Поиск

Реклама

Календарь

<< < Май 2022> >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Этот день в курской истории


26 мая

1898 г. родился Борис Сергеевич Петропавловский - один из организаторов и руководителей работ по ракетной технике в СССР, уроженец Курска. В 1930-31 гг. - начальник Газодинамической лаборатории. Внес большой вклад в создание реактивных снарядов для «Катюш». Его именем назван кратер на обратной стороне Луны.
* * *
1931 г. родился Юрий Петрович Скосарев - учёный-медик, краевед, историк медицины, кандидат медицинских наук, доцент кафедры оперативной хирургии и топографической анатомии КГМИ, уроженец Курска.
* * *
1961 г. создан первый в СССР психологический центр по подготовке молодёжных лидеров «Комсорг».
* * *
1986 г. в Курске создан городской общественный клуб нумизматов.


Историческая летопись Курского дворянства - Глава 15

1 1 1 1 1 Рейтинг 3.28 [25 Голоса (ов)]

Содержание материала




Глава пятнадцатая

ГОРОДА КУРСКОГО КРАЯ И УЧАСТИЕ В УСТРОЙСТВЕ ИХ ДВОРЯН И ДЕТЕЙ БОЯРСКИХ

Происхождение большей части городов Курского края. – Исполнение мероприятия Государя. – Осмотр сторожевых линий и татарских сакм для решения вопроса об устройстве новых городов. – Деятельное участие дворян и детей боярских в совещаниях и соображениях присылаемых по этому поводу из Москвы бояр. – Белгород, его укрепление, население и значение. – Хотмышск, устройство и заселение города. – Карпов, устройство дворянами и детьми боярскими укреплений в нем. – Переведенцы в Карпов дети боярские из Орловского и Курского уездов. – Частые перемены жительства дворян и детей боярских и передвижение их. – Город Болховой и его устройство. – Города Короча и Яблонов. – Город Царев-Алексеев (Новый Оскол). – Станичная служба городов. – Челобитная дворян и детей боярских об устройстве города Обояни и его основание. – Устройство укреплений Оскольского края. – Укрепления города Старого Оскола. – Города Суджа и Мирополье. – Укрепления города Курска. – Дворяне и дети боярские, как строители городов и их укреплений.


1.

Укрепленные города Белгородской черты и других местностей Курского края служили главным местом военно-боевой деятельности и жизни дворян и детей боярских. Здесь сосредоточивался их тяжелый и ответственный труд в исполнении разнородных обязанностей, соединенных с главной целью их службы. Вследствие этого мы остановимся на некоторых данных, касающихся состояния городов Курского края в царствование Михаила Федоровича и вообще в 17 столетии по отношению именно к жизни дворян и детей боярских и их деятельности.

Бóльшая часть городов Белгородской черты [1] обязана своим происхождением деятельности Московского Правительства того времени, которому в этом отношении принадлежит руководящая роль, а исполнение мероприятий Московских Государей – дворянам и детям боярским и другим служилым людям. Поэтому мы с полным правом можем отнести устройство Белгородской черты к деятельности Правительства и служилого сословия.

Опытные и сведущие дворяне и дети боярские Курского края были, по повелению Государя, приглашены к устройству этого дела в той его части, которая проходила по Курскому краю. Предположения дворян и детей боярских, основанные на знакомстве их с местностью, ее географическими и историческими условиями, легли в основу постройки городов на Калмиусской, Муравской и Изюмской сакмах. Вследствие этого мы должны несколько подробнее остановиться на тех предположениях и планах, которые были составлены и представлены Правительственной власти относительно устройства военной защиты на сакмах, по которым с юга проходили татарские полчища. Рассмотрев этот предмет, мы можем оценить все значение содействия дворян и детей боярских делу Государственной обороны [2].

В 1637 году, по Государеву указу, Федор Вахромеев и Сухотин да подьячий Евсевей Юрьев ездили с Оскола и из Белгорода на Калмиусскую сакму на Тихую Сосну, и на реку Усерд до устья Тихой Сосны и до Дона, и на Ольшанское Городище и к реке Валуйке и Валуйскому лесу, и на Изюмскую сакму к Яблонову лесу, и на Муравский шлях к реке Ворсклу и к Пслу и Липовому и Сажному Донцу для осмотра местностей, где лучше всего и целесообразнее было бы устроить укрепления и населить их дворянами и детьми боярскими, и другими ратными людьми. Кроме личного осмотра, Вахромеев и Сухотин руководствовались ценными для них указаниями местных военно-служилых дворян и детей боярских.

Досмотрщики Вахромеев и Сухотин осмотрели берега реки Усерда, вытекающей из Курского края и находившийся на них лес и нашли, что на этой реке бродов и перелазов нет. Они описали находившееся здесь городище. Затем были осмотрены берега Сосны и найдено, что за этою рекою – чистое поле и никаких крепостей нет. Здесь было предположено построить две крепости: одну к Валуйскому лесу, недалеко от старой Посольской гати, на которой во время осмотра лежал уже брод на татарской сакме, другую на Крымской стороне. Что касается местности далее на юг, то станичники дети боярские в своей сказке заявили, что через Сосну реку хаживали станичники из Терновой Поляны от стоялых голов и переезжали Калмиусскую сакму к Богучару, а Татары через тот брод не хаживали и не ходят, а между Олександровым городищем и Черемховым бродом иных бродов по реке Сосне нет. Обозрение дальнейших мест по Калмиусской сакме оканчивается замечанием: “от Терновского лесу к реке Дону пришли поля и сенные покосы, земля добрая. А на устье Сосны, где река Сосна в Дон пала, на крымской стороне гора меловая крута, а на горе дивы Каменные” [3].

Затем следует подробное описание местностей, находящихся около Изюмской сакмы, при чем указываются все протекающие здесь реки и растущие леса. Между Яблоновым и Холковским лесом находился липяжок, “а в том липяжку стаивали стоялые головы, дети боярские из городов, а в липяжку – вода, колодезь текущий”.

Вопрос о “постановке новых городов” был решен общим советом Сухотина и Юрьева, и Осколян детей боярских: станичных голов и атаманов [4] и ездоков и вожей и полковых казаков.

Все соображения и предположения посланных из Москвы дозорщиков Федора Сухотина и подьячего Евсея Юрьева по чертежу и сказке Осколян и Белогородцев детей боярских и других ратных людей были представлены Государю Михаилу Федоровичу, и на основании их был составлен приговор Боярской Думы относительно устройства новых укрепленных городов в Курском крае.


2.

Центральный город Белгородской черты – Белгород был основан еще в царствование Государя Федора Иоанновича в 1593 году, а в царствование Михаила Федоровича он считался весьма значительным городом Московской окраины. В 1668 году он состоял из двух острогов (внутренних городских укреплений, обнесенных оградою из тына, сверху заостренного) – деревянного и земляного [5]. Окружность деревянного острога равнялась 649 саж., он состоял из стоячих стен с обламами [6] и с десятью башнями. Здесь были Соборная церковь, двор митрополита Белгородского, принадлежавший прежде воеводам, казенный погреб, дворы: воеводский, духовных лиц, 9 полковничьих, 6 полуполковничьих, 9 майорских, 7 ромистров, 7 капитанских, 2 порутчиковых, 1 прапорщика, 1 пастора, подворье игумена Белгородского Николаевского монастыря, 25 дворов Белгородских жилецких людей, всего 76 дворов.

Окружность большого земляного острога, находившегося между реками Везелкой и Северским Донцом, равнялась 1588 саж., в нем было 4 глухих башни, 2 проезжих ворот и затем много построек: Николаевский монастырь, Рождество-Богородицкий девичий монастырь, 9 церквей, воеводский двор (другой), приказная изба, судная изба, сарай для караульных, 2 сарая для наряда, таможенный и кружечный двор, торговые ряды, дворы духовных лиц, полковников и других военных чинов, дворян и детей боярских, сотника и станичника, подьячих, рейтар и других низших военных чинов и Донских казаков.

На одной из городских башен, которая была с раскатом, стояла пищаль – “собака”, для нее в казенной клети хранились ядра весом в 10 гривенок (фунтов). В других башнях были пищали полковые, железные, скорострельные, пушка верховая и 152 пищали затинных. К пищалям железным были ядра в 4 и 6 гривенок, а к полковым и скорострельным – пули железные и свинцовые.

Кроме того, на одной из башен находилась пищаль полуторная – урывок. Пушечных бойниц в острогу было 130, ружейных 2265. Количество наряда было велико: медных пушек – 9, железных – 32, железных затинных - 73, железных в поларшина - 2, всего же - 116 . Через р. Донец был устроен мост в 264 саженей длины.

Город Хотмышск был устроен в 1641 году. Хотмышский острог в окружности имел 347 сажен, в нем было 20 башен, против городских ворот был ров с дубовым палисадом, а вокруг города были поставлены в 3 ряда дубовые столбцы. На татарских перелазах у Ворсклы были три острожка со рвами. Недалеко от Хотмышска было расположено 3 острожка, в которых находились сторóжи, кроме того, здесь было еще двое других отъезжих сторож.

В остроге воевода Толстой поставил Соборную церковь Воскресения Христова. “А в церкви строенья церковного было прислано с Москвы: образ местной Воскресения Христова, образ Пречистые Богородицы напрестольный, двери Царские с сенью и столбцы, крест осенянной (для осенения), сосуды оловянные, кадило медное и другие вещи, облачение, 3 фунта ладону, да книг: Евангелие напрестольное, Евангелие – листы серебряные, охтоих 8 гласов, две триоди, псалтырь и др.” Из Москвы было прислано оружие, военные запасы, а также хлебные.

Хотмышанам, через семь лет после построения города пришлось исполнять большую и ответственную работу, касавшуюся укрепления черты по рекам Ворсклу и Мерлу в 1647 году. Сведения об этой работе [8] представляют собою яркую картину службы тогдашнего дворянского сословия Курского края. Воевода князь Семен Никитич Болховской послал из Хотмышска детей боярских, бывших в это время уже конными и оружными, стрельцов и казаков “на реку Мерл на Городное городище [9] для заимки и для городового строения и Хотмышане дети боярские и другие ратные люди то Городное городище заняли наперед Литовских людей и на городище и около городища лес секли и место очистили и острог со всякими городовыми крепостями поставили. Острогу Хотмышане поставили 18 сажен с полусаженью и кровати помостили и котки поклали и бóи поделали, стены острога были высотой в 2 сажени. Да башен поставили: башню глухую, мерою полутретья сажня стена и в вышину до обламов 20 венцов, а обламов 5 венцов, другую башню делали 2 жеребья, а третий жеребий делали Волничаня. А проезжую большую башню Хотмышане делали вместе с Волничаны и с Камарицкими драгуны, а ворота в той башне делали Хотмышские ратные люди. Да в том же остроге устроили Хотмышане и Волниченя и камарицкие драгуны казенный погреб, да тайнику сделали Хотмышане 5,5 сажен”. Затем князь Болховской послал Хотмышских детей боярских в Можевской город Валки, где они всякие городовые крепости делывали и пашни распахивали на своих лошадях и из Хотмышска возили овес на Валки на своих лошадях. Кроме того воевода князь Болховской посылал стрелецкого и казачьего голову Курского дворянина Гаврилу Малышева [10] с Хотмышскими детьми боярскими и другими ратными людьми по реке Ворскле до Литовского рубежа, до Скельских гор досматривать дороги и мосты и худые места и татарские перелазы, и Гаврила Малышев до Литовского рубежа дороги закрепил и мосты разметал, и роспись за своею рукою подал князю Болховскому. Ниже устья реки Ворсклицы Малышев закрепил лесным завалом дорогу, другую дорогу он закрепил в устье р. Боровни, третью – ниже устья этой реки, кроме того закрепил стежки на Русскую сторону, разметал мосты и вообще уничтожил дороги и стежки, которыми езживали и хаживали Литовские люди на степь, и на пасеки, и на речки Мерл и Мерчик, Братеницу и Уды. “И те дороги и стешки запретил и мосты разметал Гаврила Малышев с Хотмышены с ратными людьми”, – так было сказано в его челобитной.

В 20 верстах от Хотмышска в 1646 году был устроен город Карпов. Городище, на котором он находился, издавна было известно как весьма удобное место для сторóжи. О нем упоминали в Москве дети боярские – станичники, вызываемые в царствование Иоанна Грозного для сообщения сведений, в качестве специалистов, о том как лучше и удобнее устроить оборону границ Московского Царства. Здесь в 16 веке находилось Карпово сторожевье.

Окружность устроенного Карповского острога равнялась 48,5 саженям, башен было 9; около города шел ров. С Крымской стороны реки Ворсклы сделано было на 5 верст и 63,25 сажени земляного вала с 9 городками, на 666 саженях – надолбов. В крепости было 859 служилых людей русских и 43 человека черкас.

Двести человек детей боярских из Курского уезда Обмецкого стана были переселены в отдаленный Карпов на службу. Дело было таким образом. В 156 году, по Государеву Алексея Михайловича указу и по наказной памяти стольника и воеводы князя Ивана Федоровича Лыкова, Курчанин Воин Артемов да с ним площадной [11] подьячий Афонасий Исаев, да рассыльщик Лукьян Артюхов в Курской уезд в Обмецкий стан ездили, и, приехав в тот стан, Курчан детей боярских, которые выбраны в Карпов на вечное житье, переписали “по именам их жен и детей, и братью, и племянников, и внучат, и соседей, и подсоседников женатых и холостых и сколько у них детей, и сколько лет, и сколько у ково лошадей и коров и всякой животины и хлеба молоченова и не молоченова и земли сеяной в 156 году, и сколько за кем Государева жалованья – поместья в дачах чети и сколько за кем крестьян и бобылей и то все написали подлинно в книги порознь, по статьям” [12].

Кроме детей боярских, в Карпов из Курска было переселено 32 чел. стрельцов с семьями и 50 человек казаков, также с семьями.

Что касается до детей боярских, Орлян, назначенных в Карпов, то в числе их находим и тех, которые имели на месте своего прежнего жительства по 250 чети поместного оклада. Некоторые из детей боярских Орловского уезда охотно шли на вечное житье в Карпов, о них в выборных книгах было сказано: “бил челом Государю и подал челобитную, чтоб его написать в Новый Карпов город”.

В 17 веке дворяне и дети боярские Курского края часто должны были переменять места своего жительства. Служба заставляла вместе с полками, в которых они находились, проводить более или менее значительное время в отдаленных от дома и родины местностях, случайное взятие в плен приводило к еще более продолжительному расставанию с домом и отчизной. То же надо сказать о назначении служить в разных городах вне своего уезда. Наконец, распоряжение о переходе в другое место в качестве сведенцов, вело к оставлению со всем семейством и имуществом родных полей и основанию на жительство в новых, более негостеприимных и опасных пунктах Курского, а иногда и чужого края. Вообще местным дворянам и детям боярским приходилось редко и на короткие сроки оставаться дома.


3.

В восьми верстах от Карпова в том же 1646 году был устроен город Болховой. Болховской острог был значительнее Карповского – окружность его равнялась версте и 25 саж. Около посада были устроены надолобы на 120 сажен, а около Пушкарской слободы надолобы, ров и вал были на 110 сажен. От Болхового до Белгорода шел земляной вал с дубовым частоколом на 2,5 версты, а до Карпова на 5 верст.

Воевода Богдан Денисьевич Оладьин в Болховом городе устроил Соборную церковь во имя Покрова Пресвятые Богородицы, да в приделе Св. Пророка Илии с трапезою, на подклетях 6 сажен. Также им была устроена приказная изба с сенями на подклетях, для приезда воеводам устроен воеводский двор, 6 городовых башен.

Оладьин отвел леса, пашни, покосы и проч. Всем Болховским служилым людям, на пашню – 4 725 четей в поле, “а в дву потому ж”, сена же 16 715 копен. На сторожи ездили казаки, но за ними наблюдали дети боярские, ездившие с каждой сторожей.

По левую сторону Белгородской черты лежал город Короча, основанный в 1638 году. Окружность его острога с башнями равнялась 264 саженям, около города шел ров с дубовым частоколом. За рекой Корочей на Ногайской стороне было 2 острожка, в которых было 2 отъезжих сторожи, в каждой из них в обыкновенное время было по пяти, а во время ожидания нападения неприятелей и по 10 детей боярских. Всех служилых людей было в Короче 1 015 человек.

За Корочею находился город Яблонов, основанный в 1637 году. Окружность его равнялась 749,5 саж., в нем было 3 колодезя и пруд. В Яблонове был “острог дубовый, стоячий с приезду от земляного города от Московских ворот, на воротах стояла башня рубленая, верх шатровый, с обламами, на верху чердак, кругом три окошка, к башне два моста”. В середнем бою была пищаль медная в станке на колесах, в кружале ядро в три гривенки (3 фунта), к ней 77 ядер. Такие же медные пищали стояли и на других башнях (которых было 9), в первой наугольной башне была пищаль полковая, в кружале ядро в 2 гривенки.

Около острога был устроен земляной вал с обламами, на этом валу были башни, на башнях везде находились пищали с запасом ядер. Та часть вала, которая вела к Цареву-Алексееву (Новому Осколу), оканчивалась засекой с надолбами. Всех служилых людей в Яблонове было 1 192 человека, в том числе 24 станичника. На земляном валу несли дозорную и иную службу дети боярские. Они же несли службу в двух острожках и за валом на Кургане.

Царев-Алексеев (впоследствии Новый Оскол) основанный в 1647 году, имел большую крепость, в окружности 529 сажен с 13 башнями. Большой Царево-Алексеевский вал был устроен в 1651 году по указу Государя Алексея Михайловича. В отчете об устройстве вала [13] находим следующие интересные в истории дворянского сословия Курского края сведения.

“Воевода князь Яков Петрович Волконский делал в Цареве-Алексееве городе собою и дворяны и детьми боярскими и служилыми людьми валовое дело, подле земляного валу ставил острог дубовый и столбы с Русской стороны ставил, да обставил со всякими крепостями с городком. Царевские дворяне и дети боярские и все служилые люди поставили к земляному валу по 2 бревна с человека. Дворяне и дети боярские поставили подле земляного валу – острогу со всеми крепостями по 20 бревен. И всего дворяне и дети боярские валового дела сделали со всеми крепостями 257 сажен”.

Другие, кроме перечисленных, города Курского края, бывшие местом военно-боевой службы и деятельности дворянского сословия “были прикрыты, – говорит профессор Д.И. Багалей, – Белгородской чертой как бы щитом, и потому, естественно, не были укрепляемы так тщательно, как первые. Исключение в этом случае представляли Путивль, обнесенный каменными стенами, Рыльск и Курск. Население городов в черте было в подавляющем большинстве военное, хотя в Курске выдавалось по своему числу и посадское, именно на 2 888 военных людей было 1 253 посадских. Кроме того, в Курске, как и в некоторых городах Курско-Белгородского края, мы встречаем значительное количество отставных дворян и детей боярских, которые имели возможность перейти на более мирное положение.

К 1639 году относится устройство города Обояни как крепости. Построению крепости предшествовала челобитная Михаилу Федоровичу Курчан и Белгородцев, в которой они просили о постройке Обоянского городища. Эту челобитную дворян и детей боярских, стрельцов и казаков Курского края Белгородский воевода Петр Пожарский прислал в Разряд в июле 1638 года. Содержание челобитной следующее:
“Бьют челом разных городов Курчане и Белгородцы дворяне и детишки боярские и казаки и стрельцы и всякие служилые люди. Милосердый Государь, Царь и Великий Князь всея Русии Михаил Федорович, пожалуй нас, вели, Государь, гóрода строить меж Курска и Белгорода на половинах – от Курска 60 верст и от Белгорода 60 же верст, на устье реки Баяни, а то Баянское городище, искони вечно, от Муравской сакмы верст с 10. А как по твоему Государеву указу, бываем мы на твоей Государевой службе в станицах и на вестех, и в том дальнем проезде наша братия погибает и в поляне живот свой мучим безвыходно [14]. А к тому баянскому городищу приходят с Русской стороны реки Псла [15], меж больших лесов поля пашенные, и нам детишкам боярским поместные земли будут во многих в крепких местах”.

Помета на отписке Белгородского воеводы была следующая: “146 года, июля 17-го дня. Государь указал послать на городище осмотрети и на чертеж начертать” [16].

В 1639 году воевода Иван Колтовский 1 августа прибыл на Обоянское городище с 600 человек детей боярских, который должны были поселиться здесь и 16-го августа известил Государя о том, что “на Спасов день на Обоянском городище молебен пели и воду освятя, Обоянское городище святою водою окропили и меж речки Обояни и крутого боярака обложили два города, трое вороты, 6 глухих башен”.


4.

Для характеристики особых военных трудов дворян и детей боярских Курского края приводим интересную челобитную, поданную в 1639 году Курчанами детьми боярскими, которые писали Государю: “Бьют челом бедные разоренные Курчане детишки боярские Сенька Алферов сын Костин, во всех место товарищей своих 40 человек. В прошлом, Государь, году по твоей грамоте высланы мы на твою Государеву службу на Чугуево Городище ставить город скорым делом, запасов нам и снасти не дали, и кирок и просеков и заступов готовить не дали, и про городовое дело нам не сказали: и мы пришли на твою Государеву службы беззапасны и воевода Максим Лодыженской велел нам острог ставить и башни делать, а почва на Чугуевом городище каменная, и мы камень секли в глубину большую, а просеки, кирки, заступы покупали и наймовали у Литовских людей большою дорогóю ценою, и мы оскудели и одолжали великими долгами, и для запасов и конного корму воевода в Курск не отпущал и в Белгород не отпущал, и мы лошадишками опали, и оскудели всем без остатку”. Просят пожаловать их, “велеть ради их бедности от сторóж и вестей отставить на лето для их поправки. Если же случится надобность идти против неприятелей, они готовы”. Государь пожаловал, “велел дать в сторóжех льготы на лето, а по большим (чрезвычайным) вестям быть”.

Для ограждения уездов Курского края от Татар, как мы знаем, постройка городов и разных укреплений продолжалась в течение 17 века. В 1639 году на долю Осколян – детей боярских выпало устройство в их крае укреплений, предназначенных для развития оборонительной линии. Зимою 1639 года закипела на местах работа, главным образом, для заготовления лесных материалов. Государь велел ехать на Оскол Понкратию Константиновичу Пущину. Прежде всего необходимо было во многих местах сделать надолобы. “А для того надолобнаго дела указал Государь послать его Понкратья ныне на спех, ему ныне по зимнему пути надолобное дело от Холковского лесу до Яблонова лесу, до речки до Корочи, где быть надолобом и острожком по местом изготовить лес мочно, безо всякаго мотчанья…”

К этому спешному делу были немедленно привлечены Оскольские дети боярские и другие ратные люди, чтобы они ехали с Понкратием на надолобное дело лес готовить, Оскольцам от Холковского лесу до Яблонова ж лесу, а Белгородцам от Корочи до Яблонового лесу. “А наперед того покаместа Белогородские и Оскольские служилые и жилецкие люди по местом лесу не положат, взять с собою детей боярских и станичников, сколько человек пригоже – добрых и смышленых людей, которым полевое дело за обычай, и теми детьми боярскими и станичными ездоки рассмотреть на Изюмской сакме по Федорову чертежу Сухотина (члена досмотрной комиссии), меж Холки и Холани и Корочи и к Яблонову лесу, в которых местах лутче и крепче быть жилым и стоялым острогом, и с которых мест надолобы учинить от крепости до крепости ж, чтоб тех крепостей вручь Татаровья не обошли”.

Все эти распоряжения были исполнены детьми боярскими.

Таким образом была ограждена Оскольская местность путем возведения разных укреплений в избранных Правительством, при содействии детей боярских и других ратных людей, местах. Охрана всех работ была удачной и она не приостанавливались вследствие каких либо затруднений в “береженьи рубежа”. Оскольские дворяне и дети боярские отслужили назначенную им службу вполне исправно, за чтó и удостоились высокого и дорогого для них внимания Государя Михаила Федоровича, приславшего им свое милостивое Царское слово.

Укрепления города Старого Оскола [17] в 1644 году находились в следующем состоянии. “А по мере (сказано в росписном списке), город Оскол в передних воротех башня полчетверты сажени. От передних ворот по пряслу до наугольные башни, что от Стрелецкие слободы 26 саж. Наугольная башня 3 саж. От наугольные башни до глухой башни по пряслу 20 саж., глухая башня 3 саж. От глухие башни до наугольные башни, что от реки Оскола по пряслу 28 саж. Под башнями 28 сажен, по пряслом 222 сажня. В городе 2 колодезя да озеро обрублено струбом до реки Оскола, подле реки выкопан колодезь. А что бывал старой острог до Литовского разоренья и около того острожного места, по мере, где сели башни и меж башен по пряслом 920 сажен. И как Литовские люди город Оскол и острог взяли и сожгли, и после того на месте острога ничего не осталось, кроме рва [18] ”. Таким образом после разорения Литовцами Старого Оскола острог мог быть выстроен только в три раза меньший.

Остановимся еще на двух юго-западных городах Курского края, где также проходила военно-боевая служба Курских дворян и детей боярских, именно – Судже и Мирополье. Укрепления Суджи отличались своею значительностью. В 1665 году он состоял из большого города, малага острожка и нескольких слобод. Постройка его укреплений была окончена только в 1668 году. В этом году Никифор Яцков “в Судже построил город со всякими городскими крепостьми”, соединенными силами детей боярских, Черкас и казенных работников. Окружность острога была несколько более полуверсты, высота стен 2,5 сажня, обламы были рублены в 3 венца, котки положены на обламы в 3 ряда, коровати помещены и лестницы построены по всему острогу, острожная стена была рублена тарасами в полтора аршина, около острога шел ров глубиной в 2 сажени, по всему городу построен честик в 6 рядов, столбы вкопаны в три ряда. Суджа была основана на Татарской сакме и потому на нее было обращено особое внимание. Окружность всего города с башнями равнялась 1 версте 129 саж.

Город Мирополье, лежавший несколько южнее Суджи, состоял из городка, острога и посада, окружность первого в 1678 году равнялась 215, а второго 291 саженям. Вокруг Мирополья были большие леса и болота по берегам рек Псла и Удавы, защищавшие до известной степени от неприятельских нападений город.


5.

В заключение нашего изложения о построении городов Курского края скажем о городе Курске – как крепости, который подобно другим городам нашего края, был построен дворянами и детьми боярскими и другими служилыми людьми. Впоследствии они же на место обветшавших городских укреплений возводили новые. Более или менее подробное описание Курской городской крепости мы находим в книгах Белгородского стола Разрядного приказа за 1642-54-й году [20]. В виду того, что Курск был издавна одним из важнейших городов Курского края и укрепления города представляли собой центральное место, где протекала служба Курских дворян и детей боярских, где они испытывали радость победы или горе утраты в боях товарищей, где соединялась мощь дворянского населения для охраны России, мы изложим это описание возможно подробнее.

“С приезду Московской дороги”, – сказано в описании, – находится Пятницкая башня, устроенная из дубового леса, высотою три сажня. Эта башня, видная издали по Московской дороге (теперь Московская улица) называлась Пятницкой потому, что стояла против Пятницкой церкви, существовавшей в 16 ст. на площади (где теперь разведен городской сад). Эта Пятницкая церковь имела и другое – более официальное название Благовещенского собора, который читался вторым после Воскресенского собора, находившегося на площади же и бывшего главным храмом Курска в 16 и 17 столетии.

Пятницкая башня была шатровая, покрыта тесом. До обламов высота ее была два сажня, вверху была устроена клеть с окнами. Ворота в этой проезжей башне были сделаны наискось, два сажня шириною без локтя, а вышиной также два сажня. От этой башни по направлению к реке Тускари шла острожная стена до первого отвода шестнадцать сажен с пядью длины. Острог был от осыпи у рва до обламов, полтора сажня высоты. Отвод поперек осыпи острожной стены с двух сторон по 2 сажня в длину, а по осыпи острожной стены 3,5 сажен. От этого отвода до другого шла острожная стена 28,25 сажен, острог от осыпи в вышину два сажня, от этого отвода в длину по осыпи было острожной стены и наугольной башни 37,25 сажен.

Наугольная башня называлась Кривой, она была глухая, обращена к реке Тускари, дубовая, высотою три сажня, без одного локтя. От этой башни вниз по реке по Тускари [21] до отвода острожной стены было протяжение 24,5 сажня, отвод был поперек осыпи острожной стены с двух сторон по одному сажню. Отвод этот в длину по осыпи острожной стены был 2,25 сажня. От отвода до следующей башни было 27,5 сажен, острожная стена на этом протяжении была высотою два сажня.

Следующая башня была воротняя, дубовая, шатровая. Она была ниже предшествующих башен, всего два сажня высоты с локтем, ее ворота были уже, всего полтора сажня ширины, от нее до следующего отвода было 22,25 сажни, отвод поперек стены по сажени и в длину по осыпи острожной стены два сажня. От описанного отвода до глухой башни в длину 59 сажен, высота стены была всего два сажня.

Глухая башня была, как и другая, дубовая, в 2,25 сажня, до отвода острожная стена имела 38 сажен, а после него до проезжей воротней башни расстояние было всего 11 сажен. Следующая проезжая башня была выше двух предыдущих, всего высоты 3 сажня, без локтя, до отвода было стены 4,5 сажня. В этом месте стояло старого острога две сажени, а затем до глухой наугольной башни было 51 сажен расстояния.

Следующая глухая наугольная башня к речке Куру была также дубовая [22] той же высоты, стена простиралась до отвода 9,75 сажня, отвод с обеих сторон был по полусажени, до следующего отвода было 42 сажня расстояния, до другого 12,5 сажня, и наконец, до следующей глухой башни 25,5 сажня.

Эта башня была шатровая, от нее до отвода было 42 сажня, а от него 38 сажен и затем крепостная стена тянулась на 6,75 сажени до самых Никитских ворот.

Никитские ворота находились против улицы, которая вела на западную сторону города. Башня была так же, как и остальные – дубовая и стояла от Пятницкой башни в расстоянии 106 сажен, на этом протяжении крепостной стены было два отвода.

В описании города Курска воеводы Дмитрия Ивановича Плещеева в 1652 году было сказано: “В Курску ж старая городовая осыпь, а по той осыпи был рубленой город и проезжие ворота, а по мере – той осыпи 160 сажен, и тот острог сгорел в 136 (1628) году, а ныне на той осыпи раскатная башня в шесть стен, и ныне та осыпь посеред острога огорожена во острог. Всего под четырьмя проезжими да под четырьмя глухими башнями, которые находятся в стенах острога 23 сажени, да под четырнадцатью отводами 53 сажени, да меж проезжих и глухих башен и отводов по осыпи острожной стены 632 сажен, и всего под башнями и под отводы и под острожною стеною 708 сажен.

“Тайник подведен под острожную стену к реке Тускари, от острожной стены (с южной стороны) до колодезя к реке Тускари 24 сажени, в нем выкопан колодец, поставлен струб дву сажен с локтем, вода из него идет в реку Тускарь безперестани; в старой городовой осыпи (то есть, в местности бывшего, сгоревшего старого острога) выкопан колодезь, струб в нем поставлен, до воды – девять сажен, воды в нем полусажени. На остроге не сделано на 66 сажен обламов, и кроватей и котков не положено”.

Мы остановились несколько подробнее на построении укреплений в городах Белгородско-Курского края потому, что главными строителями и работниками “в городовом деле”, как мы сказали выше, были именно дворяне и дети боярские. Они призывались Правительством как знатоки и компетентные лица, для указания и выбора тех пунктов, на которых надо было устраивать города, острожки, укрепления и тому подобное. сооружения.

Дворяне и дети боярские проявляли свою деятельность в этом деле одни в качестве военных инженеров, другие – архитекторов, третьи – производителей работ по разным мастерствам и, наконец, как рядовые работники – землекопы, плотники, возчики и т.д.

От проектирования идеи военного искусства и до простой, но тяжелой работы землекопа, прорывающего рвы на болоте, вбивающего сваи на реке, насыпающего разные укрепления – все исполняли военно-служилые люди Курского края в течение целой эпохи, продолжавшейся два столетия.

Таким образом, на долю дворян и детей боярских в постройке городов и крепостей выпадали работы, требовавшие знания и мастерства, которые несомненно передавались из поколения в поколение.

В случае обветшания различных укреплений городов, засаривания и обвала рвов, порчи городских стен и башен от времени и военных действий неприятелей и других причин, исправление обнаруженных недостатков также возлагалось на дворян и детей боярских и других служилых людей.


[1] Белгородская черта состояла из 25 городов, соединенных между собою земляным валом и рядом укреплений.
[2] Профессора Д.И. Багалея: "Материалы для истории колонизации и быта", № 4-й.
[3] В этой местности находится Дивногорский монастырь, имевший значение в истории Курского Дворянства.
[4] Также - дворянского сословия.
[5] Д.И. Багалей. Очерки из истории колонизации степной украйны, глава IV.
[6] Облам - это бруствер на стене или валу, который служил для защиты стрелка по грудь.
[7] Дополнение к Актам историческим, т.ИX-й.
[8] Московский архив Министерства юстиции, Белгородского стола книга 68-ая.
[9] В теперешней Харьковской губернии к юго-востоку от Ахтырки.
[10] Один из Курских выборных на Земском Соборе 1648-49 гг.
[11] Площадной дьяк - противополагается приказному дьяку, служба первого была на площади, у приказной избы.
[12] Местность Обмецкаго стана теперь находится в Фатежском уезде.
[13] Московский архив Министерства юстиции, Белгородского стола книга 26-я.
[14] Смысл выражения тот, что переезд очень утомителен, неудобен и опасен вследствие своей длины.
[15] Правая сторона реки.
[16] Составить карту местностей.
[17] Основан был г. Оскол (старый) в 1593 году.
[18] Московский архив Министерства юстиции, Дела разных городов, кн. 15-ая.
[19] Материалы для истории колонизации степной украйны Д.И. Багалея, 61-72 стр.
[20] Московский архив Министерства юстиции, Белгородского стола столб. 1639 года.
[21] Это выражение значит: параллельно течению реки Тускари, а не по ее берегу. Стена шла на высоте Курского холма.
[22] Впоследствии она была сделана из известняка и называлась Меловая.

Добавить комментарий

Просьба - придерживаться рамок приличия.
Реклама - удаляется.

Комментарии  

 
#1 сергий 06.02.2020 11:10
вот так вот
Цитировать
 

Сегодня по календарю


26 мая

1799 г. Взятие Турина русскими войсками Александра Суворова.
1805 г. Правитель Карабаха Ибрагим-хан торжественно присягнул на верность России.
1829 г. Победа русских в сражении у Босфора в ходе русско-турецкой войны (1828–1829).
1905 г. В Каннах покончил с собой один из самых богатых людей России, меценат Савва Морозов.
1913 г. Cовершил первый полет первый в мире многомоторный самолет «Русский витязь» инженера Сикорского.

Родились:
1821 г. Пафнутий Львович Чебышев - русский математик и механик (1821-1894).
1908 г. Арбузов Алексей Николаевич - советский драматург.
1938 г. Людмила Стефановна Петрушевская - российский прозаик, поэтесса, драматург и певица.

Из цитатника:


Государство призвано не для того, чтобы превратить жизнь в рай, но для того, чтобы не дать превратиться ей в сущий ад.
Н.А. Бердяев

Реклама

Счётчик посещений


8533529
Сегодня
Вчера
Эта неделя
Этот месяц
5738
4136
20878
126345

Сейчас: 2022-05-26 20:43:40
Счетчик joomla

ebc34d67be662e45