизменном весе ведет к уменьшению средней плотности тела. Так, при обычном, неглубоком вдохе, который делает каждый из нас в покое, тело бывает чуть «тяжелее» пресной воды — с удельным весом около 1,01. Глубокий вдох способствует тому, что тело становится более «легким» — с удельным весом от 0,99 до 0,94, и тогда нетрудно удержаться на воде без движения — в плавучем состоянии,

Те, кому доводилось купаться в море, замечали, что соленая вода держит пловца лучше, чем пресная. Действительно при плотности морской воды 1,02—1,03 и весе пловца 70–80 килограммов (среднюю плотность человеческого тела примем за единицу) можно подсчитать, что запас плавучести за счет солености воды составит 1,5–2,5 килограмма.

Полистайте учебники плавания. Для начинающих там есть упражнения, которые не только помогают привыкнуть к воде, учат делать выдох в воду, но и демонстрируют способность тела к плавучести. Это «поплавок» (или «бочонок»), «медуза», «стрела», «солнце» — упражнения, доступные каждому человеку, кроме людей с хроническими заболеваниями легких, у которых вследствие болезненного процесса воздушность легочной ткани уменьшена и способность глубокого вдоха значительно снижена.

Итак, плавучесть прежде всего зависит от объема воздуха, который пловец способен набрать в легкие. Иными словами, глубина вдоха, увеличение объема грудной клетки являются главным механизмом, регулирующим плавучесть. Тут все взаимосвязано: от хорошо развитого дыхания увеличивается наша способность держаться на воде, плавание же, в свою очередь, как никакой другой вид спорта, развивает дыхательную систему — увеличивает жизненную емкость легких, вырабатывает правильный ритм дыхания. Таким образом, занимаясь плаванием регулярно, можно постепенно увеличить свою плавучесть.

Начинающие пловцы нередко отмечают боли в грудной клетке, жалуются, что с непривычки устают дышать в заплыве. Это характерно для нетренированных людей, которым даже небольшой проплыв, проходящий к тому же на фоне психической и физической напряженности (расслабляться такой пловец еще не научился), дается ценой максимальных усилий. Немудрено, что и дыхательные мышцы, не достигшие у новичков нужного развития, устают первыми. В систематических тренировках, которые укрепят мускулатуру, придет и умение расслабляться, позволяющее избавиться от болезненных ощущений.

Статическое плавание. Умение находиться в воде без движения в плавучем состоянии и при этом беспрепятственно дышать называется статическим плаванием. Этот навык черезвычайно важен в аспекте проблемы непотопляемости — именно статическое плавание дает человеку возможность отдыха в воде, особенно необходимого в минуты психогенной напряженности.

Какова физика статического плавания?

Любое свободно плавающее тело размещается в жидкости так, что его центр тяжести находится на одной вертикали с центром погруженного объема. Если этого нет, то тело пребывает в состоянии неустойчивого равновесия и стремится выйти из него.

Центр тяжести тела при горизонтальном положении — точка G. Условный центр приложения подъемной архимедовой силы — точка А. Тело перемещается в пространстве, пока центры не окажутся на одной вертикали.

Центр тяжести человеческого тела, лежащего в воде, находится на уровне первого-второго крестцовых позвонков, а центр объема — на несколько сантиметров ближе к голове. Поэтому в горизонтальной позе с руками, лежащими вдоль туловища, ноги стремятся опуститься, и это продолжается до тех пор, пока тело не займет почти вертикальное положение, и центр тяжести не окажется под центром объема. Это движение ног вниз увлекает пловца с головой под воду, однако погружение можно приостановить, слегка поработав ногами, как в стиле кроль или по типу велосипеда, а можно совершать легкие толчковые движения руками, что, правда, уже требует от человека каких-то усилий, исключая полный отдых и неподвижность.

Чтобы обеспечить устойчивое горизонтальное равновесие тела в воде, достаточно завести прямые руки за голову. При этом центр тяжести переместится чуть ближе к голове и совпадет по вертикали с центром объема. Если этого изменения позы недостаточно и ноги все-таки продолжают опускаться, можно высунуть из воды пальцы или кисти рук. Ноги сразу всплывут и появятся над водой. Кстати, не нужно стремиться высунуть их из воды, это допустимо лишь при достаточном запасе плавучести. Ноги и все тело могут занимать под водой и наклонное положение. Для отдыха важно оставаться в расслабленной и неподвижной позе.

Некоторые люди с повышенной плавучестью подкладывают под голову согнутые в локтях руки и, приподнимая их из воды, регулируют равновесие. Бывает достаточно раскинуть руки в стороны или широко развести ноги — центр тяжести чуть смещается в сторону головы, и ноги всплывают. Наконец, можно согнуть их в коленях и добиться того же эффекта равновесия. Однако в этом непривычном для нас положении со «свесившимися» ногами не удается оставаться с полным расслаблением мускулатуры: скоро появляются неприятные ощущения в мышцах бедер, что заставляет выпрямить ноги.

Достаточно выставить из воды пальцы или кисти рук, как ноги всплывут к поверхности и тело примет устойчивое положение на спине.

Как видите, есть много возможностей поддерживать состояние горизонтального равновесия в воде. Надо только хоть однажды «прочувствовать» это, и тогда легко научиться лежать долго в такой позе. И все же, повторяю, главным фактором, обусловливающим плавучесть, для большинства людей остается глубина вдоха, степень развертывания грудной клетки. Если сделать недостаточно полный вдох, запас плавучести может оказаться малым и будет трудно балансировать во взвешенном состоянии.

Разучивая позу отдыха на спине, можно сначала отработать исходное положение тела на суше: лечь на спину со слегка разведенными ногами и прямыми, вытянутыми за голову руками. Расслабление мускулатуры должно быть полное: любое напряжение мешает правильно овладеть этим приемом отдыха. В воде первые уроки статического плавания лучше проводить при тихой погоде, когда волна не заливает лицо и не пугает новичка.

Ошибки, допускаемые при разучивании позы отдыха, сводятся к следующему: чрезмерно выставляются из воды кисти рук, предплечья, локти, слишком обнажаются из воды живот или грудь; недостаточно запрокидывается голова из-за боязни, что вода зальет уши, лицо; неправильно дыхание (вдох должен быть коротким, но глубоким, выдох — задержанным, медленным); нет полного расслабления, мышцы напряжены. Вероятно, таких ошибок будет меньше, если пловец сначала научится делать выдох в воду и усвоит первые упражнения на плавучесть, в частности поворот в воде со спины на живот и обратно. Технически этот прием осуществляется так: сделав наплыв вперед с опущенной в воду головой и вытянутыми руками, надо постепенно поворачиваться па левый бок. При этом левая рука остается вытянутой (по не напряженной!), и на нее как бы ложится голова, а правая рука совершает круг перед туловищем и, не высовываясь из воды, проводится за голову, располагаясь рядом с левой. Подобный переход к отдыху на спине может быть совершен и через правый бок с соответствующей сменой рук.

Чтобы выполнить упражнение «поворот на спину» без излишнего погружения, надо ни на мгновение не высовывать руки из воды. Тогда не возникнет топящая сила и вода не зальет лицо, повернутое кверху.

При освоении горизонтальной позы отдыха сначала трудно следить за руками, поэтому локти, предплечья, кисти высовываются из воды больше, чем это позволяет индивидуальная плавучесть. Тут сразу обнаруживает себя топящая сила, и вода будет заливать нос. Это вызывает неприятные ощущения, заставляя каждый раз вставать на ноги, если мелко, или переворачиваться на живот.

Добрую услугу здесь может оказать зажим для носа. Одно время они продавались в комплекте с маской и дыхательной трубкой для подводного плавания. Сейчас изменилась конструкция, и сжимающие нос резиновые выступы вмонтированы в маску. Если не удастся достать зажим, то его может заменить самодельный, наподобие бельевой прищепки, который своими резиновыми лапками мягко придавливает крылья носа. На период разучивания позы отдыха можно применять затыкание ноздрей ватой с вазелином.

В период разучивания позы отдыха на спине такие зажимы позволяют избежать попадания в нос воды. Их можно изготовить и самостоятельно.

Отдыхать можно и в вертикальном положении, правда, эта поза применима в основном при спокойной поверхности воды в тихую погоду. Прочувствовать ее первый раз проще, если из положения на спине постепенно переходить в вертикальное, уложив руки вдоль туловища. При этом ноги начнут опускаться, набирая скорость. Как только они станут приближаться к отвесной линии, важно успеть сделать глубокий вдох и чуть оттолкнуться руками, чтобы погасить инерцию опускающихся ног. Голову нужно запрокинуть как можно дальше (но без напряжения!) к спине. Тогда лицо не скроется под воду, тело же займет вертикальное положение. Дыхание в этой позе должно быть таким, как при отдыхе на спине, а глубина вдоха и здесь играет главную роль.

Удерживаться в воде вертикально совсем без движения несколько труднее, чем в позе «отдых на спине»: быстро устают мышцы шеи и затылка, сказывается давление воды на грудную клетку. Кроме того, горизонтальное положение более удобно при значительном волнении — в лицо попадает меньше воды и легче дышать. Это особенно важно для восстановления нормального дыхания, если оно было сорвано в момент наибольшей нагрузки. Таким образом, осваивать вертикальную позу отдыха целесообразно, лишь овладев навыком отдыха на спине.

Гидростатическое давление возрастает по мере погружения. Сравните толщину слоя воды (h) при горизонтальном и вертикальном положении тела и прикиньте, как изменяется давление воды на живот и грудную клетку.


В последнее десятилетие пропагандируется метод длительного удерживания себя на воде, предложенный американским тренером Фредом Лану и являющийся разновидностью вертикальной позы отдыха. Предназначен он в первую очередь для людей, которые, оказавшись в воде, почему-либо не могут плыть и должны продержаться до прихода помощи. В его основе лежит использование той самой плавучести, которой обладает каждый человек со здоровыми легкими и с их жизненной емкостью не менее трех литров (это у взрослого, у детей же она соответственно возрасту меньше).

Особенность этого метода заключается в чередовании периода расслабления — основной и наиболее длительной фазы отдыха — с периодом незначительных движений, необходимых для того, чтобы поднять из воды лицо и сделать вдох (выдох осуществляется под водой). Весь цикл от одного вдоха до другого вначале занимает 9—14 секунд, по мере тренировки он может удлиниться за счет задержки дыхания и замедленного выдоха.

Состоит цикл из пяти основных фаз:

1) короткий вдох ртом с поднятым из воды лицом (1–2 секунды);

2) погружение с головой в воду, легкие движения рук гасят инерцию опускания (2 секунды);

3) полное расслабление в воде (4–6 секунд). В середине этой паузы начинается постепенный выдох — медленно выпускаются пузыри воздуха через рот или нос;

4) подготовка к поднятию головы: одна нога выводится вперед (ноги в положение открытых ножниц), а руки медленно подносятся к лицу. Выдох продолжается еще 1–2 секунды;

5) гребок руками от лица и сводящее движение ногами (ножницы закрываются); тело принимает почти вертикальное положение, голова поднята над водой для вдоха (1–2 секунды).

Затем все повторяется снова — фаза расслабления с задержкой дыхания, потом постепенный выдох. Он может быть растянутым и прерывистым (выдох порциями); растянутым, непрерывным; коротким, форсированным (быстрым).

Последний наименее предпочтителен, так как вынуждает долго держать грудную клетку развернутой на вдохе, а это утомляет дыхательные мышцы, и без того работающие в условиях повышенной нагрузки, вызванной давлением воды на тело.

Ошибки, которые обычно совершают в начале обучения, заключаются в следующем:

1) делается слишком глубокий вдох, и, так как сразу за этим не следует выдох, межреберные мышцы быстро устают, появляются боли в груди;

2) противоположная ошибка: делается мелкий вдох. Это сокращает фазу расслабления, заставляя чаще дышать, больше двигаться, что опять-таки не дает необходимого отдыха;

3) слишком затянута дыхательная пауза — время от конца выдоха до начала вдоха. От этого тоже скорее устают мышцы грудной клетки. Дыхательная пауза может быть исключена совсем или, в зависимости от тренированности, длиться 2–6 секунд;

4) затянут весь цикл от одного вдоха до другого: возникает чувство удушья, начинает «стучать в висках», появляется нервозность. Все это быстро утомляет пловца и не ведет к желаемым результатам.

Средний ритм, не требующий напряжения и хорошо переносимый, состоит из 5–8 циклов (вдохов) в минуту.

Способ длительного удержания себя на воде с минимальной тратой физических сил (метод Фреда Лану):
а) вдох, подготовка к погружению; б) начало погружения, притормаживание руками, расслабление; в) полное расслабление, начало медленного выдоха; г) расслабление, продолжение выдоха; д) подведение рук к лицу и разведение ног ножницами для толчка, позволяющего принять более вертикальное положение, конец выдоха; е) толчок руками и ногами, подъем головы, вдох.

Метод Фреда Лану действительно хорош и достоин того, чтобы быть освоенным каждым. Это можно сделать очень быстро, примерно за час. Особенно метод незаменим в том случае, когда в горизонтальной позе лежать не удается, например, если человек оказался в воде одетым.

Однако в целом для отдыха надо считать более удобной горизонтальную позу (если она возможна), особенно при порывистом ветре, срывающем гребни волн, когда приходится следить за обстановкой вокруг, чтобы успевать чередовать вдох и выдох с моментами захлестывания лица водой. С опущенным по методу Фреда Лану в воду лицом труднее ориентироваться. Но когда требуется долго продержаться в воде, рекомендуется чередовать оба способа. Поэтому, важно овладеть разными приемами отдыха, как и несколькими способами плавания, чтобы менять их, если наступает усталость или возникает чувство апатии от надоевших однообразных движений, чтобы лучше приспосабливаться к волнению на воде и, конечно, более уверенно чувствовать себя в любых условиях.

Важно помнить, что грудная клетка в любом из этих способов отдыха находится в состоянии некоторого повышенного вдоха, поэтому выдох должен быть по возможности полным. Лишь тогда обеспечивается достаточная вентиляция легких и газообмен соответствует запросам организма.

Динамическое плавание. Несмотря на то, что с физикой динамического плавания люди знакомы в большей степени, чем с приемами статического плавания, здесь есть моменты, на которые надо обратить внимание.

Известно, что, отбрасывая ногами воду, отталкиваясь от нее руками, мы создаем силу тяги на основании третьего закона Ньютона, по которому «всякому действию есть равное ему и противоположное по направлению противодействие».

Эта реактивная сила и помогает нам плыть, удерживая голову над водой. Но чем больше энергии уходит на поддержание выступающей из воды головы, тем меньше ее остается для продвижения вперед.

В этом и заключается одна из серьезнейших ошибок, которую совершает в критические минуты плохо плавающий человек: пугаясь и задыхаясь, он тратит свои последние силы на то, чтобы высовывать голову из воды как можно выше. Но это стремление находится в явном противоречии с законом Архимеда: чем большая часть тела выступает над водой, тем больше мышечной энергии требуется для удержания его у поверхности — ведь эта часть тела не уравновешена выталкивающей силой воды.

Встречались вам, конечно, такие пловцы, которые, плывя вразмашку, стремятся высунуться из воды чуть ли не до пояса, причем руки у них порхают, едва касаясь воды. Продвигаются они небыстро, но им это и надо, чтобы подольше покрасоваться на виду у других.

Понятно, что нагрузка здесь приходится в основном на ноги, с помощью которых пловец «выпрыгивает» из воды. Однако способ этот непрактичен: «форса» хватает ненадолго, поэтому копировать таких пловцов неразумно.

Абсолютное большинство «водоплавающих», не пройдя обучения, пользуется народными способами, которые отдаленно напоминают классические и относятся к разряду вольных: саженками, на боку, по-собачьи, по-лягушачьи, по-морскому. Иногда такие пловцы могут совершать сравнительно далекие заплывы, однако, не владея основами правильного дыхания и отдыха, быстрее устают, а главное, могут оказаться беспомощными в критической ситуации, если, например, на реке начнется волнение, особенно при встречном ветре, когда срывающаяся волна плещет в лицо, сбивает дыхание и заставляет пловца поднимать голову выше над водой. Это требует большего напряжения, выматывает физически и морально.

Когда в проплыве человек все время держит голову над водой, его тело вынужденно занимает наклонное (к поверхности воды) положение, иначе быстро устает шея от запрокинутой головы. А чем менее горизонтально держится пловец, тем заметнее возрастает лобовое сопротивление и снижается скорость движения, тем больше сил уходит впустую.

Это не имеет значения, если речь идет о плавании «в свое удовольствие». Но когда дистанцию надо проплыть быстро, да еще при ветреной погоде, или помогая уставшему товарищу, либо продвигаясь с грузом, то сделать это, не опуская голову в воду, бывает трудно или даже невозможно. Вот в таких обстоятельствах особенно важно владеть основами спортивного плавания, ибо только оно обеспечивает высокую скорость передвижения при строгой экономии сил.

Приглядитесь к спортсмену на дистанции. Каким бы способом он ни плыл, главное неизменно: голова опущена в воду, поднимает он ее лишь на мгновение для короткого вдоха, выдыхает всегда только в воду — и ни одного лишнего движения. Так и надо плавать!

Короче говоря, необходима начальная школа спортивного плавания, которую должен пройти каждый.



Глава шестая

РЕАЛЬНЫЕ ОПАСНОСТИ ВОДЫ

Некоторые объективно трудные и потенциально опасные ситуации в книге уже упоминались: прыжки в воду в незнакомом месте; роковая роль алкоголя в несчастьях на воде; медузы крестовички, обитающие в Тихом океане; хлебанье воды в заплыве. Теперь познакомимся с другими обстоятельствами, несущими в себе определенную угрозу для человека.

Холодовый шок и перегрев. Как известно, вода обладает большой теплоемкостью и теплопроводностью. Если разница температур тела и воды велика, то, находясь в воде, человек интенсивно теряет тепло. Наша кожа как орган терморегуляции чутко улавливает внешние температурные колебания, и соприкосновение ее с холодной водой является сильным раздражителем для нервной системы. Внезапное охлаждение тела, возникающее при большом температурном перепаде, влечет за собой ярко выраженные сосудосуживающие реакции, именуемые холодовым шоком. Он может развиться, когда человек в силу обстоятельств попадает в холодную воду — при нырянии, при опрокидывании лодки, при аварии самолета в полярных широтах и тому подобное.

Следует иметь в виду, что «шокогенное» действие способна оказывать и относительно теплая вода: 15–20 градусов, когда поверхность тела избыточно нагрета на солнце. Если шок и развился при такой температуре воды, то это происходит в первую минуту соприкосновения с нею. Обычно же погружение в воду температуры 20 градусов не вызывает у взрослого опасного охлаждения в течение первых двух часов. Пребывание в такой воде хотя и сопровождается значительными потерями тепла, однако теплообразование в организме возрастает в 3–6 раз, и это обеспечивает сохранение постоянной температуры внутри тела. При температуре воды от 0 до 5 градусов смертельное охлаждение может наступить в пределах 10–30 минут.

Факт большей устойчивости к холоду упитанных и полных людей в сравнении с худыми известен. Прослойка жировой клетчатки частично изолирует тепло. Но главным защитным фактором остается закалка, которая и худощавым людям обеспечивает возможность долго находиться в холодной воде. Для людей незакаленных время безопасного пребывания в воде с температурой 25 градусов исчисляется 12 часами. При температуре 20 градусов этот срок сокращается до 2 часов, при 15 градусах — до 1 часа. Безопасность пребывания означает в данном случае то, что в эти сроки не наступает истощения энергетических ресурсов, поэтому внутренняя температура тела остается в нормальных пределах.

Указанные сроки значительно удлиняются, если человек закален.

Специальными тренировками время безопасного пребывания в холодной воде может быть увеличено во много раз.

Озноб и дрожь, наступающие при вхождении в воду, еще до начала купания, сигнализируют о том, что в данный момент организм плохо сопротивляется холоду. Когда эти явления возникают при купании или в заплыве, это значит, что потери тепла уже велики и целесообразно выйти из воды. На суше, почувстовав озноб или дрожь, можно согреться за счет увеличения физической активности: бегать, прыгать, приседать. В воде таким способом не согреешься: более энергичное плавание сопровождается увеличением теплопотерь — обтекание тела водой с повышенной скоростью приводит к большему охлаждению. Поэтому иногда бывает полезнее ненадолго лечь в дрейф, то есть отдохнуть на спине, и тогда ощущение холода на время уменьшается или исчезает за счет некоторого нагревания пограничного с телом слоя воды.

Кроме того, «продуцировать» тепло можно, выполняя статическую работу. Для этого без видимых движений надо попеременно напрягать и расслаблять мышцы рук, ног, туловища, не меняя их положения в пространстве. Полезно познакомиться с комплексом статических упражнений, которые благотворно сказываются на тонусе мышечного аппарата, сердечно-сосудистой системы и общем состоянии человека, если подвижность его ограничена.

Выше уже говорилось о тех случаях, когда судороги в ногах развивались не вследствие охлаждения мышц, как считали сами авторы писем, а были неврогенного происхождения. Да при обычных летних купаниях охлаждение и не может происходить в той степени, чтобы вызвать судороги. Все описанные заплывы были добровольными и не продолжались дольше того времени, за которым наступает нарушение теплового баланса. А именно это нарушение, снижение внутренней температуры тела на несколько градусов, может вызвать судороги. Однако такое охлаждение случается лишь в обстоятельствах вынужденного пребывания в воде, длящегося много часов, либо в более короткие сроки, если температура воды значительно ниже 20 градусов.

Казалось бы, перегрев, тепловой удар не имеют отношения к водной теме. Но поскольку нередко перегреваются именно на пляжах, у воды, самое время напомнить об этом. Конечно, когда человек привыкает к обжигающим лучам, загорит, пребывание на солнце в течение многих часов при отсутствии заболеваний ему ничем не грозит. Но в начале лета чрезмерное облучение уже само по себе, и без купания, может вызвать повышение температуры, озноб, недомогание, боли во всем теле, ожоги первой, второй степеней (пузыри на коже). В тяжелых формах наблюдается головокружение, головная боль, рвота, бред или потеря сознания, кишечные расстройства, нарушения сердечной деятельности. Особенно быстро возникает перегрев, если человек, загорая, заснул на пляже, не укрывшись от солнца.

Однако все эти явления наступают позднее, к вечеру или ночью, и могут продолжаться несколько дней. А в день загорания, еще на пляже, человек, получив избыточную дозу солнечной радиации, перегревшись и не отдавая себе в этом отчета, идет купаться и плавать. Здесь-то и могут сыграть роковую роль уже развивающиеся патологические явления, которые способны вызвать холодовый шок и обморочное состояние. Причина его в следующем.

Когда обнаженные люди долго находятся под палящими лучами, поверхность тела интенсивно нагревается. И хотя организм защищается от перегрева выделением пота, разница температур нагретой на солнце кожи и воды в жаркие дни достигает 20–25 градусов. Ныряние или быстрое погружение в воду, кажущуюся в эти моменты особенно холодной, вызывает резкий спазм сосудов, и внезапное обеднение кровотока в головном мозге может привести к кратковременному обмороку. Но если на суше он протекает в виде легкого головокружения, ощущения слабости, дурноты или даже мимолетной потери сознания, то в воде человек погружается лицом в воду, захлебывается и утопает.

Ошибочно представление, будто в холодную воду надо погружаться сразу — нырять или кидаться с разбегу. На людей, которые входят в воду постепенно или, стоя по пояс, обливаются, подставляя мокрое тело ветру, и лишь затем окунаются и плывут, смотрят обычно презрительно, как на «хлюпиков». И напрасно. Первые купания в начале лета, когда вода еще прохладна, а вы не закалены, — сильная встряска для организма, и здесь особенно важно бережное к себе отношение.

Закаливание нужно проводить постепенно. Если дома нет душа, начинайте с воздушных ванн — ходите в комнате по пояс обнаженным. Потом совершайте ежедневные обтирания или обмывания туловища и ног прохладной водой, постепенно понижая ее температуру. При возможности ежедневно принимать душ, старайтесь делать это без перерывов. В конце теплого душа снижайте температуру воды сначала на короткое время, затем на более продолжительное, перейдя в дальнейшем к холодному душу. Приучайтесь ходить дома босиком в любое время года, начиная делать и это, конечно, постепенно.

Итак, возвратимся к теме нашего разговора: если вы закалены и привыкли с разбегу кидаться в воду, можете продолжать так и дальше. Но если вы не обладаете достаточной закалкой, если вода для вас холодная и вызывает неприятные ощущения, то поступайте так, как описано выше: входите в воду постепенно, обливаясь и остывая на ветру. Если же вы испытываете при этом озноб или дрожь, то надо выйти на берег и сначала разогреться движениями, пробежками и лишь потом, облившись, погружаться полностью.

Плавание в шторм. Тот, кто бывал на наших южных морях, вероятно, испробовал плавание в шторм и купание в зоне прибоя. Если прибой слабый, то удары волн приятны и действуют подобно энергичному общему массажу. Забавно наблюдать, как дети с визгом плещутся в этих закручивающихся каскадах воды. Однако с нарастанием силы ветра прибой становится абсолютно опасной зоной.

Гидродинамика его такова. Приближаясь к берегу, волна становится выше и круче, основание ее тормозится в движении о дно, а вершина, закручиваясь, опрокидывается вперед — волна разрушается, создавая прибой. Здесь возникает своеобразная циркуляция воды: разрушившаяся волна смешивается с песком и галькой и стекает в море навстречу очередной волне, перед которой на мгновение возникает впадина, обнажающая участок дна. Новая волна, закручиваясь вершиной, снова обрушивается на берег. Рискованно оказаться в плену такой «циркуляции», где волна сбивает с ног, тащит, опрокидывает на вас сверху массу воды и снова швыряет на берег.

Неопытный или физически не тренированный человек может быть легко сбит с ног и, тщетно пытаясь выбраться из пенящейся пучины, уподобится переваливаемой по дну колоде, которую прибой ворочает туда-сюда. Всплыть здесь бывает трудно: смешиваясь с пузырьками воздуха — оттого зона прибоя и выглядит белой, — воздушно-водяное месиво приобретает меньший удельный вес. Хотя такая аэрированная вода существует всего 5—10 секунд, в это время она уже не держит пловца. К тому же сверху обрушиваются еще массы воды, придавливают его ко дну, не дают сделать вдох. Помимо угрозы получить серьезные ушибы о камни, велика также опасность захлебнуться, прежде чем удастся выбраться самому или быть извлеченным кем-то, подоспевшим на помощь.

При силе ветра больше трех баллов купание категорически запрещается. Однако может возникнуть необходимость войти в штормовое море, например, чтобы оказать помощь человеку, который все-таки заплыл, а выйти на берег боится. Присутствие рядом опытного человека и выполнение его советов: «Делай, как я!» — помогают неумелому пловцу побороть страх и форсировать зону прибоя. Именно в этом и состоит задача каждого входящего в море и выходящего из него: быстро преодолеть передовой фронт прибоя. Делается это так: входящий в море должен приготовиться к рывку, чтобы в интервале между разрушившейся волной и надвигающейся пробежать несколько шагов вперед и успеть нырнуть в основание волны, пронзить его и, интенсивно работая руками и ногами, отплыть подальше от берега. Уже в 10–15 метрах от прибоя можно плыть спокойно, не торопясь. Крупные штормовые волны в море обычно не мешают ритмично дышать и позволяют плыть любым способом.

Схема круговорота воды в зоне прибоя. Волна возрастает, закручивается и разрушается у берега, где ее основание тормозится о дно или донным противотоком разрушившейся волны.

Не меньше ловкости и осторожности требуется для того, чтобы выйти из воды в зоне прибоя. Держась на плаву в 10–15 метрах от кромки берега, надо дождаться, когда пойдет череда двух-трех волн поменьше. Тогда следует сделать вплавь рывок к берегу и в перерыве между обрушивающимися волнами выбежать па сушу. Иногда в ожидании такого момента приходится плавать вдоль берега 10–20 минут.

Следует упомянуть о таком явлении, как укачивание на волнах. Если у вас тошнота возникает при езде в легковом автомобиле или автобусе, на морском катере, в самолете, то и продолжительное плавание в штормовых волнах может вызвать «морскую болезнь». При первых ее признаках надо выйти на берег. Но если в заплыве уже началась тошнота и рвота, то поступайте так, как сказано в главе о страхах, памятуя в этот момент, что не меньшее значение, чем правильные действия, имеет психически бодрый настрой: все это преодолимо.

На больших озерах и водохранилищах волнение имеет свое отличие: волны там мельче и беспорядочнее. Например, на Ладожском озере, открытом со всех сторон, ветер очень быстро разгоняет волну, так же быстро утихает или меняет направление, вследствие чего волнение может носить характер толчеи. Для пловца крупные волны, даже беспорядочные, представляют меньшее неудобство, чем мелкие, с которых ветер может срывать гребни и бросать в лицо плывущему. Тут уж легко сбить дыхание, захлебнуться, особенно если человек мало тренирован. Что касается шторма на реках, то, плывя на волну, надо приноравливаться при встрече с ней: отворачивать лицо, или задерживать вдох, пли приурочивать к этому моменту выдох. Залогом успешного плавания при любой погоде является правильное дыхание пловца (выдох в воду) и умение плавать хотя бы двумя способами — на груди и на спине.

Болезни уха. В учебник анатомии и физиологии человека для средней школы включен раздел о строении и функции уха. Таким образом, уже восьмиклассники знают, что наружный слуховой проход заканчивается барабанной перепонкой, за которой находится полость среднего уха — здесь размещаются три маленькие косточки, связанные подвижно при помощи крохотных суставов и передающие колебания от барабанной перепонки на внутреннее ухо. Оно заключает в себе улитку— звукочувствительный аппарат и лабиринт — орган равновесия и координации положения тела в пространстве.

Воспаление среднего уха — отит — часто сопровождается перфорацией барабанной перепонки и возникновением на ней рубца. Но рубцовая ткань менее устойчива к механическим воздействиям, чем сама перепонка. Вследствие неоднократно обостряющегося отита может образоваться постоянный дефект, и тогда барабанная полость становится сообщаемой с внешней средой. При нырянии, при прыжках в воду гидростатическое давление разрывает тонкий рубец или просто вода попадает через дефект в полость среднего уха. Раздражение барабанной полости холодной водой и давление на ее стенки передается на лабиринт, вызывая головокружение, тошноту, кратковременную потерю ориентировки, состояние оглушенности. Человек может спутать «верх» и «низ», «правое» с «левым» и, вместо того, чтобы всплыть к поверхности, станет зарываться еще глубже. Особенно это опасно при нырянии вблизи плота или баржи. Из-за потери ориентировки и неумения открывать глаза под водой человек может подплыть под бревна или баржу и, пытаясь вынырнуть, так и не достигнет свободной поверхности воды.

Специалисты предполагают, что иногда люди тонут только потому, что при нырянии вода проникает через перфорированную барабанную перепонку в полость среднего уха и далее — через евстахиеву трубу — в глотку и гортань. В носоглотке она вызывает губительный под водой приступ кашля, глубокий вдох и затопление дыхательных путей. Считают, что для этого достаточно гидростатического давления на глубине полуметра. Эти выводы основаны на экспериментах с животными, на анализе судебно-медицинских вскрытий утонувших.

Вот почему при отите и наличии дефекта в перепонке следует обязательно затыкать перед купанием больное ухо плотным комочком ваты, пропитанным вазелином, растительным маслом или жирным нейтральным кремом. Однако эта мера не обеспечивает надежной герметизации уха при нырянии, так как на глубине вода все равно проникает между ватой и стенкой слухового прохода. Поэтому даже при закрытом ухе погружаться под воду не рекомендуется.

Высшее благоразумие надо проявить тем, кто собирается заняться подводным плаванием. Пользование аквалангом разрешается только после строгого медицинского контроля, где врачебная комиссия забракует кандидата «в подводники» при наличии у него болезней ЛОР-органов, объяснив, почему нельзя погружаться под воду. Но приобрести «комплект № 1» — маску, трубку, ласты — в магазине спорттоваров может каждый. И начинаются самостоятельные погружения без какого-либо инструктажа. Именно таким «самодеятельным подводникам» и угрожают опасности в воде, связанные с болезнью уха. Чтобы не подвергать себя большому риску, не лучше ли, прежде чем начать погружения, проконсультироваться у специалиста. И не отчаиваться, если ныряния будут запрещены: в маске и ластах можно сколько угодно плавать у поверхности, любуясь картинами подводного мира. Уместно напомнить еще одно из основных требований безопасности: не погружаться под воду в одиночку. Что бы ни случилось под водой, если напарник рядом, он может поднять на поверхность захлебывающегося, обессилевшего или потерявшего сознание пловца, предотвратив тем самым его гибель.

О «мертвой точке». В «Энциклопедическом словаре по физической культуре и спорту» о «мертвой точке» написано следующее: «Мертвая точка» — состояние острого утомления организма спортсмена в начальном периоде интенсивной физической работы. Наблюдается во время бега на средние и длинные дистанции, в плавании, гребле, гонках на лыжах и на велосипеде, в беге на коньках, в борьбе и других видах спорта. Во время кратковременной работы максимальной интенсивности, например, при беге на 100 и 200 метров, «мертвая точка» не возникает, так как процессы, вызывающие это состояние, не успевают развиться в достаточной степени. При «мертвой точке» отмечается снижение работоспособности, повышение затраты энергии на единицу работы, нарушение координации движений, ухудшение внимания, памяти и другие отрицательные проявления высшей нервной деятельности. Дыхание становится более частым и менее глубоким, пульс учащается до 180–200 ударов в минуту, артериальное кровяное давление резко повышается.

У спортсмена возникает тягостное ощущение «стеснения в груди», недостатка воздуха и желание прекратить работу. Однако если усилием воли он преодолевает это желание и продолжает движение, то «мертвая точка» сменяется состоянием облегчения, известным под названием второго дыхания: дыхание у спортсмена становится несколько реже и ритмичнее, деятельность сердца нормализуется, самочувствие улучшается, работоспособность повышается.

Основная причина возникновения «мертвой точки» заключается в том, что напряженная мышечная работа у спортсменов начинается, как правило, сразу после старта, а деятельность органов дыхания и кровообращения развивается постепенно…»

Более поздние исследования, проведенные среди спортсменов, с применением современной аппаратуры и новейших методов, а также изучение субъективных реакций па эти состояния позволили иначе оценить явления «мертвой точки» и второго дыхания. Так, было установлено, что их ощущали не все испытуемые, а лишь некоторые, причем вне зависимости от степени физической подготовки. Оказалось, что состояние «мертвой точки» связано с психической депрессией — утомлением психики, вызванным торможением активности нервных клеток коры головного мозга. Этому способствуют однообразие двигательных усилий, длительная повторяемость движений, монотонность впечатлений, сосредоточенное внимание на усталости.

Пример с походной песней, обладающей удивительной способностью возвращать бодрость, хорошо поясняет, почему это происходит: песня притупляет тягостные ощущения, и очаг усталости в коре мозга гасится за счет появления других впечатлений, к людям приходит второе дыхание.

По-видимому, целесообразно различать три очень близких по ощущениям и объективным проявлениям, но все же разных состояния, которые объединяются в понятие «мертвая точка».

Одно из них может возникнуть, когда физическая нагрузка превышает возможности организма, и ни сейчас, ни потом, сколько бы человек ни тренировался, он не способен будет выносить эту нагрузку. Приведу пример: скорость, развиваемую легкоатлетами в беге на сто метров, невозможно сохранить на дистанции в 400 метров, а со скоростью, с которой спортсмен бежит 400 метров, вряд ли удастся пробежать даже километр. К тому же у каждого свой истинный предел, переступать который опасно. Поэтому будет неверным утверждать, что «мертвую точку» надо всегда усилием воли преодолевать. Известно немало случаев, когда это вредило и кончалось бедой.

Если у здорового, но нетренированного человека при интенсивной нагрузке в первые же минуты возникает чувство крайней усталости, «нехватки» воздуха, тяжелой одышки, то это может зависеть от преходящей необеспеченности кислородом работающих мышц и органов в связи с тем, что деятельность систем кровообращения и дыхания развертывается постепенно, достигая необходимого уровня в течение приблизительно 5 минут, напряженная же мышечная нагрузка начинается сразу; то есть это то самое состояние, которое преимущественно и считалось «мертвой точкой». Вот почему бывает, что физически подготовленные, но неопытные спортсмены, идущие со старта сразу в максимальном режиме, могут вскоре выдохнуться, отстать или сойти с дистанции, так и не дождавшись второго дыхания. Кстати сказать, универсальной схемы распределения сил по этапам быть не может. Это зависит от общего объема предстоящих энергетических затрат организма, индивидуальных особенностей спортсмена, соревновательной стратегии и прочего. Известно, что стометровую дорожку спортсмены пробегают на «одном дыхании», прилагая величайшие усилия с первого же мгновения; а в беге на 10 километров график расходования сил иной: сначала умеренная нагрузка и лишь после «врабатывания» организма некоторое наращивание темпа.

Наконец, острое чувство усталости может появиться не в первые 5 минут физической деятельности, когда вегетативные функции еще не обеспечивают полностью мышечные затраты, а позднее — через более продолжительный промежуток времени после старта, когда организм адаптировался к работе, но наступило утомление психики.

С приходом в спорт телеметрических методов исследования тренировочный процесс значительно усовершенствовался, поскольку стала понятнее связь объективных показателей с субъективным состоянием спортсмена. И хоть «мертвая точка» — понятие в обиходе широкое, для нас различие упомянутых состояний имеет практическое значение. Например, если у начинающего пловца или просто плохо плавающего, еще не умеющего правильно дышать, от перенапряжения посинели губы и лицо (не от холода), а дыхание стало сдавленным, судорожным, то это вовсе не состояние «мертвой точки», которое надо волевым усилием стараться преодолеть. Это наступил действительный предел физических возможностей неопытного пловца, вызванный нарастающим кислородным голоданием, при котором физическая активность резко снижается или становится невозможной. И выйти из этого состояния можно, лишь прекратив двигаться.

Конечно, выносливость вырабатывается упорными тренировками до седьмого пота, с постоянным возрастанием объема нагрузок. Хорошо, когда такие тренировки проходят в бассейне, особенно это важно для начинающих осваивать плавание: как правильно выполнять упражнения и координировать движения, сколько ежедневно проплывать, как распределять время занятий — все вовремя подскажет тренер, и сделает он это с учетом особенностей личности пловца, степени его подготовки. Тем же, кто тренируется самостоятельно, труднее правильно организовать свои занятия. Вот почему, не претендуя на роль самоучителя, эта книга может служить лишь дополнительным пособием к учебнику плавания. Адресована она не пловцам-разрядникам, для занятий с которыми есть и кадры преподавателей, и соответствующая литература, а тем водоплавающим, кто не охвачен организованным обучением, не избалован вниманием спортивных кругов. И поскольку советы, помещенные здесь, относятся к плаванию без тренерской опеки, необходимо сказать следующее.

Умение отдыхать на плаву позволяет прекратить движения и восстановить силы, если человек почувствовал, что приблизился к своему физическому пределу. И хотя такой предел можно отодвинуть тренировками, делать это надо разумно. Рекомендации начинающему пловцу аналогичны тем, которые даются сторонникам бега трусцой: тренироваться, но не перенапрягаться. Значит, если вы задохнулись вскоре после начала проплыва, сбавьте темп: вы не готовы к такой нагрузке.

С состоянием, более соответствующим понятию «мертвой точки», как уже говорилось выше, в плавании можно встретиться, когда, совершая относительно дальний (для себя) заплыв, вы почувствуете крайнюю усталость, нежелание плыть дальше, сожаление или злость на себя за то, что решились на заплыв. Это может случиться при переплывании озера, реки, при заплыве в море, если вы еще недостаточно тренированы, не умеете правильно дышать, не умеете отдыхать в воде, не владеете своей психикой. Освоение всего этого устраняет напряженность любой ситуации, потому что позволяет человеку расслабиться и восстановить силы.

Как же преодолевать состояние «мертвой точки», если оно не вызвано непреодолимыми нагрузками? Каждый читающий эту книгу должен помнить, что, как бы он ни устал в заплыве (имеется в виду проплыв без спешки), как бы ни казалось, что сил больше нет, надо, отдохнув в воде, продолжать движение дальше. Возможности здорового организма значительно шире, чем мы себе представляем, запас его энергии во много раз превосходит уже потраченное количество, и надо только научиться переступать свою «мертвую точку».

Поскольку установлено, что «мертвая точка» имеет не столько физиологическую природу, сколько психологическую, то есть объясняется не истощением физических возможностей, а утомлением психики, то стоит только, продолжая движение, мысленно отвлечься от чувства усталости, стараясь думать о чем-то приятном, ярком, как состояние «мертвой точки» постепенно проходит. Значит, надо стремиться освободиться от гнетущих мыслей и ощущений, несмотря на то, что становится все трудней и трудней поднимать руку или двигать ногами. Надо не «накапливать» в сознании эти неприятные ощущения, а стараться от них отвлечься: вместо мыслей: «Как надоело плыть! Как устали мышцы!», надо думать: «А я могу очень долго плыть! Усталость пройдет. Я ее не замечаю». Это поможет миновать «перевал», именуемой «мертвой точкой».

Наконец, если не удается преодолеть ее указанным способом, надо прибегнуть к активному самовнушению: «Я должен доплыть. Силы есть. Я мобилизуюсь. Усталость проходит». Обычно указанных приемов бывает достаточно для преодоления «мертвой точки», если она вызвана усталостью, а не обусловлена несоответствием физических возможностей и предъявляемых к организму требований.

Головокружение. Вам, дорогой читатель, конечно, приходилось видеть, как мальчишки и взрослые плавают вразмашку, или саженками. Глядишь на некоторых из них, как они резко поворачивают голову вбок при каждом выносе руки, а через секунду так же резко дергают ею на 180 градусов в другую сторону, и невольно ловишь себя на мысли: «Бедный, как же намотается твоя головушка, пока ты плывешь… Не закружится ли?»

Среди тысячи писем было одно, где автор рассказал следующее: «В 1939 году сдавал я нормы ГТО по плаванию на Дону. Стремясь плыть быстрее — я плаваю саженками, — ускорял движение поворотами головы. Примерно в середине второй половины дистанции потерял ориентировку — закружилась голова; я погружался в воду, хлебал и беспорядочно бил руками. Выплыл на поверхность почти вертикально: в глазах медленно вращался окружающий барьер, и я увидел смутно, как в кино из дальних рядов, бегущего по настилу человека». «Что он делает? Зачем сбрасывает зеленую куртку? Да это же наш инструктор…» — И снова я ушел под воду, как будто это меня не касалось. И уже там, под водой, пронзила мысль: «Инструктор раздевается. Значит, бросится в воду. За мной? Значит, я тону?! И так стало стыдно — за мной будут нырять, когда я плаваю неплохо. Было и удивление: «Неужели я могу утонуть?» Еще хлебнул, но уже знал, где поверхность, всплыл и не мог понять, что мне кричат раздевшийся инструктор и ребята. Увидел, что меня обогнали шедшие в одном заплыве. Сознание вернулось, и я успел к финишу, даже уложившись в норму времени. Инструктор поверил, что я тонул, а ребята так и решили, что я всех разыгрывал…»

В самом деле, попробуйте вот так же резко помотать головой из стороны в сторону в течение хотя бы минуты, и кое-кто из вас почувствует, что кружится голова, несмотря на то, что до сих пор не отмечал у себя вестибулярных расстройств. Происходит это оттого, что наступает перераздражение лабиринта. Тренировки помогают сделать лабиринт нечувствительным к этим раздражениям. Так, у моряков притупляется восприятие морской качки, вырабатывается устойчивость к укачиванию, а вот новички на флоте первое время жестоко мучаются от «морской болезни».

К резким поворотам головы в плавании можно постепенно привыкнуть, и тогда они не будут вызывать никаких расстройств. Учась танцевать вальс, мы тоже сначала ощущаем головокружение, но, освоив танец, а главное, часто танцуя, можем вальсировать весь вечер, ни на секунду не теряя равновесия. Так и с плаванием вразмашку — в начале купального сезона, когда еще нет привычки, может наступить именно такая реакция, как описано в письме. И если это случится не в бассейне, не исключается худший исход. Поэтому, плавая своим самобытным стилем, не делайте резких поворотов головы, даже если и привыкли к этому (ведь автор письма тоже, наверное, не впервые «ускорял» продвижение в воде рывками головы). В плавании вообще необходима плавность движения, экономия сил и обоснованность каждого двигательного комплекса. Резкие же мотания головой из стороны в сторону выглядят как пародия на стиль, и если кто-то находит в этом особый шик, он глубоко ошибается. В кроле, не лучшим подобием которого является стиль вразмашку, голова не поднимается из воды и не дергается из стороны в сторону, а поворачивается вбок ровно на столько, сколько нужно, чтобы половина лица показалась из воды и можно было хватить воздух из-под руки — сделать вдох; и даже не лицо показывается из воды, а главным образом рот: его скашивают, чтобы дотянуться до воздуха, не поворачивая голову полностью.

Когда непогода застает неопытного пловца в заплыве, он начинает с тревогой метаться вокруг взглядом, провожая каждую волну, которая, как ему кажется, может захлестнуть его. И от зрительных раздражений, от мелькания кругом на фоне страха может закружиться голова. Вспомните: когда приходится сидеть в кино в первых рядах, а на экране быстро сменяются кадры погони, скачек, у некоторых зрителей тоже возникает головокружение.

Вот признание из одного письма: «От головокружения руки и ноги ослабли, меня охватил страх, показалось, что я сейчас утону. Взяла себя в руки. Опустила лицо в воду (так не было головокружения) и почувствовала себя спокойнее…»

По-видимому, головокружение возникает от сочетания зрительных раздражений, нервного напряжения и реально существующего укачивания на волнах, причем роль зрительных впечатлений здесь не последняя. Таким образом, важно знать о возможности головокружения в заплыве и стремиться не допускать этого явления. Если оно все же возникло, подавлять всеми мерами.

Плавание с грузом. Без хорошей физической подготовки с грузом не проплыть. Для выработки выносливости пловцы на тренировках намеренно утяжеляют свой вес на несколько килограммов, надевая свинцовый пояс. В годы войны солдатам часто приходилось вплавь форсировать водные рубежи — вот где выручала выносливость и тренированность, солдатская смекалка! Правда, подготовка в плавании у воинов была разной: одни могли, держа оружие над водой, переплывать в легкой одежде даже широкие реки, другим для преодоления водной преграды требовались какие-нибудь плавсредства.

Важно знать, что заплыв с грузом требует значительных добавочных усилий, в то же время лишая человека возможности отдохнуть в воде. Это серьезное обстоятельство нельзя не учитывать, ибо переоценка своих сил может поставить человека в трудное положение. Что делать, например, если где-то на середине заплыва вы устанете держать груз над головой? Бросить ли его или опустить в воду? Но тогда вряд ли будет легче плыть, ведь груз намокнет, станет тормозить движение. Плыть ли в таком случае назад или вперед, избавившись от груза? Все эти вопросы нужно предусмотреть еще до заплыва.

Непредвиденные обстоятельства. Летом на большом озере двое юношей катались на весельной лодке. Ветер усилился, поднялась волна, и, когда лодку в очередной раз качнуло, одно весло вырвалось из гнезда и упало в воду. Подхватить его сразу они не успели, и лодку стало относить от весла. Тогда один из юношей прыгнул за борт. Тем временем ветер продолжал относить лодку, и, как ни пытался плывущий с веслом, которое толкал впереди себя, догнать ее, расстояние между ними все возрастало. Отчаяние и страх юноши (а может быть, и усталость, неумение отдыхать в воде) сделали свое дело — он утонул на глазах своего товарища.

Можно ли было предотвратить это несчастье? Да, если бы оставшийся в лодке сообразил, что должен любыми средствами помешать ей скользить под ветром. Неуправляемую лодку обычно разворачивает бортом к волне, а ее нужно удерживать носом против ветра, то гребя, то «табаня», — это уменьшает парусность лодки. Растерявшийся юноша не смог этого сделать. Это в самом деле сложно, особенно для плохо владеющего греблей, и чем сильнее ветер, тем труднее это делать. Если не удается одним веслом удерживать лодку носом к ветру, надо применить торможение — выдернуть весло из гнезда и погрузить его вертикально в воду, примерно на середину длины у подветренного борта, держа двумя руками, как древко знамени. В таком положении лопасть весла создает хорошее противодействие движению лодки, гонимой ветром.

Так с помощью весла тормозят движение лодки, гонимой ветром.

Конечно, при этом надо следить еще за тем, чтобы волна не очень раскачивала лодку, не захлестывала через борт, чтобы не черпнуть воду бортом и не опрокинуться, потому что остойчивость лодки в таком положении невелика и бортовая качка усиливается.

Если оба весла оказались потерянными и плавают недалеко на волнах, а один из пассажиров поплыл за ними, то оставшийся в лодке может опуститься с кормы в воду и, перебравшись на руках к середине наветренного борта, держать свое тело вертикально в воде, тем самым гася скорость скольжения. Вспомните, как трудно становится грести, как почти приостанавливается лодка, если кто-то из купающихся прицепится за корму «на буксире».

Погасить скорость движения лодки можно и таким способом.

Если в лодке остались двое, а третий поплыл за веслом, то можно использовать комбинированный способ: один тормозит дрейф вертикально опущенным веслом, а второй, погрузившись в воду, держится у противоположного борта.

Торможение телом обеспечило бы успешный финал этой лодочной прогулке, завершившейся трагически лишь потому, что юноши не знали, как надо поступать в подобных случаях.

На печальном опыте этого примера давайте помнить, как важно предусмотреть опасные ситуации, и готовиться к их преодолению, тренироваться (вначале с подстраховкой) в намеренно создаваемых сложных обстоятельствах. Это так и будет называться — «ситуационный тренаж».



ОТ СТРАХА — К БЕССТРАШИЮ

Окинем взглядом наши пляжи. Как знакома всем эта картина: основная масса купающихся, мешая друг другу, плещется в прибрежной зоне, где воды по пояс; редкие пловцы заплывают на десятки метров от берега и уже совсем немногие совершают далекие заплывы.

Теперь мы знаем с вами, что это страх удерживает людей на мелководье. Страх — нормальное человеческое чувство. Он способен проявляться и перед реальной опасностью, и перед чем-то неизведанным, непривычным, и при встрече с тем, что человек считает для себя опасным. От страха можно освободиться, если заставить себя побороть это чувство, а также если обстоятельства, вызывающие его, повторяются многократно.

Парашютист, покидая самолет впервые, конечно же, испытывает страх и перед зияющей дверью, куда надо шагнуть в пустоту, и во время свободного падения в воздухе, и перед первым приземлением. Зато у спортсменов-разрядников, совершивших не одну сотню прыжков, свободное падение и парение в воздухе вызывают истинное наслаждение, а момент, когда предстоит покинуть самолет, уже не требует напряжения воли.

Значит, многократные повторения «страшных» обстоятельств помогают избавиться от этого чувства благодаря выработке эмоциональной устойчивости к стрессу. Этот принцип должен быть перенесен и в плавание для воспитания психической стабильности на воде. К счастью, в обычном, так сказать «добровольном», плавании объективно угрожающих условий очень мало. И тем не менее даже хорошие пловцы порой становятся жертвой панических реакций.

Прочитайте еще раз выдержки из писем. Объективно угрожающих моментов ни у кого из написавших нам людей не было: угроза исходила у каждого «от себя», она возникала в воображении. И общее для всех, а также сотен других, приславших письма, — это то, что они оказались неспособными нейтрализовать воображаемые «страшные» картины: отсутствие психической устойчивости было тем фоном, на котором возникали в заплыве панические реакции, опасный на воде стресс. Значит, в свое время каждый из этих пловцов не разобрался в том, что же может угрожать ему в воде, не сжился с мыслью, что в воде возможны разные встречи и случаи, но, если приготовиться заранее, знать о них, все будет легко преодолено и стресс не возникнет. Такой анализ случайностей в воде и есть первая ступенька преодоления страха.

Второй ступенькой может стать ситуационный тренаж: надо готовить себя для предполагаемых критических ситуаций скачала теоретически на берегу, затем многое проигрывать в воде: совершать проплывы на одних руках, как будто ноги свело судорогой, или, наоборот, не пользуясь руками, плыть при помощи только ног; сознательно заплывать в водоворотные зоны, чтобы испытать ощущения турбулентного течения; вблизи берега намеренно пытаться вызвать у себя судороги ног, чтобы не пугаться этого явления в будущем; сбить дыхание, чтобы знать, как успокоить его и преодолеть это состояние; плавать в темноте, ночью, в ветреную погоду; закалившись, плавать в холодной воде.

Опыт необходимо приобретать в реальной обстановке заплывов в естественных водоемах, а не в тепличных условиях бассейна, где рядом стенки, где есть тренеры. Занятия в бассейне помогают отрабатывать технику плавания, совершенствовать стиль, отдельные его элементы. Но для того, чтобы стать непотопляемым, этого мало: ведь психологически совершенно по-разному воспринимаются обстановка бассейна и пространство водоема. Пловец может демонстрировать великолепные результаты скорости и выносливости в бассейнах, а оказавшись в одиночестве перед неоглядным водным простором, поддаться панике, не суметь предотвратить развитие стресса.

Есть и такие суждения: «А надо ли уничтожать страх в людском сознании? Он даже полезен, потому что удерживает от необдуманных поступков. Если из боязни утонуть человек плавает только около берега — это даже хорошо: меньше будет несчастий…»

Но зачем же умышленно ограничивать возможности людей, ставя перед ними заведомо упрощенную программу? Программа-минимум — это плавание в прибрежной полосе, однако несчастье при этом способно разыграться в любую минуту: у человека все равно сохраняется состояние тревоги. Программа-максимум — это непотопляемость в любых условиях, гарантированная безопасность на воде. И доступна она каждому.

Психологи различают у людей три типа индивидуальных реакций на страх. Два из них характерны отсутствием контроля сознания и воли над собственным поведением. Есть и третий тип — мобилизующие реакции. Для них характерны, несмотря на испытываемый человеком страх, трезвая оценка обстановки и внутренняя мобилизация всех духовных и физических сил на преодоление опасной ситуации. Такая наиболее целесообразная реакция чаще всего не является подарком природы в виде врожденных особенностей характера. Все это — и различные функции организма, и психические реакции — тренируемо, то есть поддается совершенствованию при сознательно направленной деятельности человека.

Самым эффективным средством предупреждения несчастий на воде явилось бы всеобщее обучение плаванию. Настала пора сделать его таким же обязательным, как и среднее образование. В самом деле: безопасность на воде обеспечивается не столько дежурными службами и патрульными катерами в местах массового купания людей, ограждением зоны купания, призывами не заплывать за линию буев и соблюдать правила поведения на воде, сколько умением каждого человека уверенно плавать в любом водоеме и при любой погоде.

Много раз уже повторялось в этой книге, что в безопасности плавания большую роль играет психологическая подготовка. И не случайно условия современной жизни все настойчивее требуют от каждого человека психической стабильности. «Экстремальность» нашей повседневной жизни чаще всего субъективна, но она, к сожалению, вызывает те же явления, что и реально стрессовая ситуация. Поэтому в полный рост встает проблема стрессоустойчивости. Умение предотвратить стресс в любой жизненной ситуации становится такой же необходимостью, как и элементарная грамотность, как знание правил дорожного движения для пешехода.

Резервы и возможности психики неисчерпаемы. Мы только не умеем пользоваться ими. Тем более каждому полезно быть осведомленным о роли неуправляемых эмоций, знать, в чем может выражаться сознательное вмешательство в психические процессы, как изменить свое эмоциональное состояние в нужную сторону, как вырабатывать эмоциональную устойчивость.

Коль скоро водная среда может ставить пловца перед дилеммой — выжить или погибнуть, именно этой задаче — воспитанию у себя правильных психических реакций наряду с физическим совершенствованием — каждый из нас должен уделить максимум усилий и внимания.

Научиться преодолевать страх на воде важно еще потому, что это формирует способность в любом другом случае стрессовых условий гасить отрицательные эмоции или успешно действовать вопреки им.

Бесстрашие па воде не возникает в какой-то один день: прочитал книгу — и все страхи позади. Предстоит упорный психологический и физический тренаж. Кому-то для этого понадобится всего один летний сезон, а кому-то несколько. Так не теряйте времени.

Закончить книгу мне хочется одним афоризмом: «Все победы в жизни начинаются с победы над собой». Желаю вам, дорогие читатели, больше таких побед!

Добавить комментарий

Просьба - придерживаться рамок приличия.
Реклама - удаляется.

Защитный код
Обновить

Сегодня по календарю


20 сентября

1519 г. Фердинанд Магеллан отправился в кругосветное путешествие.
1862 г. По инициативе А.Г. Рубинштейна – выдающегося пианиста, композитора и общественного деятеля, в Петербурге открыта первая в России консерватория, что стало важным культурным событием для страны.
1862 г. В Новгороде открыт памятник «Тысячелетие России» - первый монумент, посвященный российскому государству.
1946 г. Состоялось открытие первого Каннского кинофестиваля.

Родились:
1778 г. Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен, русский мореплаватель, адмирал. В 1819 году Беллинсгаузен возглавил русскую кругосветную экспедицию к Антарктиде. Кругосветное плавание, продолжавшееся 751 день, увенчалось открытием шестого материка планеты.
1874 г. Николай Александрович Семашко (1874-1949) - врач, советский партийный и государственный деятель, один из организаторов системы здравоохранения в СССР, академик АМН СССР.
1922 г. Григорий Михайлович Поженян, российский поэт и писатель.

Опрос

Оцените наш сайт:

Из цитатника:


Любви все возрасты покорны.
А.С. Пушкин

Обратная связь

­

Реклама

Счётчик посещений


2266638
Сегодня
Вчера
Эта неделя
Этот месяц
553
3932
6527
52645

Сейчас: 2017-09-20 03:16:27
Счетчик joomla