Спасский Владимир Александрович

 Спасский Владимир Александрович (20.V.1869 – VIII.1943) — протоиерей, политический и общественный деятель, член фракции правых IV Государственной думы (1912–1917) от Курской губернии. По всей видимости, родился в с. Гриневке, Щигровского уезда, Курской губ., в семье священнослужителя. Окончил Курскую духовную семинарию (1892) и, согласно прошению, был определен на диаконское место к Знаменской церкви с. Знаменского Старооскольского уезда. В 1893 был рукоположен в сан иерея. Заведующий и законоучитель церковно-приходской школы, окружной миссионер (с 1912). Член земского собрания, делопроизводитель Курского епархиального училищного совета. Представитель от духовенства в Тимском земском уездном собрании и Тимском городском собрании (думе). Действительный член братства преподобного Феодосия. Неоднократно отмечался церковным начальством.

Курский губернатор позднее отмечал, что «о.Спасский во время беспорядков в 1905 и 1906г. своими проповедями и увещеваниями много способствовал подавлению волнений». В 1911 г., когда состоялось прославление святителя Иоасафа Белгородского, о.Владимир Спасский на торжества в Белгород из Тима шел во главе многолюдного крестного хода. В 1912 г. на Курском губернском избирательном съезде большинством голосов (87 из 137) он был избран в члены Государственной Думы. Из существующих тогда политических течений о.Владимир выбрал «Союз русского народа». Еще до отъезда в Петербург он около трех лет исполнял обязанности секретаря Тимской уездной организации «СРН».

В Государственной Думе о.Владимир Спасский особое внимание уделял вопросу духовно-нравственного укрепления церковных приходов. Не чуждался и других общественно-политических проблем. К примеру, в период Первой Мировой войны он вошел в думскую комиссию по военным и морским делам.

Одновременно с работой в Думе, о.Владимир учился в Санкт-Петербургской Духовной Академии. Закончил Академию со степенью кандидата богословия первого разряда.

За свою деятельность был награжден лично Николаем II, золотым наперстным крестом. После раскола фракции правых (ноябрь 1916) остался в группе сторонников Н.Е. Маркова. С мая 1916 г. — протоиерей. В мае 1917 г., по прослушании полного курса наук в Петроградской Духовной Академии, был удостоен степени кандидата богословия I разряда.

После крушения старой государственной системы весной 1917 г. о.Владимир вернулся в уездный Тим, уже навсегда. Гражданская война разделила большую семью о.Владимира. В семье о.Владимира и матушки Екатерины (дочери священника Александра Косминского из села Вышнее Гурово Щигровского уезда) было 14 детей. Двое из старших сыновей оказались по разные стороны линии фронта. Александр участвовал в белом движении, Николай воевал на стороне красных.

В 1918 г. протоиерея Владимира арестовали красноармейцы.

Около двух месяцев о.Владимира продержали под стражей в качестве заложника. Этот метод широко практиковался большевиками. «Заложники — капитал для обмена», — говорил Преседатель Всеукраинской ЧК тов.Лацис. Но чаще заложники превращались в материал для мести. Историк С.Мельгунов, по горячим следам издавший книгу «Красный террор в России», приводил множестов фактов скорых расправ над теми, кого брали в залог. Большевики расстреливали заложников большими группами «за Ленина» (после покушения эсерки Каплан), «за Урицкого», и т.д. Вели на расстрел и протоиерея Владимира Спасского. Ему даже довелось копать себе могилу. Рассказывают, что крестьяне выпросили помилование своему пастырю у Буденного, конница которого взяла Тим.

Осенью 1919 г. Добровольческая армия Деникина вытеснила красных из Тима. По просьбе властей о.Владимир отслужил на городской площади благодарственный молебен. Этот эпизод впоследствии припоминался священнику неоднократно. Был и другой эпизод, по которому имеются документы той поры.

При смене властей в Тиму белогвардейцы арестовали 57 человек. Пятерых рассстреляли. А за остальных вступился протоиерей Владимир. 12 сентября 1919 г. он организовал собрание прихожан, на котором было составлено и принято ходатайство коменданту г. Тима об отмене смертной казни в Тиме. Ходатайство возымело силу, и расстрелы в Тиме прекратились. Жизнь 52 человек была спасена.

Они этого не забыли, и, когда через несколько дней в городе произошла очередная смена власти, и о.Владимира арестовала ЧК, за о.Владимира вступились горожане, и власти ограничились в отношении него словесным запугиванием.

Дело на протоиерея Владимира, заведенное в 1919-1920 гг., не сохранилось. С октября 1919 г. о.Владимир преподавал историю и географию во 2-й Тимской школе. Однако 1 февраля 1920 г. Курский Губернский отдел Наробраза уволил священника из школы, «как носящего рясу».

В том же году эпидемия холеры унесла матушку Екатерину и нескольких детей. Вновь тучи над головой о.Владимира начали сгущаться в период коллективизации. К этому времени повзрослевшие дети о.Владимира разъехались. Николай (30 лет) закончил Военно-инженерную академию и преподавал в Киеве. Жизнь он завершил в чине генерала. Вера (28 лет) (в замужестве Халина) работала в школе села Пузачи. С нею жила и младшая Ольга 17 лет.

Серафим (26 лет) и Михаил (22 года) занимались поденной работой в Харькове. В 1942 г., когда Харьков был оккупирован немцами, Серафим Владимирович попал в облаву и оказался в числе угнанных на работу в Германию. Василий (24 лет), отец будущего чемпиона по шахматам Бориса Спасского, и один из создателей стали для танка Т-34, взял в Ленинград на свое иждивение 15-летнего Владимира.

Во Франции в городе Лилле жил 36-летний Александр, окончивший до революции Петроградскую Духовную Семинарию, получивший офицерское звание в царской армии. Александр эмигрировал вместе с белой армией за границу. Изредка ему удавалось присылать отцу весточки о себе. В 1929 г. он сообщил, что принял священный сан. Позднее на допросе о.Владимир охарактеризовал свою переписку с сыном как «чисто семейную и практически богослужебную».

В декабре 1929 г. о.Владимир стал бездомным. Его дом продали с торгов за неуплату налога. Священник перебрался жить в церковную сторожку, где и был арестован 4 февраля 1930 г. Милиционер, арестовавший его, не имел ордера на арест, руководился устным приказом начальства.

6 ферваля 1930 г. состоялось расширенное заседание Пленума и бедноты Тимского с/с, на котором обсуждался вопрос «о раскулачивании и выселении враждебно настроенных граждан». В список подлежащих раскулачиванию и выселению за пределы Центрально-Черноземной области протоиерей Владимир попал как «священник с 25-летним стажем». На самом деле священнический стаж у о.Владимира был на 12 лет больше.

21 февраля в Курском Домзаке, куда был направлен о.Владимир, его осмотрел доктор, который нашел у арестованного миокардит и признал его неспособным передвигаться на большие расстояния пешком.

Уличить о.Владимира в антисоветской деятельности сотрудникам ОГПУ оказалось сложно. «Спасский крайне осторожен и ведет таковую подпольно, действуя через других лиц», — писал автор обвинительного заключения.

Настораживало ОГПУ даже то, что в последнее время о.Владимир не произносил проповедей, «из этого следует, что Спасский ожидает политического переворота в стране, который даст ему возможность говорить свободно и создается впечатление, что советская власть возбраняет свободу слова»

Виновным себя в антисоветской агитации о.Вадимир не признал. На допросе священник заявил, что считает себя в первую очередь священнослужителем, представителем тихоновской церкви, а не политическим деятелем, борющимся с советской властью. «Даже в самой идее коллективизации священник не видел ничего противоречащего духу Евангелия, и сказал, что «подчиняется всякой власти и служит народу». К огорчению следствия Спасский «упорно» не назвал никого из «бывших членов СРН», сославшись на свою «забывчивость».

Отводя обвинение в выдаче белым для расстрела большевиков, священник предъявил справку селькресткома, предусмотрительно взятую им 23 декабря 1929 г. В справке говорилось, что «священник Спасский во время нашествия белых банд в поселке Тим в 1919 г. отстаивал граждан от расстрела, и агитаций от него явных нет».

24 марта 1930 г. дело в отношении отца Владимира было прекращено на основании «распоряжения ПП ОГПУ по ЦЧО от 21.02.1930г. за N 45056».

«С 1934 по 1941 г. в Курской области было закрыто 792 храма», в том числе и храм Воздвиженья Креста Господня в Тиме.

21 июля 1939 г. Крестовоздвиженский храм был закрыт по решению Президиума Курского облисполкома и передан под «культурные нужды». Протоиерей Владимир перешел служить в другую тимскую церковь — кладбищенскую.

В поле зрения ГПУ о.Владимир чуть было не попал в 1937 г., когда арестованный Курский епископ Артемон (Евстратов), перечисляя на допросе благочинных Курской епархии, указал, что в Тимском церковном округе старшим священником является о.Владимир.

Но и эту церковь власти вскоре закрыли. Отец Владимир был вынужден уйти на покой, но, по некоторым сведениям, продолжал тайно совершать требы на домах жителей. В годы Великой Отечественной войны о.Владимир не покидал Тима. В период оккупации его, 73-х летнего старика, немцы выгнали вместе с другими тимчанами на очистку дорог от снега. Подгоняя работающих, немецкий солдат ударил священника прикладом в спину. О.Владимир слег и через две недели скончался

Погребен протоиерей Владимир Спасский на кладбище недалеко от последнего храма, в котором ему довелось служить

Внук, Борис Спасский — десятый чемпион мира по шахматам; внучка, Ираида Спасская — неоднократная чемпионка СССР по шашкам и серебрянный призер чемпионата мира по международным шашкам.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: