Митяев Иван Михайлович

 Иван Михайлович Митяев — бригадир треста «Курскрудстрой». Работал на строительстве МГОКа, после приезда болгарских строителей возглавлял интернациональную бригаду, с которой досрочно сдавал объекты.

Работая на строительстве фабрики обогащения, предложил объединить все мелкие бригады в комплексную, исключить раздробленность в работе, эффективнее использовать технику и механизмы. Это его предложение поначалу показалось неприемлемым: до сих пор в тресте считали, что малыми бригадами работать легче – можно маневрировать, перебрасывать людей на «горячие точки». Спор все-таки не затягивали и хоть во мнениях разошлись, но разрешили Митяеву попробовать: уж очень он был настойчив. В первые же месяцы комплексная бригада почти на треть повысила производительность труда, одна делала больше, чем несколько прежних малых бригад весте взятых.

А у Митяева новое предложение: перейти на бригадный подряд. Каждый в коллективе овладел несколькими смежными специальностями. Возросла ответственность людей.

Для Митяева не было выгодных и невыгодных строек. Всюду он работал с высоким качеством и тем самым любую стройку возводил в ранг заметной и важной, будь то котельная, или цехи фабрик МГОКа. В те годы не раз звучало на оперативках, планерках, профсоюзных конференциях: «Где Митяев – там гарантия!»

В апреле 1970-го Ивану Михайловичу присвоили звание Героя Социалистического Труда.

______________________________

 

 В Железногорске у здания треста «Курскрудстрой» — большой красочный стенд. На нем плакаты, лозунги, тексты социалистических обязательств, которые приняли на себя коллективы строителей второй очереди обогатительной фабрики Михайловского горно-обогатительного комбината. Но работники треста около стенда останавливаются не часто. Оно и понятно. Стенд висит с начала года, и все строители хорошо тают, какой объект и когда они решили сдать под монтаж металлоконструкций, на какие производственные рубежи должны выйти к концу третьего года десятой пятилетки.

Но зато у доски показателей, рядом со стендом, людей можно увидеть часто. Особенно в начале каждого месяца. Как раз в те дни на доску заносятся итоги работы коллективов строительно-монтажных управлений и отдельных бригад треста за предыдущий месяц. А в честь победителя соревнования над доской загорается ярким светом красная пятиконечная звезда. В тот день, когда я и первые приехал в Железногорск, именно так и было здесь написано: «Звезда трудовой славы зажжена в честь бригады СМУ-4 И. Митяева — Ц. Ценкова». Так состоялось мое первое заочное знакомство с Иваном Михайловичем Митяевым.

Вторая, опять же заочная встреча произошла на одной из улиц Железногорска. Под транспарантом со словами «Лучшие рационализаторы города» было несколько фотопортретов. На одном из них — И. Митяев: приветливое лицо, острые темные глаза. На лацкане пиджака — орден Ленина. Правда, теперь Иван Михайлович Митяев мог бы сняться со звездой Героя Социалистического Труда…

С высоты действующего корпуса обогатительной фабрики строительная площадка, как на ладони. В огромном котловане ощетинились стальной арматурой замысловатые бетонные конструкции. Плывут над ними стрелы подъемных кранов. С шумом загоняют сваи в грунт копры. Трещат отбойные молотки. И повсюду вспышки электросварки. Здесь, на самой минусовой отметке, на тринадцать с половиной метров ниже уровня пола будущего цеха флотации — фронт работ укрупненной комплексной бригады Ивана Митяева и Ценко Ценкова. А два руководителя потому, что бригада интернациональная. Половина коллектива — болгарские строители.

У дальней кромки котлована прилепился небольшой «городок» из домиков-вагончиков: «бригадирская», комнаты отдыха и бытовые помещения бригады. Там я и собирался встретить Митяева.

— Что вы, — возразил мне один из строителей. — Там Михалыча в разгар смены никогда не бывает. Правда, есть у нас и такие бригадиры, что только и сидят в вагончиках, у телефона. А он никогда. Ищите его на участке, среди, рабочих.

