Поиск

Реклама

Календарь

<< < Май 2022> >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Этот день в курской истории


29 мая

1650 г. родился Карион Истомин - писатель, поэт и просветитель, уроженец Курска.
* * *
1896 г. открыта земская школа в селе Становое Фатежского уезда (ныне Поныровского района) Курской губернии.
* * *
1904 г. родился Лаппо Федор Иосифович (1904-1986), ученый-историк, уроженец м. Новобелица Могилевской губ. Заведующий кафедрой истории СССР Курского педагогического института (1939-1941, 1943-1960). Автор трудов по истории крестьянства Центрально-Черноземного региона, историческому развитию Курска в конце XVIII в.
* * *
1955 г. родился Минин Игорь Анатольевич - курский скульптор. Уроженец д. Сомовка Горшеченского р-на Курской области. Окончил Харьковское художественно-графическое училище в 1978. Участник всесоюзных, республиканских, зональной и областных выставок.


Историческая летопись Курского дворянства - Глава 10

1 1 1 1 1 Рейтинг 3.28 [25 Голоса (ов)]

Содержание материала




Глава десятая

ЦАРСТВОВАНИЕ МИХАИЛА ФЕДОРОВИЧА.
- ВОЕННО-БОЕВАЯ СЛУЖБА ДВОРЯН ДЕТЕЙ БОЯРСКИХ В КУРСКОМ КРАЕ 

Избрание Михаила Федоровича на царство. - Состояние Русского государства и Курского края при его вступлении на престол. - Служба дворянства. - Замыкание дворянского сословия. - Возрождение Курского края и его Дворянства. - Участие его в устройстве Белгородской черты. - Милостивое отношение Михаила Федоровича к Курскому краю и его служилому сословию. - Основание Курского Знаменского монастыря. - Чудотворный образ Знамения. - Государева грамота монастырю. - Военная деятельность дворян и детей боярских Путивльско-Рыльского края против польских и литовских войск. Участие дворян и детей боярских Курского края в походе против Заруцкаго. - Донесение боярина Федора Мстиславского Царю о ратных подвигах дворян и детей боярских Рылян и Путивльцев по освобождению Отечества от польских и литовских войск. - Борьба служилых людей Курского края против Литвы. - Мирное постановление с Польшею. - Учреждение Курских сторож. - Состав служилого сословия в Курском крае. - Нападение Татар и Литвы на Курскую область и отражение их служилыми людьми. - Поражение Татар Анненковым. - Нападение Польских войск на Белгородский уезд. - Нападение Вишневецкаго на Курск. - Успешные походы Путивльцев дворян и детей боярских в Литву. - Битвы под Белгородом. - Отпуск дворян и детей боярских на Дон для выкупа пленных. - Нападение на Курск Литовских и Черкасских людей. - Переход на службу в Русское Государство малороссиян.


1.

Избрание на царство Михаила Федоровича было светлою зарею для Русского народа и Русского Царства. С этого времени начинается возвышение, слава и могущество России, в этом заключается великий смысл его славного царствования, сменившего собою страшные и кровавые смуты лихолетья.

После ужасов Смутного времени Россия вступила в счастливую пору успокоения и упорядочения государственной жизни. В этом великом Государственном историческом деянии принимала участие и Курская земля в лице своих выборных представителей населения всех сословий, во главе которых стояло военно-служилое сословие - дворяне и дети боярские. Из Курского края на Соборе 1613 года, избравшем Государя, присутствовали следующие лица: Рыленин и выборный человек Иван Брехов и несколько дворян Рыльского уезда, выборный пушкарь Иван Родивонов, из Курска Иван Федорович Паркин и несколько дворян города Курска, из Оскола Спасский поп выборный Богдан и несколько боярских детей-Оскольцев, из Белгорода церкви Пречистой Богородицы Рождества поп выборный Исаак и несколько детей боярских. Все они подписались на Утвержденной грамоте за себя и за других представителей не подписавшихся на грамоте и за всю Курскую землю. Представители Курского края участвовали во всех торжествах, которые состоялись в 1613 году по случаю избрания и венчания на царство Государя Михаила Федоровича, состоя в это время в числе выборных Земского Собора.

В разоренной Русской земле в первое время царствования Михаила Федоровича еще бродили под названием казаков шайки разбойников, потерявших честь и совесть, которые грабили, жгли жилища, мучили и убивали людей. Государство было разорено, на него имели притязания и старались осуществить их сильные иноземные враги. Но благодаря верховному водительству Великого Государя Михаила Федоровича и его отца Патриарха Филарета, Россия не погибла и, не смотря на страшные опасности и народные бедствия, успела достаточно окрепнуть и положить начало светлому периоду русской истории - периоду могущества, славы и преуспения Русского Государства во всех отношениях.

В конце царствования Михаила Федоровича мы уже видим отрадную картину. Верный исторический путь России был найден и ясно намечен, уже ничто не вызывало опасений за ее будущее; взамен горьких дум о будущем и всеобщего колебания умов в народседлалие явились светлые надежды и он увидел постепенное осуществление их.

В царствование Михаила Федоровича предстояли две больших задачи: освободить Русскую землю от врагов внутренних и внешних и устроить ее. В этом деле Государь обратился к содействию всей земли. Когда возвратился в Россию Патриарх Филарет, то Михаил Федорович всегда поступал по указанию и руководству отца, обладавшего выдающимся умом, замечательными государственными способностями и дальнозоркостью в делах политики. По смерти Патриарха Филарета царь Михаил Федорович продолжал с успехом и пользою для России его политику, духом которой и сам всецело проникся. Россия в первые же годы царствования Михаила Федоровича была освобождена от вражеских полчищ, с соседями был заключен мир, внутреннее состояние ее, по возможности, было приведено в порядок и устроено, сделаны были большие приобретения земель на востоке России.

При Михаиле Федоровиче каждый год, весною рассылались указы о сборе дворян и детей боярских и назначался срок их явки, например, к 1-му мая. Обыкновенно в уездный город приезжал боярин или кто-либо из Московских дворян, имевших придворные чины, собирать и привести ратных людей из уездов, здесь он и выполнял данное ему поручение. Дворяне, дети боярские и новики должны были являться на службу в латах, панцырях, шлемах и в шапках мисюрках, иметь пистоли, карабины и пищали мерные, саадаки.

За дворянами и детьми боярскими следовали: стрельцы, казаки, пушкари и другие служилые люди по прибору. Они набирались из вольных охочих людей, поселялись в городах, большею частью окраинных, в том числе в Белгородско-Курском крае, слободами, им давали дворы, землю, служба для них была обязательною, но они не были дворянами.

При Михаиле Федоровиче три сословия - сельское, городское и дворянское - замыкаются мерами Правительства. При нем в 1641 году дворяне и дети боярские били челом, что их братья и племянники, дети и внучата верстанные и неверстаные кабалу на себя дают и женятся на крепостных женках и девках. Государь повелел: "верстанных дворян и детей боярских, если даже они поженились на крепостных женках и девках, взять с женами и детьми и написать с городами по поместью и по вотчине. А вперед с нынешнего указа дворян и детей боярских детей, племянников и внучат, верстаных и неверстаных в холопы никому не принимать".

При Михаиле Федоровиче помещики могли уже вступать между собою в частные сделки для передачи поместий, из этого образовалось право давать поместья в приданое за дочерьми. Вообще Правительство старалось сравнять поместья с вотчинами, чтобы одинаково обложить их государственною службою "дабы земля из службы не выходила".

Царствование Государя Михаила Федоровича, будучи в высшей степени благотворным для Русского Государства, в то же время дало новую жизнь Курскому краю. Историки справедливо считают время Михаила Федоровича воскресением Белгородско-Курской области после ее нестроения в Смутное время. Курское дворянское сословие начало свое прочное бытие на территории, занятой им уже по всем уездам нашего края при Михаиле Федоровиче. В это время возникло и усилилось дворянское землевладение, и земли заняли те члены дворянского сословия, которые передали их в роды родов в Курском крае. Развитие и возрастание курского дворянского сословия именно относится к царствованию Августейшего Родоначальника Царствующего Дома Романовых.

Количество городов, а следовательно и уездов в степной окраине Московского Государства до царствования Михаила Федоровича было весьма незначительно, всего восемь, и они были расположены в пределах Орловского, Курского, Тамбовского и Воронежского края. С 1636 года по очищении России от Литовцев, Поляков и воровских Черкас, Государь обратил особенное внимание на южную окраину; начинается кипучая деятельность по постройке новых городов, по укреплению старых и по устройству преград для кочевников. В одной только Курской области за время царствования Михаила Федоровича устраивается восемь городов [1], то есть, столько, сколько их было прежде во всей степной окраине. Устройство городов и разного рода укреплений было проведено не случайно, а даже все частности великого государственного дела были предварительно серьезно и внимательно взвешены и оценены по повелению Государя опытными и сведущими людьми, главным образом из представителей курского дворянского военно-служилого класса.

Неудивительно, что широкий план охраны России был выполнен вполне целесообразно и отразился в жизни России вообще и Курского края в частности столько благотворными последствиями. Как обдуманно предпринималось в 1637 году дело городового строения, приведшего Курский край к возрождению из пепла и увеличившего его Дворянство, можно видеть из столбцов Белгородского стола в актах "об осмотре Калмиусского, Изюмского и Муравского шляхов и о постройке там городов и разных укреплений".


2.

В истории Курского края ясно выражается милостивое отношение Государя Михаила Федоровича к этому краю и его населению: дворянам, детям боярским и всему служилому сословию. Сказывается это прежде всего по тем щедротам, которые он оказывал монастырям, игравшим громадную роль в духовно-нравственной жизни тогдашнего населения. Религиозное чувство укреплялось созданием церквей и монастырей. Последние имели то важное значение, что здесь находили себе тихое пристанище и приют старые воины, проведшие всю жизнь в боях и походах, лишившиеся нередко жен и детей. При этом надо иметь в виду то обстоятельство, что заслуженные воины дворянского сословия искали и находили в монастырях приют не в материальном отношении, в чем они не нуждались, а нравственное успокоение в молитвенной и созерцательной жизни после бурного времени войн, походов, битв и тяжелых утрат.

В своей просьбе Государю Михаилу Федоровичу об основании Знаменского монастыря в Хотмышске дети боярские говорят: "иные из нас больные и на боех ранены и от больших ран по обещанию желают иноческий образ принять" [2].

Жены военно-служилых людей, так часто лишавшиеся своих мужей, погибавших на войне, спешили в монастыри... Вдовы нередко просили Государя об оказании им пособия на пострижение в монахини: "Пожалуй меня Государь, Царь и Великий Князь Михаил Федорович всея России, - писала одна из вдов в 1634 году в своей челобитной, - черную вдову и мужа моего службы и за кровь и за смерть мне, черной вдове на постриганье своим Царским жалованьем". Если мы вспомним, - говорит профессор Д.И. Багалей, - как много русских украинских людей погибало в войне и захватывалось в плен неприятелями, то поймем, откуда являлось в монастырях значительное число монахов и монахинь [3]. Какое значение имели монастыри для ратных людей, видно, например, из отписки воеводы Государю об измене Черкас в Чугуеве, где во время боя их с детьми боярскими и московскими стрельцами, которые выбили Черкас из города, сотник стрельцов Роман Блеклой от ран был пострижен. Воины, ожидавшие смертного часа, принимали иночество, в случае выздоровления они обыкновенно уходили на всю остальную жизнь в монастырь.

Государь Михаил Федорович не оставил ни одного города Курского края без своего благоволения и оказания щедрой помощи. Он оказал ее в первый же год своего царствования Знаменскому Курскому монастырю.

По местному сказанию, основание Знаменского монастыря в Курске относится к 1612 году. В этом году, когда Поляки и казаки делали набеги до самого Курска, Польский Гетман Жолкевский напал с многочисленным войском на Курск. Находившиеся в нем войска, а также и посадские жители под предводительством воеводы стольника Юрия Игнатьевича Татищева, приготовясь отражать сильного врага, прибегли с молитвой к Богу в Воскресенском соборе, находившемся на теперешней Красной площади, и дали обет, если им удастся освободиться от неприятелей, устроить в городе монастырь во имя Богоматери и в нем поставить Чудотворный образ Ее Знамения, когда он будет возвращен из Москвы в Курск, потому что он, взятый в 1604 году Димитрием Самозванцем в Москву, находился там в Царском дворце. После продолжительной осады неприятели не смогли овладеть городом и отступили от Курска. Военные люди и все граждане города исполнили свое обещание и построили монастырь. По писцовым книгам 1631 года, составленным при курском воеводе стольнике Собакине, Знаменский монастырь значится находящимся в крепостном остроге в конце городового моста и ряда. В 1613 году в монастыре были две деревянные церкви: одна во имя Рождества Пресвятой Богородицы, а другая в честь преподобного Михаила Малеина, имя которого носил Государь Михаил Федорович. В 1618 году им была прислана грамота курским воеводам князю Афанасию Григорьевичу Козловскому и Ермолаю Ивановичу Мясоедову. Эта грамота последовала по челобитью Курчан дворян и детей боярских, посадских и уездных всяких людей о пребывании в устроенном в Курске Знаменском монастыре Иконы Знамения вместо Воскресенского Собора. Царскою грамотою было удовлетворено общее желание и челобитье. Возвращенная в 1615 году Михаилом Федоровичем в Курск Икона, находившаяся до 1618 года в Воскресенском храме, была поставлена в монастырской церкви. К 1626 году относится весьма важная в истории Курска и его служилого населения грамота Патриарха Филарета Никитича, вызванная челобитьем игумена Знаменского монастыря Варлаама.

Вот эта грамота: "Божиею милостию се аз смиренный Великий Господин и Государь Святейший Филарет Патриарх Московский и всеа Руси. Бил нам челом пречистые Богородицы Курского монастыря строитель Варлаам, а сказал: в прошлом де 133 (1625) году бил он нам челом, чтобы Чудотворную Икону Пречистые Богородицы нести в пустынь [4] на прежнее ее место, где Ее (то есть, Богородицы) был монастырь, и братии келлии строити, и по нашему указу тое Чудотворные Иконы Пречистые Богородицы нести и монастыря в пустыни для воинского времени не велено строити, а велено им строитца в городе, где ныне Чудотворная Икона и церковь Чудотворные Иконы поставлена в остроге после осады миром, не велика, а ныне де та церковь ветха, и нам бы его пожаловати-благословити на новую церковь лес ронить, а ту старую в новую церковь в роздел, которые бревна пригодятся, пустить. Се аз смиренный Великий Господин и Государь Святейший Филарет Патриарх Московский и всеа Руси строителя Варлаама пожаловал, благословил велел ему старой храм, что во остроге был поставлен Пречистые Богородицы Курские разобрать, а на новой храм лес ронить и из того лесу в городе воздвигнути новую церковь на новом месте, близко старого места, а старые церкви бревна, которые пригодятся, велел имати в новый храм в поделку, в паперте и в мост (пол), а которые бревна в поделку не пригодятся, и те бревна в поле в чисте месте сжечь...".

Таким образом, по грамоте Патриарха Филарета, Икона Знамения не была навсегда перенесена в Коренную пустынь, где она могла подвергнуться утрате от прихода воинских людей, а для нахождения ее по той же грамоте был устроен храм, на месте которого уже в 1649-60 гг. в царствование Алексея Михайловича был создан новый каменный храм.

В 1613 году Михаил Федорович пожаловал в Курске старцу Ионе, строителю Троицкого монастыря [5], грамоту, в которой разрешил восстановить прежнюю разрушенную Поляками обитель и призывать братию. В 1619 году этому монастырю были представлены новые льготы.

Путивльский Молчанский монастырь, справедливо считает Царя Михаила Федоровича своим великим благодетелем, вследствие пожалования им обители многих земель и угодий. В ней хранится жалованный колокол с надписью: "Дар Царя Михаила Федоровича по отце своем Великом Государе, Святейшем Патриархе Филарете Никитиче всея Руси, при игумене Варлааме в 1635 году". Один из историков Путивльского края указывает на то, что этот монастырь был любимым детищем Царя Михаила Федоровича.

В 1622 году старица Аполлинария Прыткова, дворянка Белгородского уезда, желая основать женский монастырь в Белгороде и не имея вовсе средств, обратилась к Михаилу Федоровичу с просьбой даровать эти средства на покупку земли и устройство обители. Государь, как видно из Царской грамоты белгородскому воеводе князю Петру Дмитриевичу Пожарскому, уважил просьбу старицы и ей было отдано место у городского посада. В 1639 году старица основанного уже Рождество-Богородицкого монастыря Мариамна была пожалована ежегодным жалованьем в размере 15 рублей.

Белгородский Николаевский монастырь по Государеву пожалованию в 1626 году получил Огурцовскую поляну и село Никольское, в 1638 году дикое поле и сенные покосы в Белгородском уезде под Розуменским лесом. Знаменский Хотмышский монастырь всецело был обязан своим устройством Государю Михаилу Федоровичу, пожаловавшему для этого все необходимые средства.


3.

Относительно военной деятельности служилых людей - дворян и детей боярских Путивльско-Рыльского края против Польских и Литовских войск вскоре после избрания на царство Государя Михаила Федоровича, обращает на себя внимание "донесение Государю от воеводы князя Федора Мстиславского с товарищи о сделанных распоряжениях к очищению от польских и литовских людей Северской земли" [6]. В этом донесении мы находим сведения о первом челобитье Путивльцев и Рылян, дворян и детей боярских и служилых людей избранному Царю из Дома Романовых, в котором они говорят о своем неуклонном намерении биться с неприятелями и очистить Путивль от литовских людей и от Черкас. В донесении Федора Мстиславского "с товарищи", посланном в апреле 1613 года, сказано следующее:
"Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всеа Русии, холопи твои, Федорец Мстиславской с товарищи челом бьют. В нынешнем, Государь, в 121 (1613) году марта в 18-й день писал к тебе к Государю из Рыльска Прокофей Воейков, что он, устроя в Рыльску осаду, и оставя в Рыльску товарища своего Богдана Износкова с осадными людьми, пошел на Путивль, а с ним ратные люди Путивльцы и Рыляня и Черниговцы и всякие служилые люди, и стали от Путивля за девять верст, а после того прислали, Государь, бити челом тебе, Государю, из Рыльска дворяня и дети боярские, Путивльцы, Рыляне, Черниговцы и стрельцы и казанки и всякие служилые, и жилецкие, и уездные люди, чтобы тебе, Государю, их пожаловать, прислати к ним воевод, а с ними ратных людей, с кем бы им над Польскими и над Литовскими людьми и над Черкасы промышлять и Путивль от Польских и от Литовских людей очистить.

И мы, холопи твои, апреля в 11 день отпустили на Северу [7] воеводу князя Данила Долгорукова, а с ним велели быть в сходе изо Мценска воеводе князю Тимофею Мещерскому, а людем с ним велено быть дворяном и детем боярским Карачевцам Орляном, Мецняном, Болховичам, Курчаном, Кромчаном, Рыляном, Стародубцом, Почепцом, Путивльцом, Черниговцом, которые из Рыльску. Да к ним же велено из городов: из Брянска, из Новагородка Северского, посылать голов с сотнями, а воеводам, Государь, велено, собрався с людьми в Болхове или во Мценску, идти в Рыльск, а из Рыльска, смотря по вестем, в полки, где стоят Путивльские и Рыльские люди, и, прося у Бога милости, твоим Государевым делом велели им промышлять, сколько Бог помочи подаст, и твою, Государь, вотчину Северскую землю от Польских и от Литовских людей очищать, и Путивля доступать".

В апреле же 1613 года служилым людям дворянам и детям боярским Курянам и Рылянам пришлось выставить военно-боевые отряды для того, чтобы идти на Заруцкого, который "с Мариною побежал с Епифани за Дон на поле (степь), на Черкас и Заруцкого доходить и над ним промышлять, сколько Бог помочи подаст". Эти отряды, с другими воинскими силами должны были не дать Заруцкому соединиться с Черкасами, которые засели в Путивле, а в случае если бы Заруцкий стал приближаться к Путивлю, отряды должны были выступить к Рыльску и промышлять над Заруцким, сколько Бог помочи подаст.

Большой интерес в истории Курского края представляет другое донесение боярина Федора Мстиславского с товарищи Царю Михаилу Федоровичу о ратных подвигах дворян и детей боярских Рылян и Путивльцев по освобождению Отечества от Польских и Литовских войск. В донесении было изложено следующее:
"Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холопи твои Федорец Мстиславской с товарищи челом бьют. Писали к тебе, Государю, из Рыльска Прокофий Воейков да Богдан Износков, что они, собрався с дворяны и с детьми боярскими в Рыляны, с Путивльцы и с Черниговцы и Новогородка Северского и с уездными людьми ходили в Путивльский уезд на Литовских людей в село Ковенково и в том, Государь, селе у Литовских людей была застава, и они тех Литовских людей на заставе побили многих и языки поимали. А как, Государь, они пришли от Путивля за десеть верст, и в те поры пришли на них многие Литовские люди и они, Государь, прося у Бога милости, с Литовскими людьми бились и Литовских людей на том бою побили многих, а иных переранили и во всем их осилили, и села и деревни, самый город и по дорогам разгон у них отняли. И те, Государь, Литовские люди, проведав то, что к ним прибыльных людей нет, после тово на третий день вышли на них из Путивля всеми людьми и с нарядом и с ними бились с сильным боем, и стали те Литовские люди под ними на двое и стояли под ними три недели и бились с ними по вся дни день и в ночь, а на четвертой, Государь, неделе марта в 16-й день, прося у Бога милости, ходили они станом на Литовских людей на обе стороны и бились с Литовскими людьми под их станами день и ночь безпрестанно и Божиею милостию и Пречистые Богородицы и твоим Государевым щастьем на том деле Литовских людей побили многих и переранили и языки и знамена многие у них поимали, и из станов с обеих сбили, и станы их пожгли, и те Литовские люди побежали в Путивль. А языки, Государь, и переезжие Литовские люди в распросе сказывали, что Литовских людей было в дву таборех тысяч с шесть, да к Литовским же людем пришли на прибавку марта в 16-й день из Лубен князь Семен Лыко, а с ним с 400 человек, да тово ж числа пришол в Путивль с Ржищева Збаровской, а с ним Литовских людей 700 человек, да к ним же-де, сказывают, идут в Путивль Литовские прибылые люди, и они, Государь, по тем вестем от Путивля пошли назад в Рылеск, а как, Государь, они пришли в Рылеск, и из Рыльска, Государь, дети боярские Новогородка Северского и Путивльцы и Черниговцы многие с бедности пошли по Украйным городом, а выходцы и языки им в роспросе сказывают, что Литовские люди из Путивля хотят приходить под Рылеск, а ныне воюют Рыльский уезд изгоном, села и деревни жгут. И мы, холопи твои, до их письма отпустили на Северу на Литовских людей воеводу князя Данила Долгорукова, а с ним велели быть в походе дворяном и детем боярским... (здесь перечисляются те же города, что́ и в первом донесении).

А ныне мы, холопи твои писали от тебя, Государя, в Рылеск к Прокофью Войекову да Богдану Износкову с твоим Государевым жаловальным словом, чтоб они тебе Государю служили и с Литовскими людьми бились, и они то учинили гораздо, памятую Бога и твое Государево крестное целованье, и вперед бы им по тому ж к тебе Государю службу совершать и с Литовскими людьми битись, сколько им Бог помочи подаст, и Путимля и Северских городов доступать, а воеводы к ним с людьми посланы, и они на то б были надежны, а которые, Государь, дворяне и дети боярские приехали к нам из Рыльска от Прокофья Воейкова да Богдана Износкова, и на боех те дворяне тебе, Государю, служили".

Таким образом, первое известие, полученное избранным всею Русскою землею Государем, Царем Михаилом Федоровичем из Курского края, было, во время не завершившейся еще в некоторых местностях смуты и политического брожения, самым отрадным явлением, потому что оно говорило о патриотических подвигах, одушевленных любовью к Государю и Отечеству Рылян, единомысленно желавших очистить и свой, и Путивльский, соседний и связанный искони с Рыльским, край от врагов Литовцев и Черкас и твердо стоят за своего Царя, за государственный строй и порядок Московского Государства. От внимания только что вступившего на Царский престол Монарха несомненно не ускользнул тот факт, что бой Рылян с неприятелями в течение нескольких суток был выдающимся даже в данное, богатое кровопролитными сражениями, время. Замечательно, что первые представители Курского края - Рыляне и Путивльцы, дворяне и дети боярские, приехавшие после сражения из Рыльска в Москву и отсюда отправленные для личного доклада об успехах русского оружия против Поляков Михаилу Федоровичу, принесли ему радостную весть о настроении того края, который не пал под дикими ударами Татарщины, сохранил свои города - Рыльск и Путивль и давно служил оплотом Московскому Государству в самом важном и опасном месте.

Герои последних битв, хотя еще не успели, вследствие громадности литовских, а в особенности черкасских полчищ, взять город Путивль, но как мы видели выше, просили у Московского Правительства только подмоги ратными людьми для того, чтобы опять ринуться в бой и "доступить Путивля", что им и удалось сделать в последующий период времени, и самый - каменный город Путивль стал крепким защитником против Литовских нападений. Все вытерпели Путивльцы и Рыляне - дворяне и дети боярские и другие служилые люди - "и голод и нужду великую терпели, и в приход неприятелей в крепких осадах сидели, и с разорители веры Хрестьянской с Польскими Литовскими людьми бились, не щадя голов своих, и всяких людей на то приводили, что не увидя милости Божией от Москвы не отхаживать. И милостью Всемогущего Бога и Пречистые Богородицы, и Государевым Царевым и Великого Князя Михаила Федоровича всея Руси счастьем, а дворян и приказных людей и детей боярских и атаманов и казаков и стрелцов, и всяких служивых людей прямою службою и кровью Московское Государство от Польских и от Литовских людей очистили, и многих людей свободных учинили".

Представители этих доблестных людей имели счастье видеть "Царские пресветлые очи" и были щедро награждены Михаилом Федоровичем за их службу, а все вообще дворяне, дети боярские и другие ратные люди, кроме того удостоились высшей награды, которую могли получить в то время защитники Отечества, именно Государева милостивого слова.

Напряжение всех сил Рылян и Путивльцев в то время было необходимо, главным образом потому, что в распоряжении Московского Правительства в 1613 году было мало военных людей, о чем доносил Государю боярин Федор Иванович Мстиславской "с товарищи". Трудно было посылать в разные стороны России более или менее значительные отряды: "Послати нам некого, - писал Мстиславской, - потому что дворяне и дети боярские на Москве немногие и без них бытии не мочно, а стольники и стряпчие, и дворяне Московские и из городов многие поехали к тебе Государю". Как тяжело приходилось в то время, мы, между прочим, видели из того, что отряду дворян и детей боярских Курского уезда и города Курска пришлось разделиться на-двое, одной части идти под Путивль на Литву, а другой - за Дон, против Заруцкаго и Марины.


4.

В начале царствования Михаила Федоровича, по его воле воеводы и ратные люди разных областей России, в том числе и Белгородско-Курского края, почти непрерывно должны были совершать военно-боевые походы на западных и южных рубежах Государства и поражать Поляков, Литовцев, Черкас и Татар. Основываясь на данных драгоценного памятника древней Русской истории - Разрядных Книгах, изложим еще некоторые факты, касающиеся порубежных военных действий, в которых участвовали дворяне и дети боярские Курского края в первые годы царствования Михаила Федоровича.

В 1616 году Царь Михаил Федорович повелел своим указом воеводам Михаилу Самсоновичу Дмитриеву и Ивану Ивановичу Ушакову, чтобы для его Государева и земского дела на службе в Украинном разряде в сторожевом полку были дворяне и дети боярские, и казаки, и стрельцы и явились на Вербное воскресенье в этот полк. Из Курска было отправлено 100 человек дворян и детей боярских. В том же году Курчане-дворяне и дети боярские были отправлены в полк воеводы Прокофия Воейкова вследствие того, что из Литовской земли в Рославльский уезд явился польский ротмистр Корсак и с ним Литовские воинские люди, которые поставили здесь острог и начали воевать Рославльский и Брянский уезды, ожидая к себе "прибыльных людей из Литвы", чтобы затем идти на Брянск, Рыльск и Путивль. В виду такой опасности для Орловского и Курского края, по Царскому указу, велено было из Рыльска и Путивля быть головам, а с ними детям боярским, атаманам, казакам и севрюкам. Кроме того, воеводам Северских городов было велено прислать голов и ратных людей в Брянск. Здесь необходимо было разобраться, "устроить ратных людей в сотни и в полки и пеших людей в обозе с вогненным (огненным) боем и потом идти в Рославльский уезд и посылать от себя из полков дворян и детей боярских и казаков с вогненным боем и велеть головам нападать на Литовских людей безвестно изгоном [8] и в ночное время, а смотря по вестям и по тамошнему делу, самих, прося у Бога милости и у Пречистые Богородицы помощи, промышлять на Литовских людей, сколько Господь помощи подаст, чтобы над Литовскими людьми поиск учинить и Рославльский уезд от них очистить и всю Северскую землю".

В 1616 году в городах Курского края дворянская конница находилась в следующем количестве: в Рыльске 132 человека, кроме того Государевым указом было назначено в Рыльск "прибыльных" 100 человек детей боярских из Курска. В Путивле было детей боярских Путивлян 150 чел., Черниговцев 124. В Осколе было 223 чел. детей боярских, станичных атаманов 20, в Белгороде детей боярских-станичников 19, полковых 117, волгских казаков 134 с их головою Порфирием Дворяниновым. В Курске было детей боярских 753 человека с головою Баушем Маракушевым.

В том же году Литовские люди вторглись в Болховской уезд. Против них выступил воевода Михаил Дмитриев. Бой с неприятелями произошел под городом Болховом, воевода был убит и Русский отряд побежден. Тогда Государь Михаил Федорович велел идти в поход воеводам князю Ивану княж Федоровичу Хованскому и Дмитрию Скуратову с 340 курских детей боярских. Из Путивля в поход были назначены воевода Степан Чемесов и голова Юрья Беззубцов, с ними 48 Путимцов [9], Черниговцев 34, Путивльских бортников 27 чел., а с низшими служилыми людьмы - 460 чел. Пред выступлением в поход в Царской грамоте Путивльским и Рыльским служилым людям было сказано: "и они бы дворяне и дети боярские и все служилые люди с Литовскими и Польскими людьми бились и Государь Михаил Федорович за их службу пожалует их своим Государевым жалованьем и службу их учинит памятну". Князю Хованскому было велено послать для сбора ратных людей дворян и детей боярских с тем, чтобы они отправили собранных служилых людей немедленно, а эти последние "шли в полки днем и ночью на спех, не мешкая нигде ни часу и вместе с дворянами и детьми боярскими пришли в полки однолично часа того".

Уже после сбора ратных людей Литовские люди, как это видно из отписки в разрядный приказ князя Хованского и Дмитрия Скуратова, "повоевав Кромские и Карачевские места", пошли к Курску. Оба воеводы со своими отрядами последовали за неприятелями и подошли к этому городу. Литовцы же, постояв у Курска, быстро направились на Оскол, подступили од него изгоном, взяли город, и острог сожгли, но побоялись оставаться здесь долгое время и двинулись к Белгороду, а потом, миновав Белгород, ушли в поле (т.е. степь), направляясь к своему рубежу.

Князь Хованский послал преследовать Литовцев до рубежа голов с сотнями, что они и сделали.

Получив донесение воевод, Михаил Федорович велел князю Хованскому послать на Оскол Дмитрия Скуратова с тем, чтобы он поставил острог и устроил необходимые укрепления. Удостоверившись в том, что Литовцы и Черкасы скрылись за рубеж, головы со своими сотнями возвратились в Курск, Хованский из Курска был отозван в Тулу, а дворяне и дети боярские распущены по домам.

В 1617 году Литовские люди явились под город Стародуб. Воеводам Хованскому и Скуратову было велено идти из Украинного разряда [10] из передового полка из Мценска и с другими воеводами собраться в Болхове. Из Курска в передовой полк было отправлено 380 дворян и детей боярских. Воеводам было приказано: "И вы бы пришли в Болхов, а с вами дворяне и дети боярские и с вогненным боем атаманы и казаки и стрельцы. Из Путивля шел воевода Степан Чемесов, поимал языков и пытал их накрепко и промышлял неприятеля". Вследствие военных действий Русских отрядов, неприятели оставили Стародубье.

В 1618 году к Стародубу опять явились Литовские люди. Из Рыльска тотчас же было послано в поход 100 человек детей боярских Рылян лучших, не считая других служилых людей. Рыльскому и путивльскому воеводе было отписано о том, что, по указу Государя Михаила Федоровича, идут наспех в Мценск дворяне и дети боярские украинных и польских городов и "с вогненным боем атаманы и ясаулы с ратными людьми" и велено было воеводам идти на Литовских людей. "А ходить им под Литовскими людьми устроя в полкех голов с сотнями, а в кошех стрельцов и казаков с вогненным боем и подъезды перед собою и по сторонам, для береженья же перед полками и позади велеть быть сотням безперестани и подъезды посылать ежечасно и на станех становиться с великим береженьем и неоплошно у крепостей и укрепясь обозом и береженье держать великое, чтобы Литовские люди и русские воры на них в походе украдом и обманом не напали и какого дурна не учинили".

Кроме того, следует упомянуть об участии из Рыльской и Путивльской области дворян и детей боярских в Дорогобужском походе, после которого Государь прислал полкам "Государево жаловалное милостивое слово"; такое слово и впоследствии посылалось в полки Курского края к воеводам и ратным людям после совершения ими особенно трудных военно-боевых подвигов. Объявление "милостивого слова" совершалось следующим образом: присланный с милостивым словом боярин, приехав в полк, на смотру шел к воеводам и ратным людям, от имени Государя спрашивал их о здоровье и говорил:
"Великий Государь, Царь и Великий Князь Михаил Федорович всеа Русии Самодержец, жалуючи вас воевод, прислал меня с своим Государевым, Царевым и Великого Князя жаловалным словом и золотыми и велел вас спросить о здоровье, как вас Бог милует, здоровы ли есте на его Царской службе?"
После этих слов боярин говорил:
"Великий Государь, Царь и Великий Князь Михаил Федорович всеа Русии Самодержец велел мне вам говорити: прислали есте в сеунчем голову с дворяны и детми боярскими о победе над врагами и то сделалось Божьей помощью и всех Святых молитвами и нашим Государевым и Царевым счастием, а вашим промыслом и радением ратных людей службою. И мы Великий Государь, жалуючи вас за вашу службу и промысел, послали есмя к вам и ратным людям с нашим жаловалным словом и с золотыми своего боярина [11], и вы бы и вперед прося у Бога милости нам служили и над Полскими и Литовскими людьми [12] промышляли, сколько Бог помочи подаст, а мы Великий Государь вас за вашу службу и за промысел и за раденье пожалуем нашим Царским жалованьем".

Сказав это Государево слово, боярин подавал воеводам золотые и затем говорил дворянам и детям боярским и другим ратным людям:
Великий Государь, Царь и Великий Князь Михаил Федорович всеа Русии Самодержец, жалуючи вас дворян и детей боярских (а при обращении к другим служилым людям - жалуючи вас ратных людей), прислал вам свою жаловалную грамоту и золотые и велел спросить о здоровье (в тех же выражениях): как вас Бог милует, здоровы ли есте на Государевой службе?"

Проговорив все милостивое слово, как и воеводам, боярин раздавал золотые монетами: 1) в 5 золотых Угорских, 2) в полтретья золотых Угорских, 3) в два золотых Угорских, 4) в один золотой Угорский и 5) серебряными рублями жалованье, назначенное ратным людям.

После передачи милостивого слова ратные люди могли подавать челобитные Государю, вручая их боярину. Это называлось "бить челом у Государева милостивого слова".

В 1620 году был послан к воеводам Царский указ о том, чтобы во всех городах Курского края "держать дворян и детей боярских о дву конь" на случай прихода Крымских людей. В 1621-м же году Царским указом было приказано, чтобы воеводы наблюдали за тем, чтобы дети боярские, которых пошлют на вести и на сторо́жи и в подъезды, были конны и могли бы, увидев воинских людей, отъехать и к воеводам с вестью приехать. В том же указе находим наставление дворянам и детям боярским Курского края о том, что им говорить в том случае, если их на разгроме возьмут в плен и учнут про вести расспрашивать, и они б сказывали, что в Мценску и по всем Украинным городам стоят воеводы со многими людьми и Литва, и Немцы, и Татарове Казанские и Свияжские и Мещерские и всех понизовых городов, и казаки, и стрельцы с "вогненным боем" [13]. При посылке по вестям станиц, велено было поручать их начальству дворян и детей боярских, при чем "выбрать станичного голову доброго из дворян, а с ним детей боярских"; на засеках и топких местах указ предписывал поставить голов со всякими бои и промышлять над Татарами.


5.

В 1619 году после поражения королевича Владислава под Москвою, он прислал к Государю Михаилу Федоровичу послов с тем, чтобы заключить мирное постановление, и просил назначить для этого послов с русской стороны. Государь приказал "бояром, чтоб с Литовскими послы учинить съезд о том, чтоб промеж великих Государств учинить мирне постановление, и великих послов: Великого Государя, Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всеа Русии отца, Преосвященного Митрополита Филарета Никитича и боярина князя Василья Васильевича Голицына с товарищи отдать, а своих полоняников, которые в полону в Московском Государстве, взять на размену, а королевичу Владиславу и Польским и Литовским и Немецким людем и Черкасом из земли Московского Государства идти вон, и городы, которые взяли, отдать.

А в послех указал Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии быть бояром: Федору Ивановичу Шереметеву, да князю Даниилу Ивановичу Мезетцкому, да окольничему Ортемью Васильевичу Измайлову, да дьяком: Ивану Болотникову да Матвею Сомову".

Государь указал быть с послом боярином Шереметевым 41 стольнику, 25 стряпчим, 77 дворянам Московским. Кроме того с послом были дворяне и дети боярские из городов, именно из 41 города, в том числе и из Путивля. Число представителей от каждого города было неодинаково, более всего от Вязьмы 90 человек, из других по несколько человек, от одиннадцати городов по одному человеку, в том числе один дворянин был Путимлец (Путивлец).

1-го декабря послы писали Государю и прислали с сеунчем - боярин Шереметьев прислал стряпчего князя Дмитрия княж Петрова сына Львова, а боярин князь Данило Иванович Мезетцкой "с товарищи" прислали с сеунчом дворян Игнатья Уварова да Василья Полтева, что "милостью Божией и Пречистые Богородицы и всех Святых молитвами, и Государевым Царевым и Великого Князя Михаила Федоровича всеа Русии щастием, а молитвою отца его Великого Государя, Преосвященного Митрополита Филарета Никитича и Матери его Великия Государыни иноки Марфы Ивановны на съезде с Литовскими послы договор учинили и крестным целованием укрепили, и записьми разменялися на том, что меж Великим Московским Государством и Польшею и Литвою учинить мирное постановление на 14 лет и на 6 месяцев декабря с первого нынешнего 127 (1619) года до лета 7141 (1633)".

По случаю заключения этого мирного постановления многие дворяне, находившиеся в Москве в осаде, были пожалованы вотчинами. Так, предок Льговских дворян Ржевских Иван Федорович Ржевский, написанный по Москве в боярском списку 7119 года, в приход Литовского Владислава королевича в 126 и 127 гг. был на Москве в осаде и за ту Московскую осадную и другие службы был пожалован Государем Царем и Великим Князем Михайлом Федоровичем вотчиною и окладом.

Важное значение для украинных городов, разоренных предшествующими войнами и смутами, имело постановление Земского Собора, по челобитью Украйных и разоренных городов о том, чтобы "в те городы, которые от Литовских людей и от Черкас были в разоренье, послати дозорщиков добрых, приведши к крестному целованию, дав им полные наказы, чтоб они описали и дозрили все городы вправду, без посулов, а льготы давать смотря по разоренью, да в городех сыскивать и выписывать, сколько со всяких городов всяких денежных и хлебных доходов по окладу и что́ каких сел и деревень роздано в вотчины и поместья и что́ в них было каких доходов, и что затем по окладу всяких доходов денежных и хлебных осталось и на какие расходы те доходы указаны, а для устроенья взять к Москве, выбрав из духовных людей по человеку или дву, да из дворян и детей боярских дву человек добрых и разумных, да по 2 человека посадских людей, которые умели бы рассказать обиды и насильства и разоренья, чем Московскому Государству пополнитца и ратных людей пожаловать, и устроить бы Московское Государство, чтоб пришло все в достоинство" [14]. Но устроить Московское Государство и привести все "в достоинство" в начале царствования Михаила Федоровича по причинам, указанным нами в предшествующих главах, было еще трудно.


6.

В 1623 году состоялось распределение Курских сторо́ж. Их было много, именно 25. Они были расположены по всему нашему краю и представляли собою целую сеть военных наблюдательных пунктов [15]. Сторо́жи это были следующие:
1-ая - на Лебяжьем броду [16] в 5 верстах от Курска, а видить (видеть) с нее за реку за Семь на степь на 3 версты, а по лугам видить с полверсты. 2-ая - на Ратцком Городище в 20 верстах от Курска, а проезд с этой сторо́жи был до верха Доброй воды. 3-ья - верх Хону под Ханским лесом, в 40 верстах от Курска. В 16 веке на этом месте стаивала смесная сторо́жа Ливенцев и Курчан детей боярских, впоследствии же сторо́жа состояла из одних Курчан. С нее можно было "видить на Муравский шлях большие полки в 5 верстах, а невеликие люди в 2-х верстах, а проезду с нее до Курганов 10 верст" 4-ая сторо́жа за рекою Семью на речке Млодати в Галитцкой дуброве по Белгородской дороге, 5-ая на р. Полной (впадающей в Сейм), 6-ая вниз по Семи, на Городенском городище, поддалась к городу Рыльску. В 16 столетии здесь стояли Курчаны и Карачевцы, а потом одни Курчане. 7-ая - на Семи усть-Курицы, 8-ая - на Московской дороге за Княжими лесами, 10-ая - на Саженском Донце, поддалась к Белугороду (смесная), 11-ая - на Теребренове ровне, 12-ая - на Сомкове усть-Погореловском Колодезе, 13-ая - на Бакаеве шляху, поддалась к Белугороду от Курска далече. 14-ая - от Муравского шляха верх Нижней Россоши, 15-ая и 16-ая - на р. Ревуте (Реуте) для прихода Крымских людей, 17-ая - на Псле, усть-Старого Гатища, 18-ая - верх р. Полной у Заднево боерака. 19-ая - на валках по Московской дороге, 20-ая - на колодезе на Кадорце, 21-ая - в деревне Жировой, 22-ая - на р. Усожи, 23-ья - на Московской дороге у колодезя в 30 верстах от Курска, 24-ая - на усть-Сновы, 25-ая - на Меловом броду на реке Семи - "имается меж Курска и Оскола, а видит с ней за реку Семь на Полскую сторону большие полки в 5-ти верстах, а с Курские стороны не видит, а малые полки в 2-х верстах".

Таким образом, почти все теперешние уезды Курского края имели сторо́жи из Курска, на каждой из них обыкновенно стояло по 3 человека из дворян и детей боярских и по одному казаку, переменяясь в установленные распорядком службы сроки, стало быть, в Курский край уже в начале 17 века для неприятелей трудно было проникнуть внезапно и безвестно.

В 1625 году число дворян и детей боярских в городах Курского края возросло. В Рыльске их было: детей боярских Новгородка-Северского 125 конных, да городовую службу служили 20 человек, Черниговцев конных 58 чел., городовой службы 36 чел., Рылян конных 184 чел., городовых 36 ч., Донских верстаных казаков 74 чел. [17] Из состава служилых людей на варнице жили по переменам, по месяцу по 50 чел. В Путивле было детей боярских конных 172 ч., городовых - пеших 51 ч., Донских верстаных беломестных казаков 37 ч., прибыльных детей боярских Курчан в Путивле было 100 ч. В Осколе было детей боярских и конных казаков 277 чел. В Курске детей боярских Курчан было 885 человек, из них жили, переменяясь по 2 месяца, на варнице в Белгородском уезде у Бузовых Курганов и у Турьих-Лук 100 ч., на Валуйке для посольской размены 100 ч. Осадным головой в Курске был Руженин (уроженец города Рузы) Федор Шадеев. В Белгороде детей боярских полковых было 164 ч., с головою и двумя сотниками, беломестных атаманов 6 ч. Из детей боярских на варницах жили, переменяясь по месяцу, 50 чел. В Белгороде служили станичную службу 40 станиц, а в станице было по сыну боярскому, по атаману, ездоков и вожей по 7 человек.

Вообще число дворян и детей боярских и других служилых людей в городах Курского края продолжало возрастать. В Рыльске в 1628 году было конных дворян и детей боярских Новгородка- Северского 145 человек, Черниговцев - 91, Рылян - 220. Кроме того, на селитряных варницах Романа селитрянника стояло детей боярских и атаманов 50 человек с весны и во все лето.

В 1630 году в Рыльске было дворян и детей боярских уже 514 чел. В Путивле было детей боярских конных Путивльцев 222 чел., Черниговцев - 143, Донских верстаных и беломестных казаков 37 чел., Путивльских жилых казаков 235 чел., прибыльных людей дворян и детей боярских Карачевцев было 50 чел., из Курска 100 чел., прибылые люди (в числе их и казаки из Курска) жили в Путивле с весны и во все лето, переменяясь по два человека с проходом. В 1628 году по Государеву указу было велено отпускать Курчан из Путивля по домам на зиму для того, что они живут в Путивле с 1616 года зимою и летом беспрестанно, а с весны все лето велено быть Курчанам в Путивле по-прежнему и с прибавкою перед прежним.

В Осколе в 1628 году было детей боярских полковых Осколян 155 человек, станичников детей боярских 20 чел. и столько же станичных атаманов. В 1630 году в Осколе было детей боярских уже 208 человек. В Курске в 1629 году было дворян и детей боярских 864 чел., из них на Олешкиных варницах селитряника с весны во все лето до отпуска находилось детей боярских и казаков 50 чел., на варницах они жили по 2 месяца, переменяясь. В 1631 году дворян выборных было 4 человека, дворовых, городовых и новиков было уже 997 чел. Наконец, в Белгороде в 1628 году детей боярских Белгородцев полковых было 164 чел., кроме того 30 чел. жили на селитряных варницах Михаила Лимарова, в 1631 году детей боярских было уже 189 чел.

В 1636 году, когда Государь Михаил Федорович велел воеводе Ивану Гавриловичу Бобрищеву-Пушкину да Василью Вахрамеевичу Мясному стать на своей Государевой службе во Мценске на вербное воскресение, то были назначены в поход туда дворяне и дети боярские Рыляне вместе с Брянчанами, Стародубцами, Почепцами, Белевцами, Болховичами, Карачевцами и Черниговцами. Рылянам было велено явиться на Николин день мая 9 числа. При этом велено было дворян и детей боярских посылать на вести в северские и польские города, в том числе и в Курск о дву конь. "А как воинские люди на Украйне в войне объявятся, воеводам с дворяны и детьми боярскими и со всеми людьми служилыми быть наготове".


7.

Во время царствования Михаила Федоровича отряды татар на своих быстрых конях сновали по Курскому краю и грабили там, где не встречали надлежащего отпора.

Но, несмотря на первые годы после страшной смуты в Государстве, местные воеводы, по указам Царя, принимали деятельные меры для уничтожения различных "воровских" шаек и прекращения разбойничьих нападений. В Белгородском уезде был схвачен "переезжий вор" Пронка Брыкайка, который, имея в своем распоряжении Черкас, похищал лошадей, а вслед за ним и "вор" прозвищем Недосека, ограбивший монастырь на Северском Донце. В Рыльском уезде дворяне, дети боярские и казаки уходили за рубеж, там они вели партизанскую войну с Литовцами и возвращались домой с большой добычей. Московское Правительство наблюдало за тем, чтобы мало-помалу вывести измену из городовых порубежных областей и требовало от воевод сведений о так называемых воровских казаках, в том числе городов Рыльска, Севска, Путивля и Белгорода, которые не были допускаемы в пределы России.

Лишь только приближались Литовские люди, как вся Курская область становилась на военное положение, и служба дворян и детей боярских и других ратных людей удваивалась. То же было и при вестях о приходе татар. В промежутках от нападений служилые люди отправлялись на Дон для выкупа "пленной братии" - своих жен, детей, родственников и крестьян, захваченных татарами, а также для покупки лошадей вместо погибших в предшествующих боях [18].

В 1616 году Ногайские татары пришли под Курск. Против них с отрядом курских войск, состоявшим из детей боярских и козаков, был послан голова казаков Иван Антипович Анненков, выборный дворянин 1-й степени, который, выступив из Курска, встретил татарские полчища в 15 верстах от города. Здесь произошло кровавое сражение, в котором татары были разбиты наголову, много из них было забрано в плен. Кроме того, И.А. Анненков отбил у них взятых в полон русских мужчин, женщин и детей, которых татары успели захватить в разоренных помещичьих имениях.

В 1622 году Курский воевода Степан Михайлович Ушаков поручил И.А. Анненкову преследование татар, большой отряд которых бродил в это время по Курскому краю. Анненков с детьми боярскими и казаками догнал татар на Изюмской сакме в пределах Оскольского края, разбил их отряд и взял большой полон, наших же полоняников отбил от татар. Эти полоняники были взяты в Мценском, Одоевском, Белевском и Чернском уездах. С громадной награбленной добычею, минуя Курский уезд, напасть на который они остерегались вследствие предшествовавших, нанесенных им И.А. Анненковым, поражений, татары пробирались по пустынной сакме, находившейся на водоразделе между бассейнами рек, впадавших в Днепр и Дон, между истоками Рати и Кшени, Сейма и Оскола, Донецкой Семицы, Олшани, Корочи и Халани. Но искусство и распорядительность И.А. Анненкова, храбрость и мужество его отряда разгромили кочевников.

В 1623 году воевода С.М. Ушаков, узнав, что татарские полчища из Орловского края пришли в Курский, послал детей боярских Курчан 300 человек да казаков, которые остались за Путивльскою службою [19], да пехоты с огненным боем 100 человек. Татары, пришедши в Русь, воевали Орловские, Карачевские, Мценские, Болховские места, а потом шли "свалясь все вместе" Бахмутскою сакмою. За ними погнались станичные головы и вперед выслали станицу Курских детей боярских. С остальными детьми боярскими был послан И.А. Анненков. По просьбе Ушакова Белгородский воевода князь Тюфякин прислал также отряд детей боярских и казаков под начальством Василия Торбина и Плакиды Темирова [39], которые сошлись с Анненковым на Котлубанской Семице, где татары стояли за Семью. Произошла страшная битва, и татары были разбиты совершенно.

В 1628 году Курский воевода вызвал к себе, проживавшего уже в своей вотчине известного своею храбростью И.А. Анненкова и поручил ему военные силы Курска дворян, детей боярских и др. ратных людей для похода против татар. И.А. Анненков двинулся со своим войском

на юг, по направлению к Белгороду и в 100 верстах от Курска настиг татар, которые успели захватить много полоняников. Догнав неприятелей, И.А. Анненков охватил их стан и, взяв его, освободил русских пленников. Но хищники не унимались и приблизились к Курску. Здесь ночью в 10 верстах от Курска на реке Виногробле И.А. Анненков разбил этот отряд и захватил "в полон" татарских начальников [20].

Дворяне Анненковы, к которым принадлежал отличавшийся в ратных делах против татар голова Иван Антипович Анненков, незадолго перед этим временем переселились из Орловского края в Курский. Предок их Иван Васильевич Анненков был думный дворянин и Болховский наместник, служил в Рязанском сторожевом полку, был с этим полком в походах: в 7053 (1545) году для защиты от татар, в 7057 (1549) году в шведском под городом Колыванью (Ревель), в 7059 (1551) году в польском на приступе города Полоцка. Потомки И.В. Анненкова имели поместья и вотчины в Низовых городах, в Калуге и Орле. Правнук иго Михаил Антипович Анненков с четырьмя братьями, в том числе с Иваном Антиповичем "от бывшего тогда в России от поляков и татар разорения, лишась своих поместий и вотчин и всего имения", в 7124 году (1616) переселились из Орловского уезда в Курский, где им "в разных местах и в разных годех" были даны поместия и писцовые дачи.

Будучи помещиками Курского края, Анненковы служили Царю и Отечеству в разное время в разных чинах, были головами отрядов казаков и стрельцов, воевали против татар, делавших постоянные набеги на Курский край, "поражая их во многих местах, полон и награбленное имущество отбивали"; за свои службы они были жалованы от Государей поместьями, вотчинами и окладами.


8.

В 1630 году в Белгороде город и острог (крепость) были исправлены работой детей боярских и ратных людей, туда был приведен из Царева-Борисова наряд (артиллерия).

В 1632 году Белгород сразу выдержал два нападения: Литвы и Татар, последние взяли много пленных и побывали в Курском и Рыльском уездах. Разбивший их вместе с детьми боярскими Рыльский воевода получил от Михаила Федоровича милостивую грамоту за победу, в которой была выражена похвала ему и детям боярским Рылянам. Путивляне ратные люди отбили нападение Литвы. Для разузнания вестей о разных неприятелях из городов Курского края, в особенности из Белгорода, часто высылались станичные головы и дети боярские, так называемые - "язычники", с поручением доставить языков в тот или иной город. В Курск в 1639 году была послана из Москвы медная форма для литья пуль и учрежден в Курске литейный двор. Перед этим временем Курчане-дворяне и дети боярские возвратились со службы под Смоленском, где они служили по Царскому указу.

В 1633 году польское войско, явившееся в Белгородском уезде, нанесло страшный урон и ущерб Белгородцам, в особенности дворянам и детям боярским в их вотчинах и поместьях. Самый город также сильно пострадал от Польского нападения. Большое число жителей было убито и взято в плен, Поляки много взяли и сожгли церковного строения, образо́в и имущества монастырского и крестьянского Белгородского Никольского монастыря и Рождественского девичьего. Посадские священники также представили воеводе большую роспись, что́ именно Литовские люди взяли и сожгли церквей и в церквах образов и книг и колоколов и риз и всякого церковного строения и животов. Были также ограблены таможня и винокурня.

В это время польский гетман Иеремия Вишневецкий решил со множеством войска напасть на Курск и взять его. Не смотря на многочисленность войска, он подбирался к Курску тайно, идя по берегам реки Сейма, и подошел к переправе через реку Сейм [21]. На Сейме находилась сторожа, выезжавшая из Курска в составе нескольких детей боярских. По приближении Поляков к реке, в Курск прискакал с вестями о грозной польской военной силе Курчанин сын боярский Николай Малцов и заявил, что неприятель уже на Сейме.

Но почему-то его вестям в Курске не было придано надлежащего значения, воевода Курский не обратил на них должного внимания... Этому известию, сказано в "Описании Курского наместничества" Ларионова, не удостоверились сперва и послали для лучшего узнания станицу детей боярских под предводительством сына боярского помещика Курского уезда Мартемьяна Никифоровича Шумакова. Станица из города по Белгородской дороге [22] направилась к берегам реки Сейма и к ужасу своему натолкнулась на громадное польское войско, передовая часть которого успела уже переправиться через Сейм и выстроиться в боевой порядок. Курская станица встретила Поляков в четырех верстах от города, в урочище, называемом Глинище [23]. Храбрые дети боярские бросились было на неприятелей, но принуждены были отступить, в виду многочисленности польской конницы. Предводитель курской станицы мужественно повел своих детей боярских на польских конников, но, будучи изранен, был подхвачен своими и привезен в крепость. По словам Ларионова, "М.Н. Шумаков доказал правду вестей Малцова ранами своими, полученными от неприятеля".

Трудно описать, какое смятение поднялось в посаде и слободах. Все, кто мог, бросились в осадные дворы в острог. К тому, чтобы дать отпор врагу, едва могли изготовиться ратные люди всех частей войск, бывших в Курске. Между тем неприятели передового полка смело приближались к городу, и вскоре его воины очутились у наугольной Меловой башни, которая стояла на берегу р. Кура и служила одним из главных укреплений города, и взошли на стену. Они пробовали несколько раз приступом взять Курск, но не могли успеть в этом. Продержав долгое время город в осаде и разорив окрестности его, неприятель принужден был, после потери своих людей убитыми и ранеными, отступить от Курска и удалиться в свои пределы.

В 1633 и 1634-м годах в Курский край опять вторгались польские войска под предводительством князя Иеремии Вишневецкого. Главные нападения их были на Путивль и Рыльск, и оба нападения потребовали крайнего напряжения военной силы - дворян, детей боярских и других ратных людей для борьбы с многочисленными польскими отрядами.

В апреле 141 (1633) года Путивльские воеводы [24] князь Н. Гагарин и Ан. Усов посылали, в виду польских вестей, для добывания "языков" на низ рекой Семью под литовский город Борзну голову Прокофия Стобурова с товарищами, да к Рамонскому острожку Константина Вишневского [25], и апреля 14-го дня оба головы пришли из похода и привели языков семь человек, а в расспросах они сказали, что идут под Путивль полковник Песочинский "с товарищи", по тем вестям воеводы "сели в осаду" и приняли все меры предосторожности для обороны крепости.

И действительно, вскоре под стенами Путивля явилась грозная рать Поляков, Литовцев и Черкас. О нападении их воевода князь Гагарин писал Государю Михаилу Федоровичу следующее: "Июня в 14-й день пришли под Путивль полковник Песочинский да Муцарской, да Еремия Вишневецкой, да Запорожских Черкас и вольных людей гетмана Дорошенко, да Тимошка Бондаренко, а с ними Польских и Литовских людей и Запорожских Черкас и всех вольных людей с 50 000 с большим нарядом (артиллерией) и стали около города во многих местах с шанцы и туры, со всех сторон под город и под острог подкопали и под Никитскую башню подкоп подвели и из тех шанцов по городу и по острогу беспрестанно стреляли, и зажигательными ядрами и нарядными стреляли многажды, и в городе и в остроге зажигали и воду у путивльских людей отняли и приступом, жестокими приступы с приметы многажды приступали и с умыслом присылали воров, Путивльского уезду русских мужиков для зажоги, и смутными листы прельщали, и многую тесноту Путивльским людям учинили. И стояли Польские и Литовские люди и Черкасы с мая 14-го по июня 9-го. И мы, воеводы, и дворяне и дети боярские и все ратные люди против Польских и Литовских людей и Черкас стояли крепко и мужественно и с ними билися с города и с острогу всякими бои и всякими промыслы промышляли, и на вылазках смешався съемным боем билися... и Божиею милостью и Пречистые Богородицы помощью и заступлением, и Государя Царя и Великого князя всея Русии Михаила Федоровича и детей его Государевых, благоверных князей Царевичей Алексея Михайловича и Иоанна Михайловича счастием и Отца его Государева, Великого Государя Святейшего Патриарха Филарета Никитича Московского и вся Русии молитвами многих Польских и Литовских людей и Черкас у приступов и на вылазках и в шанцах побивали, и знамена их и языки имали, и многие шанцы раскапывали и подкопы зарушали [26], и примётные дрова и солому зажигали и города зажечь не дали. А языки Литовские в расспросе и пытке сказывали, что убито на приступах два полка Черкас - атаманов Сорока и Самошка и сотников и Черкас и охочих всяких людей побито 4000 человек и больше, да раненых тысячи с полтретьи [27] и те от ран многие помирали. А языков Литовских людей взято было в Путивле 63 человека, и те языки от утеснения Литовских людей вершены, что беречь их было некому, а в тюрьмах сидели многие Польские и Литовские люди и Черкасы более тысячи. И Польские и Литовские люди, видя наш, Государевых воевод, промысел и ратных людей крепкое стояние, от Путивля отошли и по своим городкам пошли...".

В битвах с Литовскими людьми и отбитии приступа легли своими головами за Государя Михаила Федоровича и Отечество много путивльских дворян и детей боярских, как это видно из списков убитых, представленных в Разряд. После отражения врагов Путивльские воеводы князь Гагарин и Андрей Усов, "сославшись" в Рыльск со стольником и воеводою князем Василием Ромодановским, послали в Литву на промысел под Рамонский городок голову Ивана Черепова с товарищами и с ними станицу детей боярских и служилых людей. Черепов взял приступом Рамонский острог, начальник его - урядник был убит. Ратные люди и их предводитель со славою возвратились в Путивль.


9.

Хотя война с Польшею 1633-1634 года окончилась не вполне благоприятно для России, и по миру с Польшей, заключенному 17-го мая 1634 года на реке Поляновке, Польше были уступлены некоторые города, но во время указанной нами войны служилыми людьми Курского края было совершено несколько блестящих военных походов в Литву и одержаны победы над польскими войсками, в которых особенно отличались дворяне и дети боярские и другие ратные люди Путивльского и Рыльского края. Чтобы судить об успехе этих походов, достаточно сказать, что в периоде 1633-1634 годов служилыми людьми Курской области были взяты приступом такие значительные города Польского королевства, каковы Борзна и Полтава.

Относительно первой победы Русских над Литовцами уведомили Царя Михаила Федоровича Путивльские воеводы князь Гагарин и Усов. Они посылали "под литовский город под Серебряной для языков детей боярских Володимира Черепова и Кондратия Вишневского, а с ними Путивльских ратных людей и они вернулись в Путивль и захватили с собою языков". Разузнавши от них о положении дел, Путивльские воеводы приняли соответственные меры.

"Писали мы (сказано в донесении воевод Государю Михаилу Федоровичу) вести воеводам в Белгород, Рыльск, Куреск и Севск, чтобы они прислали из тех городов голов с ратными людьми к Путивлю: в сход с Новгородка-Северского уезда на Спасское поле идти для промыслу под литовские города, и тех городов воеводы писали нам, что по твоему Государеву указу они голов с ратными людьми и с охочими людьми на Спасское поле послали. И мы на Спасское поле послали голов Левонтия Литвинова, Микифора Яцына, Семена Вощинина, Федора Оладьина, Ивана Черепова, Олексея Костентинова и Володимира Черепова, а с ними служилых людей под литовские города под Нежин или Борзну. И головы с ратными людьми пришли и Божиею милостию и твоим Государевым счастием город Борзну взяли, и острог большой и малый взяли, и народ поимали и оба острога разорили и выжгли без остатку и многих Литовских людей и Польских на приступех и в остроге же побили и языки поимали и капитана Вишеля жену Федору взяли и привели в Путивль, а капитана Вишеля убили или он ушел, не знают [28]. А около Борзны многие села, деревни и слободы большие, дворов по 300, 400, 500, пожгли и в языцех привели в Путивль Поляков и Черкас 10 человек, да мещан 10 человек. В распросех литовский человек Олександр Волошинов сказал, что ротмистр Воронович прислал в Борзну от гетмана Конецпольского 150 человек Поляков к Вишлю, а во все литовские Украины города разослали листы, чтобы Поляки из Борзны, Нежина и всех литовских городов шли к Вишневецкому, а он думает идти под Путивль и чрез Комарицкую волость под Смоленск" [29].

В 1633 году Белгородский воевода Волынский писал Государю о том, что 3-го ноября он послал из Белгорода станичного голову Сидора Маслова и с ним Белгородцев дворян и детей боярских и других служилых людей 200 человек для добывания языков. В тот же день из Оскола приехал сын боярский Федор Митрофанов с Оскольскими ратными людьми. Его послал воевода Яков Хрущов. Военный отряд двинулся в поход, который они совершили в Литовской земле, взяли там Плотавский город приступом и взяли в плен начальных Литовских людей: Ивашку Ордынца и Якушку Неуструя и повоевали Литовскую землю. 20-го ноября ратные люди возвратились в Белгород и сообщили воеводе Волынскому о том, что в Плотавском городе Литовских людей в сборе нет, а пошли они в город Лубны, что взяли они Плотавский город и острог и многих Литовских людей побили и большой острог и слободы и посады сожгли, а достальные Литовские люди сели в малом острожке.

Благодаря удачным боевым походам в Литву Путивльцев, им удавалось брать в плен довольно значительное число Литовских женщин и детей. По этому поводу в 1634 году ими и Черниговцами было подано Государю Михаилу Федоровичу следующее челобитие о дозволении держать у себя литовских полонянок и малых ребят.

"Бьют челом города Путивля богомольцы твои Государевы попы и дьяконы и холопи твои Государевы дворяне и дети боярские и верстаные казаки [30]. В нынешнем в 142 году прислана в Путивль новая Государева грамота к твоим, Государь, воеводам, а по твоему, Государь, указу велено у нас, у которых есть литовский полон, переписать, и держать у себя литовский полон не велено, а мы - богомольцы и холопи людьми оскудели до конца. А по твоему Государеву указу велено во всех городах литовский полон - рабочих людей с женами и детьми держать в холопстве и крестьянстве и служилых людей велено посылать к тебе, Государю, к Москве. Просят для их бедности и безлюдства дозволить им держать литовский полон: женок и девок и малых ребят, чтоб их женишкам и детишкам от безлюдья позорным не быть".

Помета на челобитье: "Государь пожаловал, велел для их службы и разоренья Литовский полон, девки и малые робята держать у себя". В Царской грамоте Путивльским воеводам было сказано: "велели мы женок и девок и робят малых держать в великой крепости, в береженье большом, а если в них объявится воровство или измена, то тех людей приводили бы к вам, а вы бы их велели сажать в тюрьму и о том писали нам".

Вообще в первые годы царствования Государя Михаила Федоровича, после недавних бедствий Смутного времени, военно-боевая служба дворян и детей боярских Курского края шла непрерывно, отличаясь своею интенсивностью и трудностью.

В период Польских войн некоторые города нашего края, например, Путивль и Рыльск то переходили к Полякам, то были возвращаемы под власть Московских Государей. В Путивльском уезде в 1627 году, несмотря на нападение Литовцев на поместья и вотчины и "шатость" среди Путивльцев, вызвавшую приезд в Путивль Московских стрельцов, все-таки ратным людям удалось сжечь слободы, устроенные в уезде Литовскими людьми, о чем Путивльский воевода и донес Государю. В Рыльске, несмотря на опасность от врагов, уездные люди отказывались ехать с семьями в город, в осаду, что́ объясняется большими неудобствами этого переезда и надеждой как-нибудь избежать опасности. Со своей стороны воеводы городов посылали за Литовский рубеж проведывать вести. Об этом в 1628 году писал в разряд Путивльский воевода, отправивший в Литву сына боярского Григория Гладкого.

В это время, по повелению Государя возобновлена была правильная раздача жалованья дворянам, детям боярским и вообще ратным людям в городах Курского края. В Осколе была организована станичная служба. В Белгороде полковые дети боярские, ездоки и вожи были освобождены от обязанности кормить конюшенных лошадей. В Корочанском стану было устроено несколько деревянных крепостей. В Курске, по челобитью неверстанных и беспоместных детей боярских, даны были им поместные и денежные оклады, а также беспоместным и малопоместным детям боярским был роздан свинец и порох.

В 1633 году Белгород выдержал осаду Литовцев и Черкас под начальством Остренина и отразил врагов. В Корочанском стану в том же году на реке Короче был бой Русских с Татарами, при чем последние были побеждены и прогнаны [31]. В Осколе воеводы и ратные люди жили, по Государевой грамоте, с великим береженьем вследствие вестей о Татарах и Поляках; где проходили неприятели, они разоряли дворянские имения, деревни уездных людей, брали женщин и детей в плен и увозили в далекую и тяжкую неволю. Нападение Литовских людей на Белгород опять было в 1634, и они даже разорили Белгородский посад. Вследствие этих обстоятельств Белгородцам-дворянам и детям боярским и другим ратным и жилецким людям было дано позволение пользоваться отпуском на Дон для выкупа родных из крымского плена. В 1634-м же году они подали челобитье о посылке Государевых грамот воеводам в Путивль и Новгород-Северск, чтобы они пропускали Белгородцев за рубеж для вывоза из плена их жен и детей и писали так: "Царю, Государю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всея Русии бьют челом Белгородцы, бедные и разоренные от Литвы детишки боярские и ездоки, и вóжи, и стрельцы, и всякие люди. В нынешнем 142 году приходили в Петров пост Литовские люди с полковником Ливерским, и, грех наших ради, Острог большой взяли, а мы в городке отсиделись. И в тот приход Литовские люди у нас на посаде и в уезде у многих людей поимали в полон жен и детей и братьев, и как Литовские люди пошли от Белгорода прочь в свои Украинные городки, и они многих наших жен, которые старые, пущали назад в Белгород, а с теми выходцы семьи наши приказывали, что их повели в Украинные городки: в Лубны, в Голтву, в Миргородок, в Лоховицу, в Синечь, в Сорокин, в Плотаву, и ныне семьи наши в полону живут и их мучат в тех городех. И буде Литовские люди наши семьи станут пущать в Белгород, и тем нашим детишкам и братьям, которые взяты малы, из тех городов пеших до Белгорода не дойти, учнут в дороге пропадать напрасно". Челобитчики просили послать грамоты в Путивль и Новгородок-Северский, чтобы по получении тамошними воеводами известий о местопребывании какой-либо семьи в плену, отпускать их из тех городов с грамотами за рубеж для привоза пленных на телегах. Государь пожаловал своих служилых людей, уважил их челобитье.

Польские войска в 1634 году сделали нападение и на Курск. Воевода Петр Григорьевич Ромодановский и голова Иван Буланой отстояли город и Полякам пришлось отступить. В отписке Ромодановского в Разряд об этом событии дело было изложено так. "Апреля в 4-й день пришли под Курск из Комарицкой волости Литовские люди и Запорожские Черкасы, гетман Ильяш Черной с полковниками, с Данильевым да с Жуком Острениным с товарищи, да четыре пушки с ними наряду, а с ними войска 12 000 человек и приступили к городу и острогу многими приступы с примёты [32] и хотели город (крепость) зажечь, а слободы [33] разграбить. И я, прося у Бога милости и у Пресвятые Богородицы помощи, послал на вылазку голов, а с ними Курчан детей боярских и всех ратных людей, и головы с Курчаны на вылазке многих Литовских людей побили и языки поимали 13 человек, языки от ран помирали, а мы слобод около острога жечь не дали. А стояли Литовские люди под Курском апреля с 4-го дня по 16-е число и пошли они от Курска тою же сакмою, что приходили в прошлом году под Курск полковник Пырской, за реку Семь".

Между тем, подступив в 1634 году к городу Орлу, польские войска не только его взяли приступом, но и разорили окончательно, так что в 1635-36 гг. Орел был построен вновь на Орловском городище.


10.

Мы видели, что в первой половине 17 века Черкасы (Запорожские и Малороссийские казаки) очень часто воевали вместе с Поляками и Татарами в Курско-Белгородской области. Но значительное число их являлось сюда для поселения, принимало Московское подданство и крестное целование. В "столбцах" 1636-1638 годов находим сведения о том, что в эти годы (как тó было ранее и позднее) в Курско-Белгородский край являлось много выходцев из Литвы, главным образом запорожских казаков "от Литовского гоненья", так что Правительство установило некоторые условия приема выходцев из Литвы [34]. Так, запрещено было принимать выезжающих на Государево имя из Литвы пахолков и худых людей-черкас в числе более 50-ти человек и иноземцев, которые наперед сего были в Московском Государстве и по их челобитью отправлены в Литву. В 1637 году было дозволено принимать "добрых шляхтичей и пашенных и мастеровых людей". Запорожских казаков устраивали на житье по городам, давали им жалованье, устраивали землей, отпускали на житье в Курск, Воронеж и Усерд [35]. Переход в Россию выезжих людей имел для курского поместного Дворянства то значение, что они населяли дворянские поместья, вступая в зависимые отношения от помещиков. Таким путем образовалось в Курском крае сословие подданных помещикам Черкас, которые жили в вотчинах и поместьях наравне с крестьянами.

К 1641-1642 годам относится важное событие в истории Курского края, именно измена курских Черкас, которые [36] в предшествующее время поселились в Курском уезде, а потом изменили своему новому Отечеству и отправились обратно в Литву. Военно-служилым людям Курского края пришлось вести военные действия против мятежных Черкас, которые были особенно значительны в Хотмышском и Путивльском уездах. В 1641 году Хотмышский воевода Федор Пушкин писал Государю о том, что августа в 15-й день в часу седьмом дня получил он из Курска от стольника и воеводы Григория Образцова сообщение, доставленное Курчанами детьми боярскими Григорием Провоторовым с товарищи, о том, что 13-го августа курские Черкасы изменили Великому Государю, а он, воевода, "чает - тем Черкасам идти меж нового Хотмышского города и Рыльска Бакаевым шляхом в Литовскую сторону".

В тот же день, когда Хотмышский воевода получил письмо из Курска, он послал "на тех Государевых изменников курских Черкас для промыслу из Хотмышсково" голов с ратными людьми и велел идти к тем изменникам, говорить им, чтобы они, Черкасы, помня твое [37] крестное целование и жалованье, поворотили назад в Курск и вину свою к тебе принесли, а будет они назад не поворотятся и вины своей к тебе не принесут, я велел (писал воевода) головам твоим Государевым над теми изменниками Черкасами делом промышлять сколько Милосердый Бог помочи подаст, а Вольновскому воеводе Толочанинову писал, чтоб он послал из города Вольного для промыслу находящихся там Хотмышских детей боярских Василия Тураева да Фому Левшина. Военный отряд, вышедший из Хотмышска 15-го же августа, нашел изменников Черкас "на Бакаевом шляху у Левиных яруг у Вываренного кургана, отсюда головы донесли воеводе, что те изменники Черкасы уговору Русских ратных людей не послушали, в Курск не поворотили и, укрепясь обозом, идут Бакаевым шляхом к Литовской стороне, а с Хотмышскими ратными людьми бьются". Тогда Пушкин послал помощь с сотниками Василием Хомутовым и Софроном Чекиным пеших Московских и Хотмышских стрельцов и Рыльских и Хотмышских служилых людей с нарядом, зельем и свинцом и велел им сшодчися промышлять сколько Милосердый Господь помочи подаст.

Военный отряд возвратился в Хотмышск 18-го августа. Начальные люди передали воеводе о том, что отряд разбил изменников Черкас, ратные люди побили и переранили их и захватили языков, жен и детей Черкас. В своей челобитной Государю, посланной 19-го августа в Москву с участником боя сыном боярским Федором Рогозиным, Пушкин засвидетельствовал военно-боевую доблесть ратных людей. "А на том бою, -писал он, - головы с ратными людьми явственно служили и с изменниками Черкасами курскими билися и к обозу приступали и в языцех жен и детей поимали и привели с сотником Василеем Хомутовым".

В том же году, во время движения изменников Черкас в Литовскую сторону, Путивльский воевода Петр Волконский доносил Государю о том, что "приехал с путивльской заставы Мокшевского перевоза сын боярский Иван Титов и привел Черкас, при чем один из них Федко Кудиненок сказал, что курские Черкасы изменили и отправились в Литовскую сторону. Князь Волконской немедленно послал на изменников путивльских голов с сотнями: Ивана Булгакова и Ивана Бершова, атамана Гаврилу Еремеева, у голов был бой на Саадачном шляху в урочищах Проходах и изменники Черкасы были разбиты".

Со стороны Путивльских ратных людей было немало убитых и перераненых. Воевода послал немедленно в Москву список убитых и раненых и взятую на бою пищаль, похищенную изменниками из Курска, с Государевой печатью. Кроме того, князь Волконский послал список Путивльских детей боярских и других служилых людей, отличившихся в кровопролитном бою. В этом списке значатся следующие лица:

Владимер Черепов.
Федор Беззубцов.

Атаман Гаврило Еремеев.

Микита Барсуков и Федор Онтыков взяли в плен семь человек Черкас.

Иван Трифонов.

Донские казаки:
Василий Миколин.
Прокопий Савельев.

Жилые казаки:
Гришка Ремизов.
Гришка Белевцев.

В последний год царствования Государя Михаила Федоровича случилось событие, которое обращает на себя внимание: именно намерение князя Еремея Вишневецкого "идти изгоном" под Путивль.

Об этом говорится в отписке Вольновского [38] воеводы Никифора Белосельского в Разряд так:

"В нынешнем в 153 (1645) году июня в 21-й день посылал я в Литовскую сторону для проведывания всяких вестей казака Федьку Гнилокоза. Июня 22 дня за час до вечера прибежал из Литовской стороны казак Гнилокоз, а в расспросе предо мною в съезжей избе он сказал: говорил ему в литовском городе на Олешне мещанин белорусец Ивашка, что де князь Еремей Вишневецкий хочет идти войной под твой, Государь, Государев город, под Путивль, а с ним де в сборе с Вишневецким многие люди, а в Нове Городке Северском тут у него Вишневецкого в сборе гайдуки, да мещанин Ивашко про то про все подлинно ведает, что князю Вишневецкому под Путивль идти войной большим собранием и взять его изгоном и засесть в нем. А межевые и литовские судьи его, Вишневецкого, дважды ворочали, чтоб он под Путивль не ходил, и он, Вишневецкий, межевым судьям сказал: -Хотя горлом орать, а на своем поставить: Путивль взять и засесть в нем.

Мещанин Ивашко слышал это от самих панов. И сказал про то Федьке Гнилокозу, помнючи православную христианскую веру, потому что он христианин и был взят мал в полон.

И я (пишет воевода) июня того же числа и часу послал нарочно в Путивль станицу на добрых лошадях и с тою станицею те вести писал к воеводе ко князю Василию Львову, чтобы ему в Путивле про то было ведомо, а сию отписку я июня того же числа и часу послал к тебе Государю на Москве, а отписку велел подать в Разряд твоим Государевым думным дьякам Ивану Гавреневу да Михайле Волошенинову".


[1] Обоянь, Хотмышск, Карпов, Короча, Яблонов, Болховой, Недрыгайлов, Бобрик.
[2] Белгородского стола столбец 151-й.
[3] Очерки из истории колонизации степной окраины Московского Государства, 116 стр.
[4] Коренную.
[5] Теперь Троицкая приходская церковь.
[6] Описание Государственнаго разрядного Архива с присовокуплением со многих, хранящихся в оном любопытных документов, составленное П.Ивановым, 1842 г.
[7] Севера - Северская земля, к которой относились и Рыльск, и Путивль.
[8] То есть, нападая внезапно.
[9] В это время употреблялись как равнозначущие понятия, слова: Путимль, Путим, Путивль; Путимец и Путивлец.
[10] Слово разряд здесь означает не учреждение, а военный отдел, представляя собою военно-административную территориальную единицу.
[11] Боярин здесь произносил свое имя.
[12] Или над татарами и др., смотря по тому, над кем одержана победа.
[13] Эти показания дети боярские, в случае захвата их в плен, должны были делать Крымским Татарам, для угрозы им упомянуть и о Литовцах, и Казанских и других Татарах, потому что и они, наравне с Русскими, были враждебны Крымцам. 
[14] Московского стола книга № 7-й.
[15] Сведения о них приводятся с необходимыми сокращениями.
[16] На реке Сейме.
[17] О беломестных и верстаных казаках мы упоминаем потому, что из числа их образовалось довольно много дворянских родов Курского края.
[18] Отпуск Белгородцев на Дон. Стоблцы, 1628 года, № 40-й. Московского Архива Министерства Юстиции.
[19] То есть, после отправления казаков на службу в Путивль.
[20] При выкупе пленников начальники ценились дороже простых воинов.
[21] В местности, около которой теперь находится мост на Сейме по Харьковской шоссейной дороге.
[22] Теперь Херсонская улица города Курска.
[23] От древнего города - крепости считалось четыре версты, от нынешней же городской черты Глинище находится в трех верстах.
[24] Акты Московского Государства, изд. Московского архива Министерства Юстиции, № 646-й.
[25] Оба значатся в десятне Путивльского уезда.
[26] Разрушали.
[27] Тысяча сто пятьдесят человек.
[28] То есть, Русские ратные люди.
[29] Московский Архив Министерства Юстиции. Столбцы Белогородского стола, столбец 53-й.
[30] Имевшие поместный и денежный оклад, ниже их чином стояли кормовые казаки, получавшие от казны содержание.
[31] Столбцы Белгородского стола № 53-й.
[32] Примётами назывались подбрасываемые к стенам города горючие вещества.
[33] Вокруг Курской крепости были слободы: Рассыльная, Подъяческая, Солдатская, Городовая и Малороссийская. В 1808 году они вошли в состав города. 
[34] Столбцы Белгородского стола № 82-й.
[35] Оба последних города считались принадлежащими к Белгородскому краю.
[36] Московский Архив Министерства Юстиции, Белгородского стола столбец 154-й.
[37] То есть, тебе.
[38] Город Вольной относится к числу городов Белгородского полка. Он находился в 200 верстах от Путивля.
[39] То есть, после отправления казаков на службу в Путивль.

Добавить комментарий

Просьба - придерживаться рамок приличия.
Реклама - удаляется.

Комментарии  

 
#1 сергий 06.02.2020 11:10
вот так вот
Цитировать
 

Сегодня по календарю


29 мая

1873 г. Взятие Хивы. После завоевания Бухары и Хивы правтически все среднеазиатские правители были принуждены благосклонно отнестись к намерениям русского царя.
1944 г. Совнарком СССР принял постановление о восстановлении индивидуального жилого фонда в районах, освобожденных от фашистов.
1947 г. Индийское учредительное собрание запретило касту «неприкасаемых».
1988 г. Под Загорском (ныне Сергиев Посад), в селе Радонеж (Городок) состоялось торжественное открытие монумента Сергию Радонежскому при многотысячном стечении народа, причем никем не организованного.

Родились:
1787 г. Константин Николаевич Батюшков (1787-1855) - русский поэт.
1874 г. Гилберт Кит Честертон (1874-1936) - английский христианский мыслитель, журналист и писатель конца XIX - начала XX веков.
1880 г. Освальд Шпенглер - немецкий историк, философ-идеалист.
1909 г. Янина Болеславовна Жеймо, советская киноактриса. Широкую известность актрисе принесла главная роль в фильме-сказке «Золушка».

Из цитатника:


Если собираетесь кого-нибудь полюбить, научитесь сначала прощать.
А.В. Вампилов

Реклама

Счётчик посещений


8541254
Сегодня
Вчера
Эта неделя
Этот месяц
276
3824
28603
134070

Сейчас: 2022-05-29 01:06:33
Счетчик joomla

ebc34d67be662e45