Поиск

Реклама

Календарь

<< < Май 2022> >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Этот день в курской истории


26 мая

1898 г. родился Борис Сергеевич Петропавловский - один из организаторов и руководителей работ по ракетной технике в СССР, уроженец Курска. В 1930-31 гг. - начальник Газодинамической лаборатории. Внес большой вклад в создание реактивных снарядов для «Катюш». Его именем назван кратер на обратной стороне Луны.
* * *
1931 г. родился Юрий Петрович Скосарев - учёный-медик, краевед, историк медицины, кандидат медицинских наук, доцент кафедры оперативной хирургии и топографической анатомии КГМИ, уроженец Курска.
* * *
1961 г. создан первый в СССР психологический центр по подготовке молодёжных лидеров «Комсорг».
* * *
1986 г. в Курске создан городской общественный клуб нумизматов.


Историческая летопись Курского дворянства - Глава 19

1 1 1 1 1 Рейтинг 3.28 [25 Голоса (ов)]

Содержание материала




Глава девятнадцатая

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО ДВОРЯН КУРСКОГО КРАЯ В XVII ВЕКЕ 

Виды и формы сельского хозяйства дворян и детей боярских Курского края. – Возделывание злаков. – Выгодные и невыгодные стороны местного землевладения. – Общинное владение. – Десятинная Государева пашня. – Урожайность пашни. – Засухи и вредные насекомые. – Огородничество и лесоводство. – Бортные ухожеи и пчельники. – Скотоводство. – Рыболовство. – Добывание минеральных богатств. – Хозяйство дворян и детей боярских Курского края, по Курским выборным книгам.


1.

Рассмотрим в этой главе формы дворянского землевладения в Курском крае и характер сельского хозяйства.

В подавляющем большинстве случаев дворянское землевладение этого края было более или менее равным и некрупным. Крупных поместий, например, в 1200, 1500, 2000 и более четвертей земли, не встречается. В дворянских владениях культура злаков была ограничена, из поместья выделялось сравнительно немного пахотной земли, остальная давала землевладельцу-дворянину угодья, каковы бортные ухожеи, пасеки, звериные гоны, рыбные ловли, леса даже птицеловство, из которых он старался извлечь пользу и, по возможности, в широких размерах. Из актов Белгородского стола ясно можно видеть, что дворяне и дети боярские Курской области предпочитали то или другое поместье не по количеству десятин или четей земли, а по его угодьям. В них была вся сила и все значение поместья, между прочим, довольно значительно было развито в угодьях поместий скотоводство.

Если угодья составляли выгодную сторону помещичьего сельского хозяйства в имениях, то чересполосность, наоборот, была очень вредным явлением в тогдашних поместьях. Были нередко случаи, когда рожь была посеяна в трех, четырех и шести местах, при общем количестве пашни в 10 четвертей.

Земля, по большей части, отводилась целой группе детей боярских в одних и тех же урочищах. Так, например, в Белгородских писцовых книгах сказано: “за Прокофием сыном Сотникова жеребей в деревне Устенке, а на его жеребей пашни паханой по обе стороны реки Кореня и за рекою Нежеголью 200 четвертей в поле, а в дву потому ж, а ему дана дворовая усада против его товарищей от Крапивенского рубежа по обе стороны, в той же деревне поместье за Костею Некрасовым, а на его жеребей пашни паханой по обе стороны реки Кореня и за рекою Нежеголью 100 четвертей в поле” и так далее. Все дачи описываемых лиц были в одном районе. “Сын боярский Калугин владел в деревне Кривецкой Корочанского уезда – 15 четвертями в поле, а животинный выгон против его и других помещиков огородов у всех вопче, а пашня ему пахать в той же деревне с детьми боярскими через межу, а сено косить по жеребьям, и на пашню земля и сенные покосы и лес и хоромный и дровяной, и рыбные и звериные ловли отведены с его братьей с Кривецкими детьми боярскими вопче”.

Землевладение в это время большею частью было общинным. Сами служилые люди называли себя по отношению к землевладению сябрами, то есть, товарищами. В одном из древнейших документов Курского края по судному делу, производившемуся в 1616 году в Курске, читаем: “А пашня ему, Василью, пахать и сено косить, и в леса въезжать, и всякими угодьями владеть с старыми помещиками, своими сябрами вопче по своим дачам, и на то ему поместье осадный голова с книг отказу своего выпись за своею печатью руку приложил”. В белгородском судном деле сказано: “В прошлых годах дано Великих Государей жалования поместная земля в Белгородском уезде, в деревне Волковой, 50 чет и тою землею владел отец наш и мы лет с 20 и больше той деревни с сябры с Миною Волковым с товарищи”.

Обыкновенно часть земли отводилась дворянам и детям боярским Курского края вблизи города, а другая часть на большом от него расстоянии.

Удаленные от города земли назывались отхожими, или землями в отъезде. Городские люди в первые года своего владения не имели на этих землях дворов или других каких-либо построек, временно же работали здесь сами или посредством других работников. По окончании всех полевых работ они снятый хлеб увозили в те места, где имели постоянную оседлость. Нужно сказать, что подобные земли и указанный нами способ пользования ими представляют одну из особенностей дворянского землевладения в Белгородско-Курском крае.

Причина этого явления, очевидно, заключается в том, что Правительство заботилось о том, чтобы все военно-служилые люди города обрабатывали землю и тем самым обеспечивали свое существование. Стало быть землю нужно было отвести всем служилым людям. В то же время, по военным соображениям, Правительство заботилось, чтобы они не покидали городов. Этого можно было достигнуть, предоставив хотя бы незначительное количество земли каждому служилому человеку вблизи города и отведя ему остальную землю “в отъезд”. В Государевой грамоте воеводе читаем: “и ты учинил бы еси за ними (указано сколько) чети земли в поле, а в дву потомуж из порозжих земель, половину под городом, а другую – в отъезде и сенными покосами и всякими угодьи устроил их по нашему указу”.

Этим самым Правительство в известной степени облегчало выселение из городов и образование новых селений в уезде. С другой стороны, подгородняя или вообще близкая к городу часть владения играла важную роль еще в том отношении, что сельскохозяйственные строения, запасы, снятый с поля хлеб, скот и проч., находясь под защитой городов-крепостей, могли уцелеть даже при крупных нападениях Татар, Ногайцев и других степняков. В указанном нами распределении земельных дач дворянам и детям боярским Курского края мы видим в высшей степени целесообразную меру Правительствующей Власти.

Вследствие значительного населения городов военно-служилыми людьми, даже те земли, которые давались вблизи города, иногда отстояли от него на некотором расстоянии, так что и здесь приходилось заботиться о безопасности землевладений. Так, в Короче городские поля находились верстах в двух, и в трех, и в пяти и больше от города, а сенные покосы за 15 верст. Дозорщики, посланные из Разряда для исследования степени безопасности этих земель, сообщали, что там “пашенным полям и сенным покосам защитою является только одна река Короча, и что городским пашенным людям не мочно, потому что поля и сенные покосы от города вдали, за горами, а город Короча стоит внизу, за пологою горою и за косогорами пашенных полей и сенных покосов не видно [1]. В виду этого дозорщики предлагали Правительству устроить на Красной горе стоялый острог, отчего и городу Короче и слободам будет бережно и помощь большая и без вести воинские люди не придут”.

Что касается возделывания сельскохозяйственных произведений почвы в поместьях и вотчинах, то оно сосредоточивалось, главным образом, на хлебопашестве.

Весьма важно проследить, какие роды хлеба в 17 веке засевались и какой степени урожая достигали они в нашем крае. В этом отношении большую ценность имеет так называемая “Десятня Государевой десятинной пашни в Белгородском, Воронежском, Елецком, Курском и Старооскольском уездах” [2].

Хотя в этой десятне говорится об обстоятельствах обработки Государевых пашен, продукты которых шли на хлебное жалованье – служащим дворянам и детям боярским и другим ратным людям, но в том же положении находилось возделывание земель и у помещиков.

В Белгороде при Царе Борисе “пахали десятинные пашни по 200 десятин в поле, а в дву потомуж, а для тое пашни было в Белгороде Государевых 130 лошадей, а пахали ту пашню стрельцы пешие украинных городов, переменяясь по годам, которых посылали на службу, а сошники и серпы Государевы. А ныне по Государеву, Цареву и Великого Князя Михаила Федоровича всеа Русии указу и по боярскому приговору велено в Белгороде (то есть, в Белгородском уезде) Государеву десятинную пашню пахать по 100 десятин в поле, а в дву потомуж, а пашут дети боярские и стрельцы и казаки и всякие Белгородские служилые и жилетцкие люди”.

Таким образом из “Десятни Государевой пашни” мы видим, что дети боярские Курского и Белгородского края, кроме исполнения своих военно-боевых обязанностей, еще несли особую службу – обрабатывали Государеву пашню. Эту обязанность они исполняли или своим личным трудом, или при посредстве своих крестьян.

Что касается родов хлеба, возделываемых в Курском крае, то в актах “Десятни” упоминаются: рожь, овес, ячмень, гречиха, просо, конопля и другие, сеемые и в настоящее время злаки.

Рассматривая условия сельского хозяйства в дворянских поместьях, скажем несколько слов об урожайности пашни. Несмотря на то, что в Курском крае в 17 веке было гораздо более лесов, чем в настоящее время, и реки были во много полноводнее, достаточно, например, сказать, что в Курской области было пять судоходных рек: Сейм, Оскол, Донец, Псел и Свапа, по которым ходили будары с частными и казенными грузами, все-таки засухи и заморозки вредили успехам земледелия. Челобитья о неурожае, вследствие засухи или весенних холодов, встречаются весьма часто в актах Белгородского стола. Вот какое донесение Оскольского воеводы Государю в 1629 году читаем мы: “во всем Оскольском уезде овес выгорел от солнечного зною и не ужато ни одного снопа”. В том же году восточнее Оскола, по донесению воеводы, “гневом Божиим хлеб не родился, все лето была сухмень великая, не токмо, Государь, хлеб выгорел, и трава вся выгорела. И дети боярские и всякие служилые люди оскудели великою скудостию, а хлеб купят большою ценою: рожь купят четь по 20 алтын. И от того дети боярские и атаманы и служилые люди, покиня свои поместья бредут розно”.

Много актов встречаем мы в делах Белгородского стола, из которых видно, какие опустошения в Белгородско-Курском крае причиняли также вредные насекомые, в особенности саранча. Разрядный приказ предписывал воеводам меры против саранчи [3]: буде в которых местах саранча ныне есть и приказным людям и воеводам, собрався с городскими и уездными людьми большим много-людством на поля идтить. И нашед на тое саранчу, ее побивать и лошадьми, и телегами топтать, и лопатами сгребать, и соломою оболокши пожигать, и всякий над ней промысел чинить, чтоб ее всю искоренить”. Но печальны были отписки на эту грамоту. “Которая саранча, – писал воевода, – на полях была, и та саранча весь хлеб поела. В то число сбивал я с жителями саранчу по многие дни и от той саранчи хлеба на полях уберечь никоторыми делы не мочно”.

Что касается до орудий хлебопашества, приемах его и урожаях хлебов, то в этом отношении мы можем сказать несколько слов только на основании данных о десятинной Государевой пашне. Из орудий упоминаются в помещичьих имениях Курского края сохи с палицами и без палиц и деревянные бороны. Сошники к сохам были трех размеров: большей руки, средней и меньшей. Что касается урожая, то, например, в 1617 году было посеяно 200 четвертей ржи, ужато 582 копны, вымолочено 1124,5 четверти, урожай сам 5,6. Овса было посеяно 400 четвертей, ужато 430 копен, вымолочено 831,25 четвертей, урожая сам 2. В 1682 году было высеяно 182 четвертей ржи, ужато 338 копен, вымолочено 547,5 четверти, урожай был сам 3. Овса было высеяно 273 четверти, ужато 444 копны, умолочено 458,5 четверти, урожай сам 1,7. Вообще же в 17 веке урожайность вращается около приведенных цифр.

Огородничество было не очень значительно развито в поместьях и вотчинах Курского края. Более значительно было хмелеводство. Составляя необходимый продукт для варения любимых напитков браги и пива, хмель разводился во всем Курском крае, главным образом для домашнего употребления. В 17 веке число хмельников или хмелевых угодий настолько увеличилось в Курско-Белгородском крае, что Московское Правительство нашло необходимым обложить их известным денежным оброком. Поэтому сведения о Курских хмелевых угодьях встречаются в оброчных книгах, именно в перечнях хмельников, находившихся в разных уездах нашего края. Из оброчной книги 135 (1627) года по Белгородскому уезду мы видим, что в этом уезде особенно процветало хмелеводство, иногда хмельники примыкали здесь к пасекам, но чаще в поместьях и вотчинах они были в качестве самостоятельных угодий.


3.

Относительно лесов Курско-Белгородского края мы должны сказать, что вообще число их и пространство в 17 веке было гораздо значительнее, чем теперь, принадлежали они, главным образом, помещикам и вотчинникам. Леса были теми естественными оградами владений дворян и детей боярских и других жителей Курско-Белгородского края, которыми оседлое население пользовалось для целей защиты с очень древних времен.

Главные полосы лесов шли: по правому берегу Донца, Ворсклы (чрез Хотмышский уезд) и Псла (чрез Миропольский уезд), а также по речкам Корени, Короче и Нежеголи. В верхнем течении Донца, в Корочанском и Белгородском уездах, как видно из Книги большого чертежа, мы находим в начале 17 столетия следующие леса: Болховы Бояраки, Долгий Боярак и Разумный лес по реке Разумной. Первые два находились на Муравском шляху в 20 верстах от Белгорода, из третьего вытекала река Разумница [4]. В местности, где сошлись верховья рек Сейма, Оскола и Оскольца, около Муравского шляха находился громадный Пузацкий лес. Между притоками Оскола – Ублей и Котлом и притоком Дона Потуданью был Погорелой лес, между Осколом и Тихой Сосной – Куколов лес. У верховьев речек Корени и Корочи, впадающих в приток Донца Нежеголь, лежал большой лес под названием Юшковы баераки. Берега Псла также были лесисты, в окрестностях Суджи упоминается в Книге Большого Чертежа Борзжовский лес, на Сейме Пузацкой лес. В указе Государя Михаила Федоровича 1637 года [5] упоминается, что “река Тим и Кшенево место наполное лесов, а верховье реки Оскола проходят дубровы небольшие, а больших лесов нет”, упоминается Яблоновый лес и другие. Леса, если не широкие, то длинные тянулись по Сейму, Тускари, Рати, Свапе и другим рекам. Если мы примем во внимание, что как видно из писцовых книг, помещичьи селения и хутора были расположены по течению рек, то важное значение местных лесов станет нам вполне ясным. В древних актах мы находим немало упоминаний о том, что помещики нередко у густых и непроходимых лесах устраивали свои тайники для сохранения имущества и даже для спасения там человеческих жизней от нападения степных врагов.

Помещичье хозяйство в Курском крае имело большое подспорье в бортных ухожеях и других угодьях. Бортничество составляло исконный и любимый промысел на Руси. Оно было очень распространено и давало большой подсобный доход помещикам, крестьянам и другим классам населения. Мед и воск были предметами оживленной международной торговли, и с понятием бортный ухожей еще со времен глубокой древности связывалось понятие о владении землей.

Остановимся несколько подробнее на бортничестве в виду того, что эта отрасль сельского хозяйства имела весьма крупное значение для дворянского землевладения и в Курском крае, в особенности в Путивльском, Рыльском, Суджанском и Белгородском уездах.

Под бортным ухожеем нужно разуметь довольно обширную местность, непременно лесистую и притом с преобладанием лиственного леса, так как пчелы не водятся в хвойных лесах. Определить пространство, которое занимал каждый бортный ухожей, трудно, так как границы их, показываемые в писцовых книгах, очень неопределенны.

Бортные ухожеи в Курском крае отличались большими размерами и из них добывалось большое количество воску и меду. Мед из Путивля и Белгорода нередко посылался в Москву к Государю на Сытный двор, а также разным высокопоставленным лицам, например, в 1686 году – Мефодию Епископу Мстиславскому и другим. Вследствие этого бортные ухожеи обыкновенно охранялись от повреждения и порчи неблагонамеренными людьми, которые иногда посягали на их целость и неприкосновенность.

Бортные ухожеи могли существовать только в те времена, когда население в Курском крае было сравнительно редко. В 17 столетии, с увеличением населения и возрастанием числа сел и деревень, мы видим постепенное уничтожение их и замену пасеками.

Один бортный ухожей обыкновенно отличался от бортей соседа по лесу при посредстве так называемых знамен. Это были натесы, сделанные на деревьях топором. В писцовой книге Путивльского уезда приведены рисунки знамен каждого бортного ухожея и их названия. По большей части, знамена изображали либо какие-либо предметы из ежедневного обихода или произведения природы. Приведем здесь некоторые из знамен поместных бортных ухожей дворян и детей боярских:


В писцовой книге Рыльского уезда 7136 (1628) года встречается такое описание бортной ухожеи: “Ивана Ливанова и Андрея Поповкина в Рыльской волости бортное ухожеи усть Гаврилова Колодезя на реке Семи да верх по Гаврилову лесу противу деревни Петра да Григория Петряева с братьями да через межу, а в том бортные ухожеи три пальца да знамя граница стесы 1 х 1, да знамя мотовило кверху рогами с примечком, Х еще знамя в том ухожеи вески ” и др. 

Бортники и оброчники принадлежали к служилым людям – дворянам и детям боярским, посадским людям и должны были уплачивать оброк казне. Оброк они платили Государю медом и куницами, а за куницу деньгами по пяти алтын, да пошлин с меду с пуда по полусеме (6,5) деньги, а за куницы по полуторе деньгами.

В 1667 году в Белгородском уезде было собрано оброчного меду 36 пудов 17 гривенок. С улья брали меда в оброк по гривенке; так как пуд состоял из 40 гривенок, то, следовательно, в Белгородском уезде в этом году находилось на оброчных пасеках, принадлежавших помещикам и другим лицам, 1417 ульев.

В Белгороде пчельники находились, большею частью, за Северным Донцом по Крымской стороне, в Донецком логу, на Большом логу, “выше прежнево городища”, и как значительно было пчеловодство в этом уезде, видно из того, что только в семи пунктах, лежавших в окрестностях Белгорода, находилось 58 пчельников.

У некоторых детей боярских пчельник, хмелевое угодье и рыбная ловля соединялись вместе.

В Белгородском уезде большая пасека принадлежала боярину и воеводе Князю Григорию Григорьевичу Ромодановскому. Она находилась под Меловою горою в одной версте от Белгорода. На ней было 85 ульев с пчелами, из которых в сентябре 1665 года было убито непрочных пчел 25 ульев, меду вынуто 16 пудов 20 гривенок. Оставлено в прок доброй и середней пчелы 60 ульев. Из 92 ульев вынуто 67,5 пудов меду. На пасеке было строенья: “изба с сеньми, против избы клеть, конюшня, 4 омшеника, сарай. Пасечной железной и медной посуды – котел медной ведра в четыре, в нем сытят мед, кормят весной пчелу, 4 теслы, заступ, Мотыка, топор, струг, скобель. Выкопан колодезь, в колодезе сделан струб дубовой, рубленой”.

Другая пасека князя Ромодановского была в Карповском уезде, на реке Ворскле, под Серетинным колодезем, в ней находилось в 1665 году 543 улья. На пасеке, принадлежавшей в Карповском уезде детям боярским Андрею Покушелову и Гавриилу Пузанову, было 84 улья, у Ивана Муратова в Белгородском уезде было 50 ульев, у П. Борыкова в Хотмышском уезде было 60 ульев и т.д. По большей части, количество ульев вращается около указанных нами цифр. Некоторая часть воска составляла ежегодную дачу дворян и детей боярских в Белгородский Троицкий собор на свечи.

В Курском крае существовали Государевы пасеки, на которых дети боярские несли службу, именно охраняли пасеки как в мирное, так и в военное время. Так, Государеву пасеку в Карповском уезде охраняли пятеро детей боярских: “А для всякого береженья на пасеке сторожи Карповцы дети боярские, которые живут подле той пасеки: Анисим да Михайла Русанов, Михаил Кураков, Михаил Конев, Иван Полуэхтов, Ермил Зубочев, а стерегут пасеку, меж себя переменяясь” [6].

При этом дети боярские несли свои обязанности на пасеках на своем собственном иждивении.


4.

Относительно скотоводства и птицеводства в поместьях и вотчинах Курского края мы имеем некоторые сведения из Сборных книг столовых припасов, взимавшихся на дворцовый обиход.

Из Курского края доставляли в Москву в числе разных припасов: свиное мясо, сало, коровье масло и другие продукты. В Сборных книгах говорится об индейских и русских курицах и других домашних птицах, разводимых в поместьях.

Коневодство в Курско-Белгородском крае, по-видимому, было значительно. Из поместий и вотчин постоянно доставлялись лошади на военные и полковые надобности. Правительство часто собирало лошадей для пополнения ими полков, для артиллерии и обоза. Кони собирались с телегами или санями и погонцами. Лошади высылались также в южные города: например, из сметной книжки Хотмышска в 187 (1649) году видно, что значительное число лошадей было выслано отсюда в город Валки.

В Курском крае в 17 веке значительно было развито и рыболовство, данные о рыбных ловлях содержатся в так называемых оброчных книгах, по которым обыкновенно взимались налоги за пользование рыбными ловлями. Из этих книг видно, что почти во всех владениях более или менее крупных помещиков и вотчинников были свои рыбные ловли в реках, плесах и озерах. Границами речных плес, принадлежавших разным помещикам, служили устья впадающих речек и ручьев, речные заливы, известные береговые очертания и разные выдающиеся места на берегах – холмы, овраги и проч.

Что касается минеральных богатств Курско-Белгородского края, то пользование ими было незначительно, в оброчной книге Севского уезда мы встречаем сведения об отдаче ломок жернового ломового камня помещикам А. Иванову и К. Анофрееву в 1678 году “по торку – владеть каменными ломовыми и Брусовыми горами по Свиную дорогу, вниз по речке Речице до речки Свапы с упалыми каменными горами по Черкасскую дорогу” (в нынешнем Дмитриевском уезде Курской Губернии). Разработка горшечной глины производилась в Белгородском и Курском уездах, а также Каменовском (Каменный – пригород Путивля).

В истории Курского Дворянства в 17 веке, конечно, важное значение имеют сведения о поместном хозяйстве средних по своей зажиточности дворян и детей боярских. Есть один драгоценный памятник, который касается данного вопроса и дает на него положительный и достаточный ответ. Это именно “Курские выборные книги, каковы прислал Курский воевода стольник Князь Иван Лыков 156 (1648) году детям боярским”. В этих книгах излагаются данные о хозяйстве Курчан – детей боярских Обметского (Обмяцкаго) стана, которые были назначены к переводу на вечное житье в новопостроенный город Карпов. Посланные Лыковым чиновники переписали детей боярских с их семействами, “сколько у кого лошадей и коров и всякой животины и хлеба молоченого и немолоченого и земли сеяной ко 156 году”. Здесь даны указания и на крестьян и их семейства, принадлежавших детям боярским.

Каков был размер земельных дач, видно из описания трех рубрик этих дач, из которых первая касается лиц, имевших средний оклад земли (50-60 чети), вторая – наибольший (100-140 чети) и третья наименьший (20-30 чети). При этом надо иметь в виду то обстоятельство, что эти цифры касаются собственно земельных дач детей боярских, а не их поместных окладов. Оклады были несколько больше, земельные же дачи, как это видим и во многих других случаях, гораздо менее. Приведем описание хозяйств указанных трех разрядов.

“Козма Дмитриев Микулин. У него сын Евсей полутора году, живут вместе, животов двоя лошади, корова самодруга, троя овец, свинья самопята, три копны ржи, десятина ржи в земле сеяна, поместья в дачах 60 чети, крестьян и бобылей нет.

Фатей Андреев Ачкасов, у него сын Денис осьми лет, два сын Авдоким шести лет живут вместе, животов двоя лошади, корова, четверо овец, полосмины овса, двенадцать копен ржи, десять копен овса, полчетверти десятины ржи в земле посеяно, поместья в дачах 110 чети, за ним крестьян четыре человека мужеска пола.

Кузма Макаров сын Епишев, детей нет, у него зять Ермол, жена у него умерла, у него сын Богдан пяти лет, живут вместе, животов двоя лошади, корова самадруга, пятеро овец, троя свиней, три осмины ржи, полосмины овса, полосмины пшеницы, полдесятины ржи в земле сеяной, поместья в дачах 30 чети, за ними бобыль Прокофей, у него сын Кузка 20 лет пошол в драгуны бегая, а у Кузмы сын Никифор пяти лет, да сын Осип полугоду”.

Рассматривая “Курские выборные книги”, мы находим сведений относительно трех семейств – Петра Михайлова, Карпа Лыкова и Куприяна Сидорова, которые не были испомещены. О них в “Курских выборных книгах” сказано: поместья нет ни одной четверти. В то же время у всех троих детей боярских были запасы хлеба и домашние животные. Очевидно, что беспоместные дети боярские занимались сельским хозяйством или на землях, арендованных у других лиц, или на каких-либо пустопорозжих землях. Остальные 38 помещиков владели 1848 четвертями земли, так что средний размер поместного владения для Курского уезда был весьма значителен, свыше 50 четвертей. Наибольший размер поместья был в 110 четвертей, наименьший – в 20 четей.

Что касается до использования поместной земли, то самая большая ее часть, около 90% не распахивалась, а, очевидно, была под лесом, лугами, пустошами и проч. Важность лугов и выгонов видна уже из того, что на 38 семейств считалось 582 домашних животных, в среднем по 15 на семейство.


[1] Н.И Миклашевский. К истории хозяйства Московского Государства, 70-71 стран.
[2] Московский архив Министерства юстиции, десятни книга № 208. Название книги таково: "Десятня Государеве десятинной пашне, что в польских городех пашут" 128 (1620) г.
[3] Предписание Белгородскому воеводе.
[4] Теперь - Разумная, название, очевидно, происходит от слова разъемлю, разымати - разделять.
[5] Белгородского стола столбец 73-й.
[6] Переписная книга Государевых отписных пасек 180 г., Разряд. 5, № 31-й.

Добавить комментарий

Просьба - придерживаться рамок приличия.
Реклама - удаляется.

Комментарии  

 
#1 сергий 06.02.2020 11:10
вот так вот
Цитировать
 

Сегодня по календарю


26 мая

1799 г. Взятие Турина русскими войсками Александра Суворова.
1805 г. Правитель Карабаха Ибрагим-хан торжественно присягнул на верность России.
1829 г. Победа русских в сражении у Босфора в ходе русско-турецкой войны (1828–1829).
1905 г. В Каннах покончил с собой один из самых богатых людей России, меценат Савва Морозов.
1913 г. Cовершил первый полет первый в мире многомоторный самолет «Русский витязь» инженера Сикорского.

Родились:
1821 г. Пафнутий Львович Чебышев - русский математик и механик (1821-1894).
1908 г. Арбузов Алексей Николаевич - советский драматург.
1938 г. Людмила Стефановна Петрушевская - российский прозаик, поэтесса, драматург и певица.

Из цитатника:


Зло только внутри нас, то есть там, откуда его можно вынуть.
Л.Н. Толстой

Реклама

Счётчик посещений


8533442
Сегодня
Вчера
Эта неделя
Этот месяц
5651
4136
20791
126258

Сейчас: 2022-05-26 20:20:54
Счетчик joomla

ebc34d67be662e45