Мне повезло. Искать Ивана Михайловича не пришлось. Я узнал его по фотографии, хотя сейчас на нем была рабочая куртка, а на голове красная строительная каска. Митяев, заложив руки за спину, стоял на крутом спуске в котлован и, щурясь от солнца, внимательно и спокойно осматривал сверху свой участок.

— А чего волноваться, когда все нормально, — улыбнулся он. — Всегда бы дела шли так хорошо, как сегодня. Но день на день не приходится… На строительстве Михайловского ГОКа немало тех, кто работает здесь с первого дня. Говоря о таком человеке, можно назвать и год, когда он пришел сюда, и объекты фабрики, в сооружении которых он участвовал, и еще многое другое, не менее интересное и важное. Но когда хотят подчеркнуть особое уважение к ветерану, строители говорят коротко: «Он здесь с первого колышка». Так говорят и о Митяеве. Он приехал в Железногорск десять лет назад.

— Все кругом было засеяно рожью, — вспоминает Иван Михайлович. — Привезли нас сюда в автобусе. Высадили у края поля. Смотрим, как колхозники рожь убирают. Когда рожь убрали, вышли в поле и мы, строители. Стали колышками размечать котлованы под фундаменты производственных корпусов комбината.

На трудовом пути каждого человека есть вехи, которыми означены наиболее важные для него события, с которых начинается отсчет новых, еще более значительных.

Есть такие вехи в судьбе Ивана Михайловича, которые он считает важными, потому что каждая поднимала его на новую жизненную и рабочую высоту. Первая — учеба в Болоховском ремесленном училище Тульской области. И сразу — заявка на серьезное отношение к избранному пути. За отличные знания и высокие практические навыки юноше был присвоен еще в училище пятый квалификационный разряд столяра. Напомню, что тогда из ремесленных училищ выпускали с четвертым (ныне вторым) разрядом. И лишь для очень способных делалось исключение.

После нескольких лет работы в тресте «Калининуголь» Иван Митяев надел черный флотский бушлат. Началась новая важная страница в его судьбе. Матрос, старшина, специалист первого класса, секретарь комсомольской организации части… На Северном флоте он не только получил морскую закалку, но и сделал один из главных шагов в жизни — стал коммунистом.

Еще одна страница — город Качканар Свердловской области, строительство горно-обогатительного комбината. Шесть лет проработал здесь Митяев. Возглавлял комплексную бригаду, которая сооружала корпус крупного дробления. И сдала его на год раньше срока. В числе лучших был этот коллектив и на строительстве фабрики окомкования.

Работа в тресте «Качканаррудстрой» дала Митяеву многое. Значительно обогатился его профессиональный опыт, навыки руководителя бригады. Он научился быстро находить тесные контакты с людьми, увлекать их личным примером, зажигать коллектив на добрые дела. Иван Михайлович обрел вкус к строительству крупных и сложных промышленных объектов, где можно широко развернуться, с наибольшим эффектом применить новые формы организации труда, прогрессивную технологию, полнее отдавать делу свои способности.

Однажды из газет Иван Михайлович узнал, что на знаменитой Курской магнитной аномалии, а точнее в Железногорске, тогда еще крохотном городке, началось строительство мощного Михайловского горно-обогатительного комбината. Решение поехать на новостройку пришло сразу. Быстрыми были и сборы в дорогу. Вскоре Иван Михайлович вместе с женой Александрой Васильевной и сыновьями Владимиром и Виктором приехал на курскую землю.

Вот как вспоминает свою первую встречу с Митяевым заместитель управляющего трестом «Курскрудстрой» Николай Иванович Ушаков:

— Строительство комбината началось со строительства города. И это естественно. Надо было подготовить металлургам нормальные условия и для работы, и для жизни. Тогда я возглавлял строительно-монтажное управление. Сооружали подвальное помещение больницы. Даю задание Митяеву. Как обычно начинаю рассказывать, что и как делать. Излагаю детально, стараюсь не упустить ни одной мелочи. Так-то мол надо расставить людей, такие-то использовать механизмы. Сообщаю другие подробности. Митяев минут двадцать слушал меня внимательно. А потом вдруг стал улыбаться. Смотрит на меня и улыбается. Я слегка растерялся. «В чем дело?» — спрашиваю. А он мне: «Как организуем на объекте работу — это дело бригады. Вы лучше помогите нам как начальник управления». И он попросил ленточный транспортер, который на подобных работах никто раньше не применял. Я удивился просьбе, но механизм бригаде дали. В общем, вместо положенных по норме двух месяцев Митяев управился с заданием за один. С того раза я советов бригадиру больше не давал… Более того, сам неоднократно обращался к нему за рекомендациями. Да и сегодня без его участия не обходится ни одно большое дело. Организаторские способности Митяева особенно ярко проявились на строительстве комбината. Здесь ему бригада попалась, прямо сказать, никудышная. Дисциплина низкая, профессиональные навыки у большинства слабые, чувство коллективизма, взаимопомощь отсутствовали. Ивана Михайловича удивляли такие факты: на объекте арматурщики, например, едва справляются со своей работой, а плотники из-за нехватки досок сидят сложа руки. Но им даже в голову не приходит помочь товарищам!

— Промышленная стройка — второй фронт, — любит говорить Иван Михайлович. — Недаром у нас есть выражение «фронт работ». На объекте, как в бою, каждый должен уметь заменить товарища, в нужную минуту помочь ему. Только тогда придет успех ко всему коллективу. Приняв бригаду, Митяев сразу взял ее, как говорят, в «ежовые рукавицы». Спуску нерадивым не давал. Старательных поощрял и словом, и делом. По его инициативе был разработан бригадный метод обучения. За каждым новичком закрепил наставника — строителя высокой квалификации, который помогал молодому рабочему скорее освоить дело, передавал ему лучшие, проверенные практикой методы труда.

И хотя у новичков были свои, «индивидуальные» наставники, для всех главным наставником стал Митяев. Он и учил главному — считать весь фронт работ бригады своим личным рабочим местом, быстро находить свое место в строительном потоке, уметь максимально отдавать себя коллективу. Делал он это без лишней назидательности, порой изобретательно и не без юмора.

Многие помнят, например, о таком случае. На стройке, известно, — шумно, люди друг от друга работают на расстоянии. Порой пойдут самосвалы с бетоном один за другим. Только успевай его укладывать. Тут одним бетонщикам не управиться. Пока бригадир к одному подойдет, скажет, чтобы он переключался на бетон, ко второму, третьему — время упустишь. И вот однажды перед началом смены Иван Михайлович предупредил некоторых товарищей: «Работайте, как прежде, но меня из виду не упускайте. А там догадаетесь, к чему я это говорю».

Строители работают, временами поглядывают на бригадира. Но ничего особенного не замечают. И вдруг видят бригадир вибратором трамбует бетон, а рядом с ним из земли торчит квадрат фанеры. На таком своеобразном указателе большими буквами: «Делай, как я!».

Давно этот «указатель» пылится где-то в одном из вагончиков. Но с тех пор стало для каждого правилом — постоянно знать, что делается на любом участке бригады, и вовремя быть там, где нужны люди.

Про бригаду Митяева говорили: «И людей на участке вроде бы нет, а дело идет». В социалистическом соревновании за право уложить первый бетон на новых объектах его бригада неоднократно выходила победителем. Первые кубометры бетона митяевцы уложили в фундаменты обогатительной фабрики, корпуса измельчения известняка и склада концентратов второй очереди фабрики окомкования, корпуса второй очереди фабрики обогащения и некоторых других.

Но не во всех коллективах, к сожалению, дела шли так хорошо, как у бригады Митяева. Тогда, в 1974 году, производительность труда на строительстве комбината значительно отставала от плановой. Партийный комитет, руководители треста обратились ко всему коллективу, и прежде всего к лучшим бригадирам, с вопросом: «Как поднять производительность труда?»

Предлагались разные идеи. Внес предложение от имени своей бригады и Митяев. Оно таково — внедрить на стройке бригадный подряд. Иными словами, впервые на промышленном строительстве объектов Министерства строительства предприятий тяжелой индустрии применить метод Николая Злобина. Хотя мысль была неожиданна своей новизной, Ивана Михайловича поддержали передовые бригадиры Евстафий Сафронов и Александр Устинов.

Однако были и такие, кто возражал.

— Злобину проще, — говорили они. — Он жилье строит. Берет подряд на один дом и уже через несколько месяцев сдает его «под ключ». Вот и весь хозрасчет. А у нас — корпуса по километру, строительство длится годами. Да и по сложности разве сравнить жилые дома с промышленными объектами. Попробуй, обсчитай здесь подряд.

Довод, казалось бы, сильный. Но и тут Митяев нашел выход. Он предложил большие объекты разбить на части и выдавать бригадам подряды по так называемым законченным конструктивам. И еще одно новшество — объединить три мелких коллектива участка в одну укрупненную бригаду. Все предложения передовиков были приняты.

Руководители треста, учитывая важность эксперимента, пошли на то, чтобы создать инициаторам несколько лучшие условия, чем другим бригадам. И это было оправдано. Забегая вперед, скажу, что довольно скоро хозрасчетные коллективы окрепли и начали трудиться в одинаковых условиях с остальными. Уже через год семнадцать бригад, которые первыми перешли на подряд, увеличили отдачу на треть. А бригада Митяева при плане 640 рублей в месяц подняла выработку на одного человека до 960 рублей. Ровно в полтора раза!

В такой успех не все поверили сразу. Но факт оставался фактом. Благодаря новой организации труда строителей, умелому использованию механизмов, налаживанию тесных контактов с поставщиками материалов митяевцы сдали монтажникам фундаменты корпуса измельчения известняка на четыре месяца раньше срока.

А ведь это было только начало…

Сегодня в тресте «Курскрудстрой» хозрасчетных укрупненных комплексных бригад более восьмидесяти. Всего два года назад их было почти наполовину меньше. Но дело не столько в количественном росте, сколько в переходе на еще более высокую ступень организации работы по бригадному подряду.

— Раньше, — рассказывает Митяев, — бригаде давали подряд на работы продолжительностью месяц-полтора. Это примерно, — он обвел глазами площадку и махнул рукой, — от той стенки до места, где мы стоим. Пятачок, а не площадка. Не подадут нам вовремя бетон, арматуру, да хотя бы доски для опалубки, что делать? Часть людей кое-как займешь работой, а большинство — сидит. Конечно, дела шли лучше, чем до хозрасчета. Но по всему было видно, что не вскрыты еще большие резервы. В прошлом году пошли на увеличение объема подрядных работ: со сроком исполнения до одного — двух кварталов. Сразу — другое дело. Теперь участок и глазом-то не охватишь. Перебоев даже в подвозке бетона — а они главный наш тормоз — и то не боимся. По ходу дела постоянно маневрируем людьми, техникой, создаем задел на перспективу.

Маневрируем… Как это выглядит на практике, я наблюдал немного спустя. У готового под бетонирование фундамента никто не сидел и не ждал машин с бетоном. Все на площадке занимались делом. Одни сваривали стальные прутья арматуры. Другие обшивали арматуру опалубкой. А Митяев со своим звеньевым плотником-бетонщиком Анатолием Токарским делал очень ответственную на строительстве операцию — установку анкерных болтов. «А вдруг сейчас бетон привезут? Кто же будет разгружать?» — подумал я. Но вот на площадку прикатил самосвал. Тотчас у машины оказался Митяев. Дал команду крановщику. Пока тот разворачивал стрелу, быстро подошли еще трое рабочих (помните указатель «Делай, как я!»), зацепили стропами бадью и бетон полился в опалубку. Несколько минут — и дело было сделано. Все вернулись на прежние рабочие места.

— А если, например, сварщик не захочет выполнять плотницкую работу? — спрашиваю. Митяев хитро улыбнулся: мол, дорогой товарищ, нами все продумано — и ответил:

— Такого не бывает. При распределении заработка учитываем вклад каждого. Бригадой-то я не один руковожу, а десять человек — совет бригады. И эти люди видят, кто с какой отдачей трудится. Они же и распределяют общий заработок. Ведь для коллектива часто бывает важно не сколько на своем месте человек сделал, а как быстро он пришел в нужный момент на помощь другому.

Нужный момент… Я сам видел это на некоторых объектах, когда в нужный момент у самосвала с бетоном не оказывалось людей. Тогда шофер разворачивался и уезжал на другой участок, где с разгрузкой не задержат. Ведь его заработок зависит от количества рейсов. Шоферы говорят:

— У митяевцев бетон словно в бездонное жерло уходит. Поэтому работаем с ними всегда с удовольствием. Знаем, здесь ценят рабочую минуту. И свою, и партнера.

Действительно, рабочую минуту Митяев ценить умеет. Более того, бригадный подряд научил считать каждый рубль, извлекать экономию там, где, казалось бы, ее и найти трудно. Как-то обоих бригадиров — Митяева и Ценкова — я встретил вместе. Касаясь касками друг друга, они склонились над чертежом и что-то подсчитывали на бумаге. Оказалось, решали далеко не второстепенный для бригады вопрос: как «расчистить» площадку, чтобы скорее уложить рельсы под башенный кран.

— Но вот же стоит кран гусеничный? Почему не хотите продолжать им работать? — удивился я.

— Потому что за смену он обходится бригаде в 98 рублей, а другой — вдвое дешевле. Разницу-то бригада платит. Мы же на хозрасчете, — объяснили мне.

Бригадиры и звеньевые хорошо знают, во что обходится коллективу эксплуатация экскаватора, любого крана, компрессорной станции. Знают, что сберечь кубометр бетона — значит сэкономить 23 рубля, кубометр досок — 46 рублей, тонну металлической опалубки — 296 рублей. Да что кубометры и тонны! Здесь и гвоздь, случайно брошенный, подберут, выпрямят и снова пустят в дело. Митяев нередко на площадку приходит с гвоздодером. Рабочие уже знают: сегодня дела у коллектива идут четко, как по маслу. Потому-то бригадир и занялся поиском «резервов экономии». Шутка ли, до 360 килограммов гвоздей экономят митяевцы. Но своими действиями бригадир не столько извлекает материальную выгоду, сколько лишний раз напоминает о бережливости, о необходимости рационального расходования материалов. Хотя одно другому не мешает. Вот и старается бригада «арендовать» механизмы и машины подешевле, а загружать их полнее, использовать вторично обрезки арматуры, бетонных свай, металлических листов от опалубки.

Кстати, бригада на некоторых видах работ широко применяет предложенную Митяевым металлическую опалубку. Она благодаря многократному использованию дешевле деревянной. С ней удобнее работать.

— Да и колечко получается ровным, гладким, без подтеков. Приятно посмотреть, — показал Иван Михайлович на бетонное кольцо фундамента весом шестьсот тонн, которое после строителей уже никто и никогда не увидит. Его засыплют по самую макушку землей.

В словах бригадира раскрывается, на мой взгляд, еще одна важная его черта: делать все аккуратно и красиво, пусть даже эта красота потом скроется от людских глаз. Зато ее видели он и бетонщицы Мария Цыбина и Анна Юдина, плотник-опалубщик Анатолий Попов, арматурщик-сварщик Василий Кузяков, болгарские строители Атонас Христов, Иван Славов. В общем — вся бригада, шестьдесят человек. А это главное. Кстати, Иван Михайлович делает на совесть все, за что возьмется. С гордостью, которую по достоинству оценил бы каждый автолюбитель, он сообщил:

— Мотор своего «Москвича» лично сам дважды перебирал. Работает, как часы. Хотите посмотреть?

…Весть о том, что бригада Митяева победила в социалистическом соревновании, на строительную площадку «привезла» вторая смена. Тотчас у вагончиков взвились два флага — советский и болгарский. Все поздравляли друг друга, радовались успеху.

— А как же премию будете делить? По двадцатке на каждого? — с подвохом спросил я бригадира. Он опять улыбнулся знакомой улыбкой, мол и тут все учтено.

— Зачем делить? Ведь всегда в коллективе у кого-нибудь знаменательное событие: день рождения, прибавка в семье, переезд на новую квартиру. А то и проводы в армию. Вот и дарим «виновнику» телевизор, фотоаппарат, приемник, а кому и столовый сервиз. Пусть он знает, что товарищи высоко ценят его вклад в общее дело. Завтра на совете бригады и решим, кого и чем презентовать. Такая уж у бригады традиция.

…Думаю, что именно благодаря ей и зажглась на доске показателей в честь бригады Митяева звезда трудовой славы.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: