Каллистратова Софья Васильевна

 Софья Васильевна Каллистратова (6.(19).1907 — 5.XII.1989) — адвокат. Родилась в с. Александровка Льговской волости Рыльского уезда в семье священника. В 1915 семья Каллистратовых переехала в Рыльск, где она окончила трудовую школу (бывш. Шелеховскую гимназию). С 1925 жила в Москве, окончила факультет советского права МГУ. С 1930 профессиональный юрист.
В 1943-1976 — адвокат Московской коллегии адвокатов. Защищала, в основном, приговариваемых к смертной казни.
В 1960-е годы паспортистка, вписывая её фамилию, ошиблась и написала «Калистратова» вместо «Каллистратова». В одних исторических документах она фигурирует как «Калистратова», а в других — как «Каллистратова».

Каллистратова вела десятки, если не сотни разных дел, как уголовных, так и политических, защищала самиздатчиков, отказников, крымских татар. Среди её подзащитных Виктор Хаустов, Вадим Делоне, И. Яхимович, Пётр Григоренко, Наталия Горбаневская (участвовавшая в издании журнала «Хроника текущих событий»).

Немногие адвокаты, защищавшие обвиняемых по статье 190-1 УК РСФСР (распространение заведомо ложных сведений, порочащих советский государственный и общественный строй) и/или по статье 70 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда) осмеливались, как Софья Каллистратова и Дина Каминская, доказывать невиновность подзащитных. Порою казалось, что работа адвоката бессмысленна, потому что приговор готовится ещё до начала судебного процесса. Таким адвокатам, как Каллистратова, Юлий Ким посвятил «Адвокатский Вальс».
Каллистратова сотрудничала с Валерием Чалидзе и Андреем Сахаровым в Московском Комитете прав человека в СССР. Совместно с другими участниками вела «Хронику текущих событий». Кроме того она писала письма в поддержку сограждан, которых считала невиновными. В частности, Каллистратова пишет открытое письмо в поддержку В. Буковского, характеризуя его «как человека абсолютно бескорыстного, преданного Родине, человека души и обостренной совести».
Каллистратова участвовала в работе Московской Хельсинкской Группы.

После нескольких политических процессов, Калистратова сама оказалась под следствием КГБ. В её квартире, как и в квартирах её друзей и родственников, многократно проводились обыски; изымались письма, документы, аудиопленки и кассеты, а также пишущие машинки. В 1981 году против Каллистратовой было возбуждено уголовное дело по статье 190-1 (Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй). Сторонники настаивали на отсутствии какого бы то ни было криминального элемента в стремлении человека осуществлять право на свободу информации в соответствии со статьей 19 Всеобщей декларация прав человека и документами Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Адвокат в руках следствия, защитник в роли свидетеля или обвиняемого представлялся следователю Воробьёву особенно интересным и важным источником информации. Вообще от поведения правозащитников на допросах зависит не только его репутация, но и судьбы других правозащитников.

Иногда знание законов позволяет уйти от опасных вопросов следствия, не давая ложных показаний и не отказываясь от дачи показаний, и не давая материал, который мог бы помочь следствию нарушать права других правозащитников. Просеивание вопросов через сито «ПЛОД», описанной Владимиром Альбрехтом делает вопросы следствия неэффективными в доказательной части. Однако в условиях, когда приговор выносится на основе инструкций и понятий о социалистической законности, а не законов, любая информация о друзьях, полученная опытным психологом, может быть использована (и использовалась) для подавления правозащитного движения и устранения инакомыслия. Кроме того, последовательное использование сита «ПЛОД» требует постоянного напряжения.

С. Каллистратова отличалась скромностью и не считала себя в состоянии пользоваться такой системой. Кроме того, она действительно знала очень много о многих правозащитниках, в том числе и о тех, которые находились в СССР и на свободе (то есть не в заключении). Поэтому С. Каллистратова вообще отказывалась давать какие-либо показания «под протокол», и ограничивалась обсуждением погоды и древних исторических персонажей, например, Александра Македонского, в неформальных разговорах со следователем.

Верхний ряд: Наум Мейман, Софья Каллистратова, Петр и Зинаида Григоренко, Наталья Великанова, о.Сергей Желудков, Андрей Сахаров. Нижний ряд: Генрих Алтунян, Александр Подрабинек

Даже находясь под следствием, Калистратова писала и посылала в центральные газеты статьи о противоречиях в советских законах, о процессуальных нарушениях, о преследовании верующих, о проектах конституции, о так называемой «братской помощи» (вооружённых вторжениях) в другие страны, о злоупотреблениях в психиатрии, о ссылке Андрея Сахарова, и многих других. Её статьи отвергали в газетах и журналах, и их распространяли в самиздате. Уже в период перестройки и гласности, Калистратова написала открытое письмо, комментируя публикацию в Известиях писателя Чингиза Айтматова о советском периоде застоя, когда «все молчали», но тогда эта статья Калистратовой не была опубликована, и нет даже подтверждений, что Айтматов и редактор Известий прочли это письмо.

В 1984 году уголовное дело против Софьи Каллистратовой было прекращено в связи с возрастом и состоянием здоровья, но Каллистратова настаивала на своей невиновности («Я готова предстать перед любым гласным судом!»), и добилась пересмотра постановления. В 1988 году Прокуратура г. Москвы отменила постановление 1984 года и постановила прекратить уголовное дело в отношении Софьи Каллистратовой «за отсутствием в её действиях состава преступления»

В 1997 г. награждена посмертно золотой медалью Гильдии российских адвокатов. В том же году издательство «Звенья» выпустило книгу «Заступница» о жизни и деятельности Калистратовой.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: