Жертвы фашистской оккупации

«Европейские ценности» расхожее ныне выражение. О некоторых из них мы узнали в середине 20-го века. В годы Великой Отечественной войны таковые несли нам не только немецкие «волонтёры». Отдельного разговора стоят итальянские, венгерские, хорватские, финские… Советскому Союзу они стоили миллионы жизней, большую часть которых составляют вовсе не боевые потери.
Слово «Европа» имеет магическое воздействие, даже хороший ремонт или отделку у нас называют с приставкой «евро» почему то. Всегда ли это признак некоего качества?
Европейский гуманизм образца середины прошлого столетия нашёл своё отображение в этой небольшой фотоподборке.
Смотреть её рекомендуется человеку совершеннолетнему и подготовленному. На то он и «еврогуманизм».

Начать же хочется со стихотворения Роберта Рождественского.

 
Послевоенная песня

Задохнулись канонады,
В мире тишина,
На большой земле однажды
Кончилась война.
Будем жить, встречать рассветы,
Верить и любить.
Только не забыть бы это,
Не забыть бы это,
Лишь бы не забыть!

Как всходило солнце в гари
И кружилась мгла,
А в реке меж берегами
Кровь-вода текла.
Были черными берёзы,
Долгими года.
Были выплаканы слёзы,
Выплаканы слёзы,
Жаль, не навсегда.

Задохнулись канонады,
В мире тишина,
На большой земле однажды
Кончилась война.
Будем жить, встречать рассветы,
Верить и любить.
Только не забыть бы это,
Не забыть бы это,
Лишь бы не забыть!

~~~

Погибшие от голода и холода пленные красноармейцы. Лагерь для военнопленных находился в селе Большая Россошка под Сталинградом.

Расстрелянные немцами советские люди. Тюремный двор в Ростове-на-Дону после ухода немцев.

Жители Ростова-на-Дону во дворе городской тюрьмы опознают родственников, убитых немецкими оккупантами.
Из докладной записки УНКВД по Ростовской области № 7/17 от 16.03.1943: «Дикий произвол и зверства оккупантов первых дней сменились организованным физическим уничтожением всего еврейского населения, коммунистов, советского актива и советских патриотов… В одной только городской тюрьме 14 февраля 1943 года — в день освобождения Ростова — частями Красной Армии было обнаружено 1154 трупа граждан города, расстрелянных и замученных гитлеровцами. Из общего количества трупов 370 были обнаружены в яме, 303 — в разных местах двора и 346 — среди развалин взорванного здания. Среди жертв — 55 несовершеннолетних, 122 женщины».
Всего за время оккупации гитлеровцы уничтожили в Ростове-на-Дону 40 тысяч жителей, еще 53 тысячи угнали на принудительные работы в Германию.

Немцы использовали памятник Ленину в оккупированном Воронеже как виселицу.

Казнь Зои Космодемьянской. На груди девушки — плакат с надписью «Поджигатель» (Зоя была схвачена немцами при попытке поджога дома, где квартировали немецкие солдаты). Снимок сделал немецкий солдат, который впоследствии погиб.

Тело Зои провисело на виселице около месяца, неоднократно подвергаясь надругательствам со стороны проходивших через деревню немецких солдат. Под Новый 1942 год пьяные немцы сорвали с повешенной одежду и в очередной раз надругались над телом, исколов его ножами и отрезав грудь. На следующий день немцы отдали распоряжение убрать виселицу и тело было похоронено местными жителями за околицей деревни.

Убитые красноармейцы в придорожном кювете.

Погибшие советские солдаты, а также мирные жители — женщины и дети. Тела свалены в придорожный кювет, словно бытовой мусор; мимо по дороге спокойно движутся плотные колонны немецких войск.

Советские подпольщики перед казнью в Минске. В центре — 16-летняя Мария Брускина с фанерным щитом на груди и надписью на немецком и русском языках: «Мы партизаны, стрелявшие по германским войскам». Слева — Кирилл Иванович Трус, рабочий Минского завода им. Мясникова, справа — 16-летний Володя Щербацевич.

Это первая публичная казнь на оккупированных территориях, в тот день в Минске на арке дрожжевого завода повесили 12 советских подпольщиков, помогавших раненым красноармейцам бежать из плена. На фото — момент подготовки к повешению 17-летней Марии Брускиной. Мария до последней минуты жизни пыталась отвернуться от немецкого фотографа.
Казнь совершили добровольцы 2-го батальона полицейской вспомогательной службы из Литвы, которыми командовал майор Импулявичюс.

Подготовка к повешению Владимира Щербацевича.

Подготовка к повешению Кирилла Труса.

Сотрудница 3-й Советской больницы Ольга Федоровна Щербацевич, ухаживавшая за пленными ранеными солдатами и офицерами Красной армии. Повешена немцами в Александровском сквере Минска 26 октября 1941 года. Надпись на щите, на русском и немецком языках — «Мы партизаны, стрелявшие по германским солдатам».
Из воспоминаний свидетеля казни — Вячеслава Ковалевича, в 1941 году ему было 14 лет: «Я шел на Суражский рынок. У кино «Центральный» увидел, что по улице Советской движется колонна немцев, а в центре три человека гражданских, со связанными сзади руками. Среди них тетя Оля, мать Володи Щербацевича. Их привели в сквер напротив Дома офицеров. Там было летнее кафе. Перед войной его стали ремонтировать. Сделали ограду, поставили столбы, а на них поприбивали доски. Тетю Олю с двумя мужчинами подвели к этой ограде и на ней начали вешать. Сначала повесили мужчин. Когда вешали тетю Олю, веревка порвалась. Подбежали два фашиста — подхватили, а третий закрепил веревку. Она так и осталась висеть».

Это фото сделано между 1941 и 1943 годами парижским Мемориалом Холокоста. Здесь изображен немецкий солдат, целящийся в украинского еврея во время массового расстрела в Виннице (город расположен на берегах Южного Буга, в 199 километрах к юго-западу от Киева). На обороте фотокарточки было написано: «Последний еврей Винницы».

Каратели расстреливают еврейских женщин и детей у села Мизоч Ровенской области. Еще подающих признаки жизни хладнокровно добивают. Перед казнью жертвам было приказано снять всю одежду.
В октябре 1942 года жители Мизоча выступили против украинских вспомогательных подразделений и немецких полицаев, которые намеревались ликвидировать население гетто.

Оркестр заключенных Яновского концлагеря исполняет «Танго смерти». Накануне освобождения Львова частями Красной Армии немцы выстроили круг из 40 человек из оркестра. Охрана лагеря окружила музыкантов плотным кольцом и приказала играть. Сначала был казнен дирижер оркестра Мунд, дальше по приказу коменданта каждый оркестрант выходил в центр круга, клал свой инструмент на землю и раздевался догола, после чего его убивали выстрелом в голову.

Угол Невского и Лиговского проспектов Ленинграда. Жертвы первых обстрелов города немецкой артиллерией.

Жертвы первых немецких артобстрелов Ленинграда на Глазовой улице.

Жертвы немецкого артиллерийского обстрела в Ленинграде.

Немецкий охранник даёт своим собакам позабавиться с «живой игрушкой».

Нацисты расстреливают мирных жителей в Каунасе.

Казнь советских партизан после испытания виселицы на прочность. 1941 г.

Повешенные советские партизаны. 1941 г.

Красноармейцы у тел замученных немцами мирных жителей — женщин, детей, стариков. Гатчина (в 1929-1944 гг — Красногвардейск).

Партизанский связной, замученный фашистами.

Расстрел еврейской семьи в Ивангороде на Украине.

Багеровский противотанковый ров близ Керчи. Григорий Берман над телами жены и детей.
Фрагмент из «Акта Чрезвычайной Государственной Комиссии о злодеяниях немцев в городе Керчи», представленного на Нюрнбергском процессе под названием «Документ СССР-63»: «…Местом массовой казни гитлеровцы избрали противотанковый ров вблизи деревни Багерово, куда в течение трех дней автомашинами свозились целые семьи обреченных на смерть людей. По приходу Красной Армии в Керчь, в январе 1942 года, при обследовании Багеровского рва было обнаружено, что он на протяжении километра в длину, шириной в 4 метра, глубиной в 2 метра, был переполнен трупами женщин, детей, стариков и подростков. Возле рва были замерзшие лужи крови. Там же валялись детские шапочки, игрушки, ленточки, оторванные пуговицы, перчатки, бутылочки с сосками, ботиночки, галоши вместе с обрубками рук и ног и других частей тела. Все это было забрызгано кровью и мозгами. Фашистские негодяи расстреливали беззащитное население разрывными пулями…».
В общей сложности в Багеровском рву было найдено около 7 тысяч трупов.

Багеровский противотанковый ров близ Керчи. Местные жители оплакивают убитых немцами людей.

Тела советских граждан, убитых у деревни Багерово в районе города Керчь.

Расстрел советских партизан.

Повешенные в Харькове на балконе административного здания советские партизаны. Трофейная фотография, захвачена в марте 1943 года на Миус-фронте у деревни Дьяковка. Надпись по-немецки на обороте: «Харьков. Повешение партизан. Устрашающий пример для населения. Это помогло!!!».

Советские граждане, повешенные немцами в городе Харьков. Надпись на табличках — «Наказание за взрывы мин».

Неизвестный советский партизан повешенный на столбе линии электропередач в городе Можайск. Надпись на воротах позади повешенного — «Можайский кинотеатр». Фотография найдена в личных вещах Ганса Эльманна, погибшего в боях у деревни Дмитриевка на реке Миус 22 марта 1943 года.

Советский ребенок рядом с убитой матерью. Концлагерь для гражданского населения «Озаричи». Белоруссия, местечко Озаричи Домановичского района Полесской области.

Трупы замученных гитлеровцами пленных красноармейцев в деревне Гороховец Киришского района.

Публичная казнь «подозреваемого партизана» служащими немецкой полевой жандармерии. Фото «на память» было найдено в личных вещах убитого немецкого солдата. На доске, прибитой к виселице, написано на немецком и русском языках: «Такая судьба постигнет каждого партизана и комиссара и тех, кто выступает против германской армии».

Группа арестованных советских граждан по подозрению в партизанских действиях перед расстрелом. На заднем плане, в центре, охранник полевой жандармерии с оружием наготове, справа вверху — офицеры вермахта и прибывшая расстрельная команда солдат.

Советские женщины оплакивают жертв гитлеровцев.

Убитые немцами мирные жители Житомира.

Расстрелянные немцами перед отступлением местные жители. Декабрь 1943 — январь 1944 года.

Евреи-жители города Шяуляй перед отправкой на расстрел близ станции Кужяй.

Семья советского колхозника, убитая в день отступления немецких войск.

Похороны молодогвардейца Сергея Тюленина. На заднем плане стоят оставшиеся в живых молодогвардейцы Георгий Арутюнянц (самый высокий) и Валерия Борц (девушка в берете). Во втором ряду отец Сергея Тюленина (?).

Похороны молодогвардейца Ивана Земнухова.

Немецкие солдаты готовятся к расстрелу советских военнопленных на высоте 122 в предгорье хребта Муста-Тунтури. Кольский полуостров. Справа стоит рядовой Сергей Макарович Корольков.

Тела советских граждан, повешенных немцами во время оккупации Волоколамска.

Советские женщины толкают телегу с телами расстрелянных немцами мужчин.

Советский ребенок, плачущий над телом своей погибшей матери.

Повешенные советские граждане, подозреваемые немцами в связи с партизанами.

Еврейские, польские и украинские женщины и дети, запертые в теплице в ожидании своей участи. Они были расстреляны немцами на следующий день. Всего в конце августа 1941 у Дома Красной Армии Новоград-Волынска было расстреляно 700 мирных жителей, включая женщин и детей.

Казнь подпольщика Владимира Виноградова, убившего в Витебске немецкого солдата. Надпись на табличке на немецком и русском языках: «Владимир Виноградов убил 23.09.41 в Витебске немецкого солдата».
Из книги «Витебское подполье». В сентябре 1941 года группа комсомольцев во главе с В.И. Виноградовым предприняла попытку взорвать железнодорожный мост через Западную Двину. Но мост усиленно охранялся, и патриотов постигла неудача. За Володей началась слежка. 23 сентября на квартиру Виноградовых явился немецкий жандарм, чтобы арестовать комсомольца. Встретились они в коридоре. Володя выхватил у гитлеровца штык и тут же заколол фашиста, а сам бросился бежать, но при попытке переправиться через Западную Двину был схвачен и через несколько дней казнен.

Занесенное снегом тело Валентины Ивановны Поляковой, учительницы Крюковской средней школы, расстрелянной немцами 1 декабря 1941 г. в школьном саду. Ей было 27 лет, она преподавала русский язык. После освобождения Крюкова В.И. Полякову похоронили у школьных ворот, позднее ее перезахоронили на Андреевском кладбище. Местные жители помнят ее до сих пор и ухаживают за ее могилой.

Повешенные за украденную каску с надгробья немецкого солдата советские мирные жители.

Немецкие солдаты фотографируются на фоне двоих повешенных советских партизан.

Немцы казнят на виселице советских граждан, которых подозревают как партизан.

Тела расстрелянных в православной церкви советских граждан.

Полицаи казнят на виселице двух советских граждан, подозреваемых в связях с партизанами, на улице города Богодухов Харьковской области.

Тела трех советских граждан (двух мужчин и женщины), повешенных немцами на улице деревни Комаровка Могилевской области.

Повешенные советские партизаны. 1941 г.

Повешенный немцами на углу дома советский партизан. Надпись на обратной стороне фото говорит о том, что это один из 32 повешенных партизан.

Повешенная немцами в деревне Теплое Луганской области советская женщина. Женщина была казнена за хранение боеприпасов.

Жители Харькова у тел повешенных на улице Шевченко троих советских партизан.

Финские солдат и офицер у тел расстрелянных на окраине Петрозаводска советских пленных.

Казак-полицай на потеху венгерским оккупантам рубит шашкой пленных советских партизан. Осень 1941 года, Украина.

Тела евреев, убитых нацистами во время погромов во Львове.

Тела евреев, расстрелянных во время погромов во дворе тюрьмы Львова.

Гора тел жителей Львова, убитых нацистами во время погромов.

Плакат и памятник в украинском селе в память о мирных жителях убитых немцами.

Жители освобожденной Полтавы у сожженных немцами тел советских граждан.

Тела убитых немцами советских людей в освобожденной Полтаве.

Советский партизан, казненный венгерскими оккупантами в Старом Осколе.

Сожженные немцами на Украине советские люди.

Жители советского населенного пункта читают плакат, установленный немцами на виселице.

Красноармейцы и мирные жители, расстрелянные немцами и сваленные в окоп под Минском.

Венгерские солдаты с трофейными советскими винтовками СВТ-40 у ямы с расстрелянными советскими мирными жителями.

Уезд Бобрка, воеводство львовское. 16 августа 1943. Клещинска, член польской семьи в Подяркове — жертва нападения ОУН-УПА. Результат удара топором нападавшего, пытавшегося отрубить правую руку и ухо, а также причинённых мук — круглая колотая рана на левом плече, а также широкая рана на предплечье правой руки, вероятно от её прижигания.

Уезд Бобрка, воеводство львовское. 16 августа 1943. Клещинска из польской семьи из четырёх человек, замучена ОУН-УПА. Видны выбитый глаз, раны головы, попытка отрубания кисти, а также следы других пыток.

Уезд Бобрка, воеводство львовское. 16 августа 1943. Одна из двух семей Клещинских в Подяркове замучена ОУН-УПА 16 августа 1943 года. На плане семья из четырёх человек — супруги и двое детей. Жертвам выковыряли глаза, наносили удары по голове, прижигали ладони, пробовали отрубать верхние и нижние конечности, а также кисти, нанесены колотые раны на всём теле и т. п.

Уезд Луцк, воеводство луцкое. 7/8 мая 1943. На плане трое детей: двое сыновей Петра Мекала и Анели из Гвяздовских — Януш (3 года) с поломанными конечностями и Марек (2 года), заколотый штыками, а в середине лежит дочка Станислава Стефаняка и Марии из Боярчуков — Стася (5 лет) с разрезанным и открытым животиком и внутренностями наружу, а также поломанными конечностями. Преступления совершены ОУН-УПА.

Уезд Костопол, воеводство луцкое. 26 марта 1943. На переднем плане дети — Януш Белавски, 3 года, сын Адели; Роман Белавски, 5 лет, сын Чеславы, а также Ядвига Белавска, 18 лет и другие. Эти перечисленные польские жертвы — результат резни, совершённой ОУН-УПА.

Воеводство тарнополское, 1943 (?). Одно из деревьев просёлочной дороги, над которой террористы ОУН-УПА повесили транспарант с надписью в переводе на польский: «Дорога к независимой Украине». На каждом дереве палачи создавали из польских детей так называемые венки.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: