Фалеев Михаил Леонтьевич

 Фалеев Михаил Леонтьевич (1730 – 18.XI.1792) – дворянин, статский советник, крупный местный промышленник, инженер, директор Днепровских порогов, первый гражданин города Николаева. Владел 24 000 десятин земли в Новороссии. На свои средства проводил расчистку порогов на Днепре, пытаясь сделать судоходной самую опасную часть. Родился в Курске в купеческой семье.

Ближайший сподвижник светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического. Во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов – поставщик армии Григория Потёмкина.

Одним из самых знаменательных событий в жизни Михаила Фалеева остается расчистка пути через Днепровские пороги. Взявшись за эту работу, которая по своей сути являлась своеобразной проверкой на прочность, Михаил Фалеев фактически бросил вызов судьбе, но все же смог победить бурную стихию. И когда в конце XVIII века по обводному «Фалеевскому» каналу прошли первые суда, Михаилу Фалееву было присвоено дворянское звание и вручена именная золотая медаль от Светлейшего князя Потемкина. Немногим позже Михаил Фалеев, которому Григорий Потемкин высказывает огромное доверие, становится «директором» Днепровских порогов и лично проводит флотилию Екатерины II, состоящую из 80 судов через «непреодолимые водные преграды». В знак благодарности императрица пожаловала Михаилу Фалееву орден Святого Владимира IV степени.

В 1781 году Фалеев получил звание майора, в 1783 году – премьер-майора, в 1785 году – подполковника, а в июне 1787 год – полковника.

Весной 1788 года построил в Херсоне днепровско-черноморскую флотилию. Созданные им суда используются при штурме турецкого оплота – крепости Джанкрименд (Очаков). В признание своих заслуг – Михаил Фалеев получает от Екатерины II орден Святого Владимира III степени.

Начиная с конца 1780-х годов Фалеев занялся обустройством города Николаева. Под его руководством строился Адмиралтейский собор, кадетский корпус, велась подготовка к организации Спасо-Николаевского мужского монастыря, стройка солдатских казарм, магазинов, канатных заводов, мраморных бассейнов, машин, оружейного завода, поиск водных источников, организация насаждений, разведение садов, виноградников и др.

За спуск первого судна с новой верфи, в 1790 г., Фалеева М.Л. представили к званию адмиралтейского обер–штер–кригс–комиссара для распределения и учета денежных и других средств при создании Черноморской флотилии. К этому высокому званию не представлялся больше ни один человек.

Фалеев был похоронен в алтарной стене строящегося собора Григория Великой Армении (позже – Адмиралтейский собор). Это было место захоронения наиболее почётных граждан города.

В октябре 1936 года склеп был вскрыт и уничтожен.

И не важно, что неблагодарное поколение надругавшись над прахом и могилой Михаила Фалеева, записало его в «царские сатрапы», важно то, что новое поколение, знающее историю родного города с признательностью и уважением относятся к памяти этого великого и благородного человека – созидателя г. Николаева. Как тому доказательство – название одной из центральных улиц города и памятник Михаилу Фалееву на центральном бульваре города.

 «Муж чести и добра», — так его называли современники, был одиноким человеком. Все свое богатое наследство оставил по завещанию городу, близким и родным.

Памятник Михаилу Леонтьевичу Фалееву в Николаеве
Помощник князя Таврического

 215 лет назад умер полковник Михаил Леонтьевич Фалеев, уроженец курской земли. Его имя осталось в истории как одного из первых строителей города Николаева. По условиям Кючук-Кайнарджийского мирного договора Россия получила право беспрепятственного плавания по Азовскому и Черному морям. Ее граница передвинулась к реке Буг. Необходимо было быстро заселить эту местность.

Чтобы защитить завоеванные земли от турок, надо было иметь сильный флот на Черном море. Сначала корабли строились на Донской верфи в Таганроге, а с 1773 года — в Херсоне. Но пока Очаков находился у турок, Херсон представлял собой уязвимое место, а построенные в нем суда приходилось выводить к морю на специальных плоскодонных доках.

В июне 1788 года по распоряжению генерал-фельдмаршала Г. А. Потемкина-Таврического во время осмотра очаковской степи штурман Гурьев измерил глубину и изучил пределы судоходства устья реки Ингула, что подкрепило решение о строительстве здесь верфи.

Последовал приказ Григория Потемкина: «Господину полковнику Фалееву. Предписываю вам изготовить на Ингуле эллинги для построения по апробированному рисунку двух кораблей пятидесятишестипушечных».

В том же году полковник М.Л.Фалеев начал строить походный лазарет в селении Витовке, в урочище на берегу Бугского лимана, в нескольких километрах южнее будущего города. Вскоре при устье Ингула возник поселок, который первопроходцы называли то Ингульская верфь, то Новая верфь, то Усть-Ингул. И только после взятия русскими войсками крепости Очаков 6 декабря 1788 года, в день памяти святителя Николая, архиепископа Мирликийского, чудотворца, покровителя моряков, было решено назвать поселок Николаевым.

Вскоре при устье Ингула были заложены эллинги для строительства кораблей. В октябре 1788 года в Витовку прибыл архитектор В. В. Ванрезант проектировать дворец для «великолепного князя Тавриды».

Работами по возведению города руководил деятельный помощник Потемкина М.Л.Фалеев. Особое внимание властей было обращено на то, чтобы возведение основных сооружений, в первую очередь верфи, велось компактно. Здесь Потемкин не стремился строить эффектные здания, все было подчинено практичности.

Потемкину и Фалееву надо было определить сначала планировку будущего города. Однако чертеж 1789 года свидетельствует, что первоначально он строился достаточно стихийно. Небольшие строения, выраставшие как грибы, были разбросаны на возвышенном плато между устьем Ингула и лиманом. Только западнее на территории адмиралтейства возникла ровная сетка небольших кварталов.

Кстати, первые судостроители: столяры, плотники, маляры, другие специалисты — не только строили корабли, но и принимали самое активное участие в застройке Николаева.

С 15 сентября 1791 года в городе начала работать канцелярия, которую возглавил создатель первого генерального плана Николаева инженер И.И.Князев.

По этому плану город разбивался на прямые, широкие линии и нумерованные кварталы и участки. В городском центре возводились собор, магистрат, адмиралтейский и архитекторский дома, почта, особняки купцов и местной знати.

Николаев строили солдаты и военнопленные. Привлекались к строительным работам также крестьяне. Г. А. Потемкин приказал Фалееву выдавать рабочим горячее вино, что увеличивало их энтузиазм.

В 1789 году в новом городе жили и трудились 2,5 тысячи человек. Напряженный труд строителей сделал свое дело. В октябре того же года Фалеев доложил Потемкину о том, что «…пристань доделывается. Вынимание земли на эллинги рекрутами и турками производится и через месяц уповательно оное кончится. Колодезь каменный сделан. Магазины для пристани делаются. В городе Николаеве 9 казарм каменных и 5 деревянных покрывают… Сверх того и еще заложено каменных казарм 4 и офицерских связей 3…»

Весной 1790 года из Богоявленска в Николаев переводится архитектор В.В.Ванрезант, а в помощь ему назначается П. В. Неелов. Для разработки генерального плана города Потемкин посылает в Николаев инженера Ф. П. Деволана и своего любимого архитектора И. Е. Старова. Тот должен был построить для князя дом в Богоявленском, сделать купальни и бани, фонтан в пригороде Николаева. Потемкин архитектору предписывал «во всем согласиться, избирая способы лучше и кратчайшие, смотреть на пользу, чтобы излишеств не было».

В 1791 году в Николаев было переведено адмиралтейство из Херсона, где оставили только «магазейны» и строительство мелких судов. Было решено в городе не строить ничего деревянного, а мазанки штукатурить.

В Николаеве предполагали поселить заштатных церковников, а «для приохочивания иностранцев… исходатайствовать сему городу порто-франко на 20 лет».

Могущественный вельможа с гордостью писал Екатерине II в самый разгар войны с турками о своих успехах в строительстве Николаева: «При всех военных заботах не оставлял я пещись о внутреннем устройстве, и в течение войны многие сделаны заведения. Город Николаев может равняться уже с лучшими городами. Богоявленск (теперь часть Николаева — В. С.) теперь под именем местечка не хуже однако ж многих городов. При лучших строениях украшены сии места прекрасными фонтанами, а на стороне очаковской сделан такой, какого, по признанию самих турков, нет в Царьграде. Сей последний служит для наполнения судов, отправляемых в море, с такой удобностию, что транспорты подходят к самым трубам и не имеют нужды вынимать бочек.

На дороге от Николаева к Херсону в степи поселена большая слобода для облегчения прохожих команд и транспортов. Переведенные по покупке в России крестьяне к Великому лесу и Гуте поселены большими слободами и обращены на разные мастерства; по адмиралтейству, в порте Николаевском, только что заведенном, построены уже два корабля… (В память о присвоении названия городу во имя св. Николая первый, спущенный на воду на новой верфи 44-пушечный корабль был назван «Святой Николай» — В. С.) Для адмиралтейства заведен большой канатный завод в Херсоне и литейный двор. На степи, между Буга и Днестра лежащей, населил я более двух тысяч дворов, из Польши и Молдавии выведенных».

Надо сказать, что на новых южных землях князь Иван Иванович Барятинский обрел обширное имение размером в 23 тысячи десятин земли. В херсонское имение князь сбывал излишнее население из своего курского Марьина. Далекое южное обширное владение Барятинского стало для курских крестьян как бы второй Сибирью — отсылались туда в основном холостые люди, ленивцы или чем-то проштрафившиеся.

Официальное законодательство и непосредственная деятельность светлейшего князя Таврического способствовали переселению в Северное Причерноморье крестьян из центральных районов империи и иностранных переселенцев, способных к земледелию и ремеслу. Колонизация этими переселенцами новых земель под названием Новороссии оказала самое благоприятное влияние на их освоение. И в этом большую роль сыграл курянин М.Л.Фалеев, которому в 1890 году присвоили чин бригадира и оберштернкринг-комиссара николаевского Адмиралтейства.

М. Л. Фалеев умер в 1792 году, и тогда же в Николаеве был создан морской кадетский корпус. А город продолжал быстро застраиваться. Кроме судостроения, важную роль стала играть торговля, развивалось ремесленничество, на городских окраинах жители занимались садоводством, огородничеством.

Когда в 1799 году в Николаев заехал путешествующий П.И.Сумароков, писатель и сенатор, он так отозвался о Николаеве: «Город довольно обширен, расположен в новом вкусе, имеет до 800 домов, построен из камня и большею частию с колоннами, коих третья доля принадлежит казне. Улицы в нем прямые, без переулков, одинаковой ширины и все сквозные… В Николаеве две церкви: собор с весьма хорошей внутренностью и деревянная греческая».

Уже в начале XIX века в городе проживало 15 тысяч человек. В память о курянине М.Л.Фалееве в 1890 году улица Немецкая была переименована в Фалеевскую. Перед распадом СССР в Николаеве было 458 тысяч жителей.

Владимир Степанов.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: