Гуторов Михаил Иванович

  Гуторов Михаил Иванович — командир эскадрильи 98-го отдельного корректировочно-разведывательного авиационного полка 16-й воздушной армии 1-го Белорусского фронта, гвардии капитан.

 Родился 24 сентября 1919 года в селе Верхнее Гуторово Бесединского (ныне Курского) района Курской области в семье крестьянина. Русский. Переехал на работу в Москву, откуда в 1939 г. был призван в ряды Советской Армии. До мая 1940 года служил красноармейцем в 1-м полку связи в городе Москва. В июне 1941 года окончил Борисоглебскую военно-авиационную школу лётчиков, в октябре того же года – 4-ю авиационную школу пилотов в городе Чебоксары.

 В боях Великой Отечественной войны с октября 1941 года. Был командиром звена ночных бомбардировщиков, заместителем и командиром эскадрильи. Воевал на Калининском, Западном, Донском, Центральном, Белорусском, 1-м Белорусском фронтах. Член КПСС с 1942 года. В боях трижды ранен.

 Командир эскадрильи 98-го отдельного корректировочно-разведывательного авиационного полка гвардии капитан Гуторов к концу войны совершил 616 ночных боевых вылетов на По-2 и 22 боевых вылета на Як-9 на разведку, бомбардировку живой силы и техники противника, доставку грузов партизанам, прикрытие самолётов-корректировщиков. Из них 430 боевых вылетов совершил на разведку с попутным бомбометанием, 47 – к партизанам, в том числе 7 — в район города Мозырь по переброске специальных групп Военного Совета Центрального фронта, 4 – с посадкой в тылу противника на партизанский аэродром в 150 километрах за линией фронта. Большинство полётов производил без штурмана. С ноября 1944 года на Як-9 в 15 воздушных боях сбил 6 самолётов противника.

 Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии капитану Гуторову Михаилу Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза.

 После войны служил в 44-м гвардейском авиаполку ночных бомбардировщиков и 919-м отдельном смешанном авиаполку в Германии. С 1947 года майор М.И.Гуторов — в запасе. В 1950 году окончил Московскую межобластную партшколу. В 1951 году вновь призван в армию, окончил КУОС, стал политработником, затем старшим штурманом пункта управления и наведения.
С 1955 года майор М.И.Гуторов — в отставке. Жил в Москве. До выхода на пенсию работал в парторганизации промышленного предприятия. Умер 12 мая 1997 года.

_____________________________________

 

 В конце октября 1941 года в звании лейтенанта Гуторов был зачислен в 702-й авиаполк Калининского фронта и вскоре стал командиром звена. Полк был ночным бомбардировочным, лётчики летали на «кукурузниках» По-2, в основном на ночную разведку.

 В декабре 1941 года началось контрнаступление под Москвой. В полосе Калининского фронта наступление велось на Ржевском направлении. Почти каждую ночь Гуторов вылетал на разведку сосредоточений гитлеровских войск в заснеженных лесах по берегам Волги и Вазузы. Именно вдоль этой реки в январе-феврале 1942 года войска 39-й и 29-й армий вели тяжелейшее и, как оказалось впоследствии, гибельное наступление на Сычёвку и далее на Вязьму. Тяжело было не только на земле, но и в воздухе.

 В ночь с 2 на 3 февраля 1942 года в районе станции Панино при выполнении разведывательного полёта По-2 Гуторова был обстрелян зенитной артиллерией, в результате чего был пробит бензобак, и горючее начало убывать. Лётчик с трудом дотянул до своей территории и произвёл посадку, сохранив самолёт.

 В ночь с 11 на 12 февраля 1942 года Гуторов совершал вылет на бомбардировку противника в селе Быково. При подходе к цели самолёт был встречен огнём зениток и попал в лучи прожекторов. Несмотря на это, экипаж сбросил бомбы на цель. В этот момент осколками был убит штурман сержант Петренко. Самолёт начал дымить, а потом гореть. Маневрируя в огне зениток, Гуторов сумел на горящем самолёте перетянуть через линию фронта и приземлиться в районе передовых частей. При этом лейтенант Гуторов получил ожоги лица и рук, а при приземлении – ещё и несколько сильных ушибов. 3 месяца ему пришлось пролежать в госпитале.

 Вернулся Гуторов в родной полк в начале июня 1942 года, когда лётчики, действуя всё на том же Гжатско-Вяземском направлении, сражались уже в составе Западного фронта. Снова начались ночные вылеты на разведку и бомбометание.

 В ночь с 1 на 2 августа 1942 года Гуторов выполнял боевое разведывательное задание при низкой облачности. При возвращении в районе станции Новодугино самолёт был обстрелян зенитками. Снаряд попал в мотор, и самолёт вышел из строя. Гуторов с трудом посадил свой По-2 в болото, и самолёт напрочь завяз в трясине. Очутившись на территории врага, Гуторов со штурманом с пистолетом, гранатами и снятым с самолёта пулемётом стали пробираться к линии фронта. 2 раза им пришлось вступать в бой с немецкими патрулями, в которых они израсходовали все боеприпасы. К рассвету 3 февраля добрались до передней линии. Пролежав в кустах до следующей ночи, благополучно минуя минные заграждения, лётчики добрались до расположения 210-го стрелкового полка 82-й стрелковой дивизии, доставив командованию ценные разведданные о расположении огневых средств противника. За этот подвиг лейтенант Гуторов был награждён медалью «За отвагу», а в октябре 1942 года – за ночную боевую работу на Вяземском направлении – орденом Красного Знамени.

 На юге, под Сталинградом, тем временем стало намечаться грандиозное контрнаступление советских войск. Был образован Донской фронт. В октябре 1942 года 702-й авиаполк ночных бомбардировщиков перебазировался на Дон, войдя в состав 271-й авиационной дивизии. Уже за первые разведывательные вылеты в район Лотошанки и Спартановки (окраина Сталинграда) лейтенант Гуторов был награждён второй медалью «За отвагу». Накануне контрнаступления им и его товарищами в этом же районе была выявлена вся система огня противника, построение его оборонительных рубежей. За добычу ценнейших разведданных лейтенант Гуторов был награждён и вторым орденом Красного Знамени, а 702-й авиаполк был преобразован в 44-й гвардейский. Всего под Сталинградом, в том числе и во время разгрома окружённой группировки, Гуторов совершил 60 ночных боевых вылетов.

 Не меньшую по интенсивности боевую работу пришлось вести заместителю командира эскадрильи ночных бомбардировщиков гвардии старшему лейтенанту Гуторову на Центральном фронте накануне Курской битвы. Лётчики бомбили перемещавшиеся как правило по ночам резервные поступления гитлеровских войск. Вот несколько примеров его боевой работы в этот период:

 — в ночь с 6 на 7 апреля 1943 года на станции Змиёвка бомбовым ударом Гуторов повредил железнодорожное полотно, разбил 2 вагона и взорвал бензосклад. Взрыв был такой силы, что был виден с нашего аэродрома в районе станции Ржава под Понырями;

 — в ночь с 13 на 14 апреля 1943 года на железнодорожной станции Еропкино повредил 2 вагона и вызвал 2 сильных очага пожара;

 — в ночь с 3 на 4 мая 1943 года в том же районе поджёг 3 казармы с расквартированными гитлеровцами, уничтожив до 50 солдат;

 — в ночь с 27 на 28 мая 1943 года получил задание бомбардировки станции Змиёвка и находящийся на ней эшелон, причём экипаж Гуторова должен был САБами осветить цель. При подходе был пойман лучами 9-и прожекторов, и все точки зенитной артиллерии открыли по нему огонь. Гуторов, в течение 10 минут находясь в лучах прожекторов и разрывах зенитных снарядов, продолжал сбрасывать светящиеся бомбы, тем самым отвлекал внимание врага на себя в то время, как эскадрилья точным бомбометанием по освещённым целям накрыла станцию;

 — в ночь с 11 на 12 июня 1943 года во время разведки в районе населённого пункта Крупец Гуторов получил сквозное пулевое ранение в ногу, но привёл самолёт на свой аэродром и мастерски произвёл посадку, после чего был отправлен в медсанбат.

 Осенью 1943 года, когда войска Центрального фронта вошли на территорию Белоруссии, где действовало много партизанских бригад и соединений, возникла необходимость совместных боевых действий по единому плану. Кроме этого нужно было доставлять грузы партизанам. Кто же это мог делать, как не «кукурузники» По-2? До июня 1944 года Гуторов совершил порядка 50 вылетов к партизанам в районы Мозыря, Бобруйска, Кличева, Любани, озера Червоного. 7 раз «возил» офицеров оперативного отдела штаба Центрального, а затем и Белорусского фронта в район дислокации Мозырского партизанского соединения. За эти боевые вылеты гвардии капитан Гуторов был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени.

 В июле 1944 года Гуторов участвовал в Белорусской операции под кодовым названием «Багратион». В одном из боевых вылетов он в третий раз за войну был ранен и снова попал в медсанбат. Это был его 616-й ночной боевой вылет на По-2, за которые он провёл внушительную боевую работу: разрушил оборонительных строений – 99, повредил вагонов – 5, уничтожил 40 автомашин, вызвал 68 очагов пожаров и произвёл 7 крупных взрывов. Это помимо разведки и «партизанской деятельности». В июле 1944 года командованием был представлен к званию Героя Советского Союза.

 Но о лётчиках По-2 ещё пока не сложилось мнение высшего руководства, как о полноценных бомбардировщиках. Может быть поэтому, степень награды была понижена до ордена Ленина.

 Пока Гуторов лечился в медсанбате, в 16-й воздушной армии был образован 98-й отдельный разведывательно-корректировочный авиаполк, в который входили самолёты разных типов от По-2 до Ил-2, Пе-2 и Яков. По возвращении гвардии капитан Гуторов был зачислен в этот полк, к ноябрю 1944 года за короткое время освоил пилотирование истребителем Як-9 и был назначен заместителем командира эскадрильи.

 В 1945 году Гуторов участвовал в Висло-Одерской и Берлинской операциях, совершил 22 боевых вылета на сопровождение самолётов-корректировщиков. В январе в районе Варшавы в воздушном бою сбил один «мессершмитт». При прикрытии корректировщиков огня нашей артиллерии, обстреливавшей наступающие на Кюстринский плацдарм гитлеровские войска, в феврале 1945 года Гуторов сбил ещё 2 истребителя. И 3 самолёта противника упали на землю после его точных очередей в марте-апреле 1945 года. За отличие в этих боях гвардии капитан Гуторов был награждён орденом Александра Невского. А за всю боевую деятельность на протяжении почти всей Великой Отечественной войны, отлично выполненные задания командования, огромный урон, нанесённый врагу в боевых вылетах, он во второй раз был представлен к званию Героя Советского Союза.

 Указ на присвоение этого высокого звания Родины вышел 15 мая 1946 года, когда гвардии майор Гуторов снова перешёл служить в родной 44-й гвардейский авиаполк ночных бомбардировщиков, базировавшийся на территории Германии.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